Новости

03.03.2011 00:35
Рубрика: Общество

Живогородская защита

Активисты общественного движения "Живой город" спасли от сноса не один архитектурный объект

В декабре 2010 года губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко предложила активистке движения "Живой город" Юлии Минутиной пост заместителя комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП).

Почему за прошедшие два месяца с момента предложения губернатора в статусе Юлии ничего не изменилось, а разрешения на снос домов в центре Петербурга продолжают выдавать с завидной регулярностью? Об этом и многом другом Юлия Минутина рассказала корреспонденту "РГ".

В тайны ремесла посвящать не торопится

Российская газета: Юлия, почему до сих пор вы работаете в школе, почему не стали заместителем Веры Дементьевой, председателя КГИОПа? Возникает ощущение, что вы не приняли предложение губернатора.

Юлия Минутина: Я дала принципиальное согласие стать замом Веры Анатольевны, однако дата моей стажировки в комитете до сих пор не обозначена. Уже целый месяц я пытаюсь встретиться с председателем, но времени на разговор со мной она никак выделить не может. Думаю, что предложение Матвиенко назначить меня замом председателя КГИОПа для самой Веры Анатольевны стало неожиданностью. Во всяком случае, в тайны ремесла посвящать меня она не торопится.

РГ: Если Дементьева даст согласие на вашу стажировку, как она будет выглядеть? Вы придете в комитет, чтобы походить по кабинетам?

Минутина: Я бы хотела познакомиться с принципами работы комитета, узнать, как рассматриваются экспертизы по включению объектов в реестр памятников... Мне это необходимо для понимания - на что и на каком этапе я смогу влиять.

РГ: А зачем вам быть замом Дементьевой? Став чиновником, вы потеряете возможность отстаивать интересы защитников города, вам придется думать об инвестиционной привлекательности Петербурга.

Минутина: В значительном количестве случаев позиция комитета имеет определенный вес и позволяет добиться корректировки тех или иных проектов. Например, в части, касающейся сноса зданий. Комитет может настаивать на реконструкции дома, а не на его сносе.

РГ: Это лишь в том случае, если вы - самый главный человек в комитете. Не получится ли так, что вы хотите одного, а Дементьева - другого?

Минутина: Вера Анатольевна часто принимает решения, опираясь на мнения коллег. Однако, как известно, одну и ту же информацию можно преподнести по-разному. Если я попаду в ситуацию, когда мое мнение будет неинтересно, я всегда смогу уйти из комитета, чтобы продолжить деятельность в "Живом городе".

РГ: Но вы же понимаете, что как чиновник вы будете вынуждены учитывать интересы и горожан, и инвесторов? Как будете совмещать?

Минутина: Это действительно сложно, но уже сейчас в "Живой город" обращаются потенциальные инвесторы и застройщики. Они приходят с вопросами: "Можно ли реализовать проект? Если нет, то какая корректировка необходима?" Так было с домом Юргенса на улице Жуковского, 19. Вначале здание собирались сносить, но после переговоров инвестора с градозащитниками дом удалось спасти.

Индивидуальный подход

РГ: Выходит, у вас есть собственный рецепт решения проблемы - как объединить интересы инвестора, но при этом не навредить архитектурному облику Северной столицы?

Минутина: Мой рецепт прост - не обобщать, а подходить к решению индивидуально. Инвестор должен понимать: если он реализует проект в центре Петербурга, то он будет корректироваться. То же самое должны понимать и чиновники: если речь идет о центральных районах города, они должны не просто принимать или не принимать проект, а работать индивидуально с каждым зданием. Это требует больших временных и физических затрат, но может дать результат, который устроит и бизнес, и чиновников, и жителей города.

РГ: На посту зама Дементьевой вы смогли бы отстоять город?

Минутина: Я бы стала бороться за сохранение Петербурга в списке исторических поселений. Тогда бы вопросы охраны наследия ставились на федеральном уровне. Это бы защитило город от чрезмерных амбиций инвесторов.

РГ: Если не вывести Петербург из списка исторических поселений, без ведома Москвы даже больницу на окраине города Северная столица построить не сможет.

Минутина: Министерство культуры не заинтересовано в том, чтобы получать документацию по любому проекту, реализуемому в городе. Росохранкультуре нужна не вся строительная документация для принятия решения, а только основные градостроительные документы. Самым правильным было бы внесение поправки в федеральный закон, которая бы уточнила, что под историческим поселением подразумевается лишь центр Петербурга. Кроме того, Росохранкультура может передать свои полномочия местным органам контроля за использованием памятников, то есть тому же КГИОПу. Это был бы идеальный вариант для всех, потому что из Москвы тяжело разобраться с тем, что происходит в Петербурге: надо сносить Литературный дом или нет, можно строить "Охта центр" на правом берегу Невы или перенести проект в другое место?

Город Достоевского и Цоя

РГ: Почему КГИОП дал согласие на снос Литературного дома?

Минутина: Комитет высказывался против сноса. Однако Служба государственного строительного надзора и экспертизы Петербурга (Стройнадзор) пренебрегла заключением КГИОПа, в результате чего Литературный дом был разрушен.

РГ: Если от Литературного дома остались одни руины, чего добивается "Живой город" в отношении объекта?

Минутина: Живогородцы подали иск в суд против Стройнадзора, оспаривающий законность разрешения на снос здания. Нам важно, чтобы данное решение не стало прецедентом и снос домов в центре города не был продолжен. В первую очередь мы адресуем наши претензии чиновникам, которые позволяют инвесторам рушить город. Кроме того, мы хотим добиться пересмотра проекта таким образом, чтобы из-за строительства нового дома не рухнули соседние постройки.

РГ: Иными словами, вы предлагаете возвести новое здание на старом фундаменте?

Минутина: Именно. Только предварительно укрепив его. Правда, тогда инвесторам придется отказаться от строительства подземного паркинга и надстройки дома. Потому что в противном случае дом Союза журналистов, находящийся в непосредственной близости от объекта, может рухнуть. Он уже пошел трещинами.

РГ: Недавно Литературный дом был заминирован. Прошли слухи, что к этому причастны активисты движения "Живой город"...

Минутина: Я считаю это провокацией, направленной против "Живого города", против защитников Литературного дома. Кому-то понадобилось сделать из живогородцев экстремистов. Понятно, что ни один человек, борющийся за наследие, не будет минировать историческое здание.

РГ: Вы преподаете в школе не только русский язык и литературу, но еще и историю Санкт-Петербурга. Чему учите детей на этих уроках?

Минутина: Мне бы хотелось научить школьников обращать внимание на детали. В чем разница между коренным петербуржцем и приезжим? Петербуржец не просто отличит Петропавловский собор от Спаса на Крови, но и расскажет о каждом из памятников нечто, делающее объект родным именно для него... Поэтому мои дети знают, что угол Стремянного и Дмитровского переулков знаменит не только Достоевским, который здесь жил, но и Гребенщиковым с Цоем, которые в конце 80-х годов прошлого века тусовались на пересечении этих улиц. А теперь там стоит указатель, отмеряющий расстояние до всех культовых мест неформального Петербурга. Для школьников это актуальная информация, за счет которой им легче любить и знать свой город. Благодаря ей дети понимают: Северная столица поддерживает их интересы, живет с ними одной жизнью. Если хотя бы половина петербуржцев будет смотреть на Петербург подобным образом, то часть проблем, связанных с городом на Неве, будет решена.

С активистами движения "Живой город" можно связаться по телефону 8-962-700-22-16 либо по электронной почте: info@save-spb.ru

Общество Соцсфера Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург