25.02.2011 00:45
    Рубрика:
    Дмитрий Большаков: Первый этап программы повышения энергоэффективности мы закончим в 2012 году
    Первый этап работ по энергосбережению будет закончен в следующем году

    Энергосберегающие лампы и счетчики на воду, газ и тепло. Именно так понимают суть энергоэффективности рядовые потребители. У власти на энергоэффективность более глобальные планы.

    В долгосрочной целевой программе "Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на территории Московской области" обозначено: к 2020 году энергоемкость валового регионального продукта должна быть снижена на 40 процентов. О том, как идет исполнение программы и какая роль в ней отводится жителям региона, "РГ" рассказал заместитель председателя правительства Московской области Дмитрий Большаков.

    Российская газета: Дмитрий Александрович, почему в качестве конечной единицы расчета в программе энергосбережения был взят именно ВРП? Почему не какие-то отдельные отрасли - к примеру, бюджетный сектор?

    Дмитрий Большаков: В развитых странах в последние 20 лет на 1 процент прироста ВВП приходилось только 0,4 процента прироста энергопотребления. В результате общемировой показатель снижения энергоемкости валового внутреннего продукта за это время составил 19 процентов. В России же из-за постоянных экономических потрясений энергоемкость ВВП не только снизилась, а выросла на 18 процентов. Поэтому нет смысла заниматься энергосбережением точечно. Особенно, если речь идет об энергодефицитных территориях, к числу которых относится и Московская область.

    РГ: В том, что Подмосковье является энергодефицитным регионом, каких причин больше - объективных или субъективных?

    Большаков: С ходу сложно сказать. Рост промышленного производства, а также первое место в стране по вводу жилья - это, безусловно, объективные причины. Не может не расти энергопотребление в регионе, в котором промышленность до кризиса давала до 15 процентов прироста ежегодно, да и кризис в целом прошла с плюсом, пусть и небольшим. Климатические условия тоже вроде бы объективная причина - у нас 7 месяцев в году длится отопительный сезон. Но при этом в средней полосе много лет строили здания с низкими теплотехническими характеристиками, что вкупе с изношенными коммуникациями, сегодня дает до 50 процентов энергетических потерь только в ЖКХ. И вся система мониторинга до сих пор в основной своей части ориентирована на учет объемов производства энергоресурсов, а не на учет их потребления и потерь. Другими словами, сколько произвели воды, света и газа мы знаем, а сколько потребили реально, насколько эффективно использовали и сколько потеряли из-за изношенных сетей - нет. Причем проблемы эти характерны не только для Подмосковья. У нас по всей стране так.

    РГ: С чего началась реализация программы энергосбережения в Подмосковье?

    Большаков: С мероприятий по повышению энергоэффективности в бюджетных организациях, в том числе с разработки положений и условий заключения энергосервисных контрактов. Мы здесь достаточно хорошо продвинулись вперед, и в ближайшее время у нас будет полная нормативная база для подготовки конкурсной документации на заключение энергосервисных контрактов организациями, финансируемыми из областного и муниципальных бюджетов. Ранее заключение энергосервисных контрактов для бюджетных учреждений не применялось, но их использование позволит ускорить темпы работ по энергосбережению, и не и только в бюджетном секторе.

    РГ: Процесс идет не быстро... Программа действует с прошлого года, а вы еще даже на конкурсы по контрактам не выходили...

    Большаков: Быстро только энергосберегающие лампы вкручиваются, которые при любом раскладе больше 1 процента экономии дать не в состоянии. Работа по энергосбережению организована и ведется постоянно, но эффект она имеет отсроченный во времени. И в ходе ее выполнения мы столкнулись с различного рода проблемами. Как пример: бюджетное учреждение арендует помещение у собственника. Кто должен проводить мероприятия по снижению энергозатрат? Собственнику это не нужно или не интересно, как быть в такой ситуации? Вот стоят, скажем, на улице фонарные столбы. За то, что они освещают улицу, платит муниципалитет. Но по факту столбы ему не принадлежат. Они принадлежат, например, частному предприятию, которое давно переехало в соседнюю область. Или вовсе развалилось. И кто в таком случае должен выполнять мероприятия по энергосбережению? Согласитесь, прежде чем начинать что-то делать в хозяйстве, надо разобраться. Естественно, такие примеры не носят массового характера, но и их необходимо учитывать. У нас сегодня есть инвесторы, которые готовы проводить работы, способные дать значительную экономию энергоресурса. Но на проблемные объекты они, разумеется, не пойдут.

    Если будет установлено, что житель не может сам установить счетчик, ему окажут помощь 

    РГ: Целевые показатели программы расписаны по годам. Если вы в прошлом году только приводили в порядок хозяйство, значит, от них теперь отстаете?

    Большаков: Почему? Установка приборов учета энергоресурсов, автоматики в бюджетных учреждениях Московской области осуществлялась и до вступления в силу федерального закона N261-ФЗ. При капитальных и текущих ремонтах и раньше проводилась работа по снижению энергопотерь. Просто с принятием закона она была усилена и начала проводиться планово и повсеместно. В этом году переведем весь бюджетный сектор на 100-процентный учет по воде и газу, в следующем - по теплу. Просто приборы учета, о которых так много сейчас говорят, - это еще не вся энергоэффективность. На мой взгляд, мероприятия по энергосбережению делятся на три этапа. На первом мы проводим учет: сколько и чего потребляем реально. Это уже даст определенную экономию энергоресурсов, поскольку нормативы потребления у нас, похоже, писались, исходя из того, что можно лить воду и жечь свет с газом хоть круглосуточно. На втором этапе будем смотреть, сколько из учтенных ресурсов можно еще сэкономить с применением систем регулировки и автоматики. Тех же датчиков движения, освещения или автоматического управления тепловым узлом, чтобы свет не горел и батареи не грели в полную силу, когда в этом нет необходимости. И третий, он же самый затратный, этап - это энергосбережение, требующее капитальных вложений, изменений технологических характеристик. Утепления крыши, к примеру. Только после этого можно будет говорить о том, что мы перешли на обдуманное и реально объективное снижение потребления энергоресурсов. Но для этого нужно время - и не один год. А так первый этап энергоэффективности, по крайней мере по бюджетным учреждениям, мы закончим в 2012 году.

    РГ: А по остальным - небюджетным - потребителям?

    Большаков: Честно - не знаю. И не думаю, что кто-то, не лукавя, сможет на этот вопрос ответить конкретно. Подотчетные нам бюджетные организации мы можем заставить заниматься энергосбережением, для них и в 261-м законе подстегивающие меры прописаны. Бизнес жизнь заставит этим заняться - когда аналогичная продукция у энергоэффективных конкурентов станет дешевле, предприниматели поневоле задумаются о снижении издержек. А как быть с собственниками жилья? Стимулировать их морально, выдавая медали за энергосбережение? Нет, стимул может быть только один - экономический, он же финансовый. Если затраты на установку систем учета и автоматики не окупаются в определенный период - а этот срок каждый потребитель определяет для себя самостоятельно, - то и нет никакого финансового стимула к энергосбережению. Вот почему много времени уделяется разработке положений, примерных, естественно, энергосервисных контрактов. В этом документе важен баланс интересов: потребитель - поставщик ресурса - исполнитель, ну и, естественно, условия и схема финансирования мероприятий.

    РГ: А почему нельзя было простимулировать потребителей, скажем так, принудительно? Внесли бы расходы на приборы учета в бюджет - и все были бы счастливы: и люди со счетчиками, и власть с результатами.

    Большаков: Бюджет несет ответственность за бюджетные учреждения. И за тех жителей, кто не в состоянии установить приборы учета самостоятельно. А поголовное принуждение всегда плохо. Тем более что существуют и определенные технические проблемы при установке индивидуальных приборов учета. Например, еще не так давно при проектировании и строительстве многоквартирных жилых домов не предусматривалась установка индивидуальных узлов учета воды, газа, тепла. Попробуйте сегодня найти место для газового счетчика на обжитой 6-метровой кухне. Его в первый попавшийся шкаф не поставишь, там определенные технические условия есть. Поэтому при проведении энергосберегающих мероприятий необходимо учитывать такие нюансы в каждом конкретном случае.

    РГ: Если говорить о тех, кто не может установить приборы учета самостоятельно, - может быть, появится областной закон, гарантирующий таким людям бесплатную установку?

    Большаков: Во-первых, сразу оговорюсь, - пока это стадия обсуждения - мы планируем договориться с органами соцзащиты, чтобы работать не в распорядительном, а в заявительном порядке. Человек обратился, органы соцзащиты проверили его условия проживания и подушевой доход, и, если он действительно не может установить счетчик самостоятельно, ему будет оказана помощь. Говорим об эффективности - давайте эту эффективность везде осуществлять, в том числе и в бюджетных расходах. А то ведь у нас есть и такие официально безработные, у которых по три дома в собственности - и немаленьких. Во-вторых, организация работы по энергосбережению через заключение энергосервисных контрактов дает возможность оптимизировать финансовые затраты для всех категорий потребителей, в том числе и для частников.

    РГ: Цена областной программы - более 330 миллиардов рублей. Вы просчитывали, во сколько такая адресная помощь может обойтись бюджету? Что, если запланированных средств, с учетом того, что они уже расписаны по другим конкретным мероприятиям, не хватит?

    Большаков: Чтобы говорить о деньгах, надо сначала все учесть. А потом, любая программа - это живой документ, который подлежит корректировке.