Новости

10.03.2011 00:05
Рубрика: Культура

Суперстар

Петр Зайченко сыграл старика ценой собственного здоровья

Так ли это? Он снялся более чем в сорока фильмах и не только в России, но и в Польше, Бельгии, Франции и Испании. Неповторимый таксист из фильма Павла Лунгина "Такси-блюз", казак Метелица в "Тарасе Бульбе", боцман в "Пассажирке". А недавно на фестивале "Дух огня" Петр Зайченко был награжден актерским призом имени Александра Абдулова за лучшую мужскую роль в картине "Сибирь. Монамур" молодого режиссера Славы Росса.

Картине, которая получила на том же фестивале Гран-при "Золотую тайгу", еще суждено прогреметь у нас, но сначала она попробует заявить о себе за рубежом. В марте поедет в Рим (Римский независимый кинофестиваль начнется 18 марта), а в апреле - в Висбаден (фестиваль Go East откроется 6 апреля). После, в конце апреля, выйдет в прокат вначале во Франции, поскольку ей заинтересовался Люк Бессон и подключился на этапе завершения производства. И только потом она появится в кинотеатрах России. И скорее всего - на телеэкранах.

Петр Зайченко играет в фильме главную роль - старика, живущего в сибирской тайге вместе с внуком. Роль экстремальна и потребовала от актера, у которого в реальной жизни уже два внука, большой отдачи. Обозреватель "РГ" поговорила с Петром Зайченко об этой и других его работах.

Не дед, а идея

Российская газета: Петр Петрович, съемки картины "Сибирь. Монамур" тянулись два года, что по нынешним временам много. И вы говорили, что ради работы у Славы отказались от многих интересных предложений. Настолько ему поверили?

Зайченко: Конечно, поверил. Потому что… Даже просто посмотрите на меня - вот этот вид, это уже означает, что приговорен. Где, какому режиссеру понадобится такая бородища? И работа действительно заняла у меня больше двух лет.

РГ: И вы за это время не пожалели ни разу, что отказались от других картин?

Зайченко: Нет, не пожалел. Потому что выбрать фильм, где будешь работать, это в хорошем смысле, как полюбить и жениться.

Молодой умный режиссер Слава Росс говорит, что у меня этот дед сначала по сюжету - просто человек, хотя и очень суровый. Но потом, когда все отдает за спасение внука, он уже - идея, потому  что обычный человек этого не может выдержать, тем более старый. Как бы уже все случается: и собаки рвут, и отстреливался, и в болоте тонул, и горную речку переплывал. Кстати, страшный мост на афише фильма "Сибирь. Монамур" - он настоящий. Мы пришли и сняли, как я по нему шел, хотя было очень опасно. Я когда потом смотрел кино, думал: зря я так слишком уж рискую. Там на самом деле провалиться можно было. И вот доказательство: у нас была пролонгация съемок, потому что в 2008 году грянул кризис, и они прекратились. В 2009 году мы приезжаем заканчивать фильм, а мост развалился. По-настоящему - просто рухнул.

РГ: Предложения после этого фильма посыпались?

Зайченко: Сейчас у меня есть странное предложение, потому что мне дорого досталась "Сибирь. Монамур". Мне ведь после нее операцию сделали. Потому что плавание в Сибири зимой в тайге просто так не далось. Я сильно простыл, на силе воле держался. А когда мы все сняли, домой приехал, и - все. Операция! В следующем фильме у режиссера Олега Погодина я снялся с палочкой. Мы там, правда, схитрили, придумали необыкновенную палку. А сейчас мне знакомый художник сказал: "Петрович, ты не волнуйся, один режиссер тебя заочно уже утвердил на лето сыграть безногого" (смеется). Я говорю, мол, как, совсем безногого? Потому что одноногого я уже играл, в сериале, который часто крутится для народа.

Братья по роли

РГ: Это любимые зрителями "Дальнобойщики". Я так поняла, что с момента окончания съемок фильма "Сибирь. Монамур" вы еще снимались у Олега Погодина?

Зайченко: В ноябре закончил сниматься - полнометражный фильм называется "Дом". Съемки проходили в Симферополе. Мы с Богданом Ступкой играем в картине братьев, которые так любят друг друга, что дерутся насмерть. В "детках" у нас ходят - Сергей Гармаш, Владимир Епифанцев, Катя Редникова.

РГ: И когда увидим фильм?

Зайченко: Не знаю. Когда Олег Погодин, к слову, тоже довольно молодой режиссер, меня поздравлял с Новым годом, то сказал, что он уже половину смонтировал. Я думаю, где-нибудь к концу этого года фильм выйдет.

РГ: Как проходили съемки?

Зайченко: Наверное, дольше, чем планировалось изначально. Во-первых, погода нам не подыграла. Во-вторых, ужасно "дефицитные" тот же Гармаш, Епифанцев. С Сережей Гармашом мы давние друзья. И я, когда ехал на съемки, знал, что Гармаш там. А с Богданом Ступкой мы были знакомы только по "Тарасу Бульбе". Если вы помните мою роль…

РГ: Я очень хорошо помню вашу роль - Метелицы. Говорят, вы для нее усы три месяца отращивали.

Зайченко: Так вот я в то время уже снимался на Канарах у Говорухина в "Пассажирке". И меня на один день вызвали с Канар в Запорожье. Я летел, летел… Прилетел - чуть не помер. В три утра. А к восьми - на площадку. Массовка стоит. И входит режиссер - Владимир Бортко. Уже с утра озабоченный. Он вообще очень темпераментный, а тогда был почти злой: такой громадный фильм, и, как всегда, не все ладится. Дело ведь не только в творчестве, но и в производстве. Например, такие вещи - оказалось, что волов нельзя просто так выпустить. Волов этих вообще не было. Их нашли где-то в Молдавии, а через границу переправлять животных хуже, чем людей. Им надо столько медкомиссий проходить… И Бортко, которому приходилось решать все эти проблемы, увидел меня сразу на площадке, когда я уже был одет, загримирован. Подходит и говорит: "Текст знаешь?". Я думаю, как же его немножко "разжать". Думал, что он развеселится, а он обиделся. Я ему говорю: "Владимир Владимирович, вы понимаете, у меня там, на Канарах, сценария не было, я текст по повести выучил. Поэтому, как говорить, по Гоголю или по сценарию?". Он мне: "Мне говорили, что ты казак такой - подковыристый". (На самом деле у Гоголя Метелица - персонаж бессловесный. А в фильме для этой роли объединили все реплики казаков, которые есть в повести. - Прим. С.А.)

РГ: Как работалось с Богданом Ступкой?

Зайченко: На съемках "Тараса Бульбы" мы с ним не общались. А про фильм "Дом" я потом друзьям сказал: ехал дружить с Гармашом, а подружился со Ступкой. Потому что у Ступки - суперроль, он безвылазно сидел в Симферополе. А Гармаш прилетел, в руках два телефона, туда-сюда, "Петр, извини, звонят из Москвы!". На площадке мы с Гармашом почти не соприкасались. Он отработает, его опять в самолет, и к Галине Борисовне (Волчек. - Прим. С.А.) в "Современник". У него там репетиции, спектакли.

А со Ступкой мы организовывали "семинары". Мы сядем вечером, он мне про свою литературу, я ему - про свою. Он удивляется. Он очень любит петь. У него и отец был певец, с оперным голосом, но пел в хоре. Но Бог Ступку слухом немного обделил. А я считаю, что сам прилично пою. Потому что, например, в Испании есть такой режиссер Энрике Гэбриел, который уже дважды меня снял. Первая картина называется "Крапачук". У меня за нее в Испании приз за лучшую мужскую роль. А вот относительно недавно вышел фильм "Видас пикеньяс", в переводе на русский язык - "Маленькие судьбы". И в обеих ролях я пою. А в "Тарасе Бульбе" надо было петь Володе Епифанцеву. Только одну казачью песню. (Поет) "Не для меня цветет весна. Не для меня Дон разольется. И сердце девичье забьется в восторге чувств не для меня…"

В общем, очень хорошо мы со Ступкой дружили. Я от него очень много узнал. Мы обменялись книгами. У меня есть книга, которая называется "Жизнь важнее искусства". И это не только воспоминания о съемках, но еще и мои рассказы. А у Ступки книга, написанная о нем киевским искусствоведом. Очень интересная и серьезная. В конце съемок мы подошли к Олегу Погодину и подарили каждый по книге.

Молодых дисциплинируют финансы

РГ: Олег Погодин, Слава Росс, все молодые режиссеры. Как с ними работается?

Зайченко: Молодые режиссеры… Когда я совсем старый стал, то мне повезло. Первым был Игорь Волошин. У него есть короткометражка - "Охота на зайцев", которая имеет много зарубежных призов. История про деда и внука. Я с ним поработал и понял: сегодняшние молодые точно знают, что они делают. Они зря за дело не берутся. Может быть еще и потому, что их дисциплинирует финансовая проблема.

РГ: Но вы же не у каждого молодого режиссера согласитесь сниматься?

Зайченко: Я могу рискнуть. Если чувствую, что интересный сценарий, если я ему нужен. Могу вам рассказать, как отказался. В Питере недавно ко мне подошли и дали сценарий. Я взял. Что мне после съемок в гостинице делать? Закончится смена, полежу, почитаю. Называется прекрасно - "Пельмени". Я думаю, так хорошо, так по-русски. Начинаю читать, тоже все ладно. А потом - такой "триллер". Я отказался. Мне сказали, мол, что вы, есть же "Молчание ягнят". Я говорю, неправда, там все аргументировано.

После Волошина я попал к другому молодому режиссеру. Алексей Федорченко для меня молодой. И я сыграл у него машиниста в "Железной дороге". С Володей Машковым мы давние приятели, еще со времени "Русского бунта". Могу ему сказать, Володя, я машиниста раньше сыграл, чем ты в "Крае"!

РГ: Вам понравилось, как Машков сыграл в "Крае"?

Зайченко: Он-то мне понравился. Но сам "Край" немножко похож на американское кино, где из героя обязательно делают супермена.

Мне повезло с молодыми. Я снялся у Ани Фенченко в короткометражке "Сватовство". И на Всероссийском фестивале "Улыбнись, Россия!" получил за эту работу приз за лучшую мужскую роль.

Так что молодых дисциплинирует финансовое творчество. Потому что когда-то, например, в советское время, мой первый режиссер - изумительный Абдрашитов пригласил меня сниматься в "Параде планет". Хотя открыл меня Василий Шукшин. Но умер, и снять не успел. И через девять лет меня нашел Абдрашитов. И тогда уже пошла моя карьера. Начал я поздно, в 40 лет…

Так вот с режиссерами старшего поколения - они все-таки получали деньги и начинали тратить. Теперь же этим молодым, кроме того, что они почти все сами: и сценарий напишут, и режиссируют, они же еще должны деньги найти, а потом только уже искать актеров и все прочее. Не скажешь же актеру: "Давай вместе деньги искать!".

Любовь к творцу и ненависть к жлобу?

РГ: Мой самый любимый фильм Павла Лунгина - "Такси-блюз", где вы с Петром Мамоновым сыграли главные роли…

Зайченко: Ваши коллеги в свое время его назвали - "фильм дилетанта". Потому что Паша Лунгин был сценарист. На "Ленфильме" валялся этот сценарий. И никто не думал ему в советское время разрешать его ставить. А потом приехал из Франции Марин Кармиц - большой продюсер, который очень любит авторское кино (Марин Кармиц - продюсер Годара и братьев Тавиани, Куросавы и Хандке, Фасбиндера и Мидзогути и других. - Прим. С.А.). Он нашел сценарий, он ему понравился. Но он поставил условие - никаких посторонних режиссеров, а только чтобы автор сценария ставил сам. Петя Мамонов относился к этому, как к побочной рекламе "Звуков Му"

РГ: А вы?

Зайченко: А я никогда не играл таких суперролей. Тем более что потом, после нее пошли фильмы, где пришлось даже на французском играть. А у нас в Саратовском театральном училище была очень хорошая преподаватель французского. И мастер - Надежда Дмитриевна Шляпникова. Они были довольно молоды. И приходит француженка к мастеру и говорит. "Надежда, из твоего старого Зайченко (старого - потому что я учился после армии), может, толк и будет. Ты в него веришь. Но к французскому он относится безобразно. Упражнения у девчонок списывает, а грассирует так, что потолок трясется. А та ей совершенно спокойно отвечает: "Ты лучше с Янковского не слезай, он когда-нибудь Каренина должен сыграть. А Зайченко у меня для того, чтобы играть бандитов, секретарей горкомов и военных. Ему никогда французский не понадобится". А потом после успеха "Такси-блюз"… мне пришлось играть и на испанском, и на французском. Уж не говоря о том, что общаться без языка очень трудно.

В свое время во французском журнале Лунгин дал интервью, где сказал, что у него было две проблемы. Первая - найти творческого гениального человека, и он уже знал, что это будет Мамонов. "Но мне понадобился настоящий мужик, - продолжил он. - Я думал его в Сибири искать, но на самом деле нашел ближе - в Волгограде". Тут он чуть-чуть приукрасил, потому что отлично знал фильм "Парад планет". С Миндадзе дружил, с Абдрашитовым. Потом он еще одну фразу сказал: "Конечно, я начинал с ненавистью к жлобу, и с большой любовью к творцу. Но прошло где-то полторы недели съемок, и я почувствовал, что я очень люблю этого Ивана Шлыкова".

Именно после "Такси-блюз", после успеха этой картины в Каннах, у меня начались съемки за рубежом. Кроме Испании и Бельгии снимался в Польше, у режиссера Владислава Пасиковского. В его фильме "Псы-2. Последняя кровь" все польские звезды и лишь трое наших актеров, и мы играем именно русских: Валерий Приемыхов, Сергей Шакуров, и я.

 
Десять фильмов Петра Зайченко

1. "Парад планет"

2. "Плюмбум, или Опасная игра"

3. "Такси-блюз"

4. "Затерянный в Сибири"

5. "Завещание Сталина"

6. "Мусульманин"

7. "Дальнобойщики"

8. "Крапачук"

9. "Русский бунт"

10. "Цирк сгорел, и клоуны разбежались"

Культура Кино и ТВ Кино и ТВ с Сусанной Альпериной
Добавьте RG.RU 
в избранные источники