20idei_media20
    25.02.2011 00:00

    Либерализация наказаний за преступления в сфере бизнеса пока ощутимо буксует

    Инвестиционный климат России оставляет желать лучшего. А потому предприниматели, способные поднять кризисную экономику страны, становятся привилегированным сословием. Тем временем предпринятая государственной властью либерализация наказаний за преступления в сфере бизнеса пока ощутимо буксует.

    Сложности, которые возникают в этой сфере, ярко проявились в уголовном деле предпринимателя Александра Степанова, владельца холдинга "Энергомаш". Причем сегодня от его итогов зависит как инвестиционная привлекательность российского энергомашиностроения, так и общественное восприятие начавшейся правовой реформы.

    Глава крупной компании "ГТ-ТЭЦ Энерго" и холдинга "Энергомаш" Александр Степанов, как уже сообщала российская пресса, был задержан 1 февраля в центральном офисе Сбербанка, куда он прибыл на переговоры о пересмотре условий своего многомиллиардного долга. По данным органов правопорядка, кредитные средства предприниматель использовал не по назначению, что дает основания заподозрить его в мошенничестве. В газетных сообщениях обтекаемые формулировки следствия были дополнены эмоциональными комментариями журналистов, предположивших, что промышленная группа, специализирующаяся на производстве оборудования для топливно-энергетической отрасли, является обычной финансовой "пирамидой".

    Конечно, с точки зрения здравого смысла, такая формулировки выглядит странно. Представители холдинга справедливо отмечают, что машиностроительный холдинг не может быть пирамидой, так как занимается не финансовыми операциями, а производством узлов и механизмов. Что касается масштабных займов компании, то их урегулированием, по мнению руководства холдинга, в случае разногласий с кредиторами должен заниматься арбитражный суд, так как подобного рода проблемы относятся к сфере гражданско-правовых отношений. Масштаб долгового бремени "Энергомаша" тем временем впечатляет. Так, в 2004-2006 холдинг, открыв кредитную линию в Сбербанке, получил 17,5 млрд рублей для реализации амбициозного проекта строительства120 блоков газовых электростанций малой мощности, в рамках раздела Малой комплексной энергетики президентской программы развития экономики России. Построено было чуть менее половины ТЭЦ. В качестве обеспечения по кредитам были оформлены поручительства предприятий группы и переданы в залог акции. Личным гарантом возврата долга выступил владелец холдинга.

    Как утверждает руководство "Энергомаша", кредиты обслуживались исправно. Более того, во время финансового спада, когда появился риск срыва оговоренных сроков процентных выплат, холдинг предложил пересмотреть срок погашения кредитов. Понимания этот шаг у кредитора не нашел Более того, банк потребовал своевременно выплатить кредит. Начавшиеся после этого переговоры о реструктуризации долга закончились задержанием заемщика. Теперь разбирать обстоятельства финансовых взаимоотношений "Энергомаша" и его кредиторов будут милицейские и судебные эксперты. Правда, владелец холдинга имеет все шансы не дожить до суда. По данным российских СМИ, в юности предприниматель попал в серьезное ДТП, получив инвалидность. А затем, во время лечения, столкнулся с врачебной халатностью, получив вместе с донорской кровью практически неизлечимое инфекционное заболевание печени. Сегодня бизнесмен нуждается в постоянных дорогостоящих лечебных процедурах, прекращение которых грозит развитием цирроза и смертью.

    Понятно, что в такой ситуации срок пребывания в следственном изоляторе может стать для Александра Степанова пожизненным. Избежать трагического развития событий можно без особого труда. Так, принятые по инициативе главы государства поправки к Уголовно-процессуальному кодексу прямо запрещают арест обвиняемых по экономическим преступлениям. Но эта норма, как, наверное, считает следствие, на Степанова не распространяется. А именно, по словам представителей правоохранительных органов, владелец "Энергомаша" нарушал закон в предпринимательской сфере только до 2008 года. А после этого "стал предъявлять фиктивные документы и фиктивную кредиторскую задолженность, что не может быть признано предпринимательством".

    Логика подобного толкования закона, по меньшей мере, вызывает сомнение. К тому же, в деле Александра Степанова есть другой, не менее важный аспект. "Энергомаш", даже с учетом имеющегося долгового бремени, остается лидером отечественного энергетического машиностроения. Более того, от бесперебойной работы холдинга сегодня в немалой степени зависит благополучие всех энергоемких отраслей экономики. А потому, решая проблему непростых взаимоотношений отдельно взятого предприятия с его же кредиторами, не стоит ставить под удар инвестиционный климат всей страны.