Новости

30.03.2011 00:50
Рубрика: Власть
Проект: Армия

Форменное безобразие

Жалобы на новую полевую одежду изучат военные прокуроры и специальная комиссия Минобороны
Фото: Константин Завражин
Смотреть фоторепортаж Константина Завражина

Руководство минобороны наконец-то услышало многочисленные жалобы военнослужащих на новую форму одежды.

Точнее говоря, обратить на них внимание генералов заставили гневные обращения в военное ведомство родителей солдат и тревожные письма из общественных организаций.

Волну критики принял на себя заместитель министра обороны Дмитрий Булгаков - куратор нового вещевого проекта в Вооруженных силах. Публично оправдываться за форменные безобразия генерал не счел нужным. Тем не менее он сообщил председателю ассоциации офицеров запаса "Мегапир" Александру Каньшину, что в связи с претензиями к экспериментальной зимней одежде в минобороны была сформирована комиссия, которая провела проверку по данному вопросу. Далее замминистра написал: "С целью выявления возможных недостатков в конструкции и применяемых материалах костюма зимнего полевого в настоящее время проводится анкетирование военнослужащих", которые эксплуатировали эту форму в различных климатических условиях".

Ответ из минобороны Каньшин получил в марте. К этому времени военно-форменный скандал, вызванный массовым заболеванием призывников и смертью от простудных заболеваний нескольких солдат, пошел на убыль. Впрочем, связывать трагедии с изысками армейских модельеров генералы категорически не хотят. По информации Булгакова, результаты проверок в "больных" гарнизонах не дают оснований считать солдатские хвори прямым следствием форменных упущений. Такой же точки зрения придерживается и начальник Главного военно-медицинского управления минобороны Александр Белевитин.

Внимание на проблемы с зимней "полевкой" в минобороны обратили только после вмешательства общественности

А вот у руководителя Главной военной прокуратуры Сергея Фридинского иной взгляд на вещи. В одном из недавних интервью он так отозвался об армейском гардеробе от Валентина Юдашкина:

- Поверьте, нам абсолютно все равно, кто эту форму разрабатывал и моделировал. Но в том, что люди в ней мерзнут, у меня сомнений нет. Сейчас мы проводим проверку, в ближайшее время получим результаты экспертизы и тогда сделаем свои выводы.

Насколько они совпадут с выводами министерской комиссии, пока судить рано. Тем более что военные прокуроры изучают не только зимнюю форму, но и проверяют, хватало ли в гарнизонах лекарств, соблюдались ли там санитарно-эпидемиологические требования, заботились ли о подчиненных отцы-командиры. Последнее обстоятельство интересует ГВП особенно. Наплевательское отношение к солдатам, к сожалению, не редкость в офицерской среде. Не случайно, когда у начальника Генштаба Николая Макарова спросили, что стало причиной заболевания военнослужащих в Юрге, генерал откровенно признал: разгильдяйство командиров. Позже подтвердилось, что офицеры несколько часов без особой нужды держали солдат на жутком холоде. "Ледяной караул" в итоге обернулся крупными неприятностями для всего гарнизона.

С подобными случаями знаком и Главный военный прокурор. Сергей Фридинский рассказывал, как руководитель учебного центра, отвечающий за прием молодого пополнения в Оренбургской области, додумался отправить призывников в 3-километровое путешествие пешком по почти 30-градусному морозу. Несколько ребят потом заболели от переохлаждения, а рядовой Васильев спустя три дня скончался от тяжелой формы пневмонии. "Бездушного начальника, естественно, отдаем под суд", - подытожил руководитель ГВП.

В письме генерала Булгакова в "Мегапир" обращает на себя внимание такая деталь - замминистра именует новую форму экспериментальной. Однако известно, что ее год назад утвердил президент страны. Более того, как утверждают военные, перед принятием вещевого комплекта "полевку" долго испытывали в войсках. Нареканий по термостойкости зимнего костюма у солдат и офицеров вроде бы не было. Правда, когда "Российская газета" озвучила мнение военных тыловиков, в редакцию хлынули письма с совершенно иными комментариями. Офицеры из дальних и весьма холодных гарнизонов писали, что новая форма абсолютно не приспособлена к сибирским морозам. На 30-градусном морозе она за полчаса "встает колом".

У автора этих строк не было возможности испытать "полевку" в столь экстремальных условиях, но одна ее особенность запомнилась. Когда несколько лет назад военные презентовали новую форму, в качестве утеплителя там использовался холлофайбер. Об этом нетканом материале военные говорили чуть ли не взахлеб - легкий, очень теплый, практичный. Именно с такой подстежкой зимний костюм отправили на войсковые испытания. По результатам его носки и была выдана рекомендация - массово производить такую одежду.

Так вот, примеривая уже прописавшуюся в Вооруженных силах форму, с удивлением обнаружил, что подкладка на зимней куртке сделана из совершенно другого материала. Внешне все выглядело очень пристойно - плотный синтетический валик вместо неудобного, хотя и теплого цигейкового воротника. Прорезиненные манжеты на рукавах, плотно облегающие основание кисти и оберегающие руки от холода и ветра. Застежка-молния и минимум пуговиц, скрепляющих утеплитель с камуфляжем. Только вся это красота, как выяснилось на проверку, не выдержала испытание холодами. Как и новые ботинки-берцы, про что офицеры тоже написали в газету.

Будем надеяться, что военные прокуроры зададутся вопросом: почему в последний момент один, уже испытанный, утеплитель был заменен другим. Официальных комментариев минобороны на сей счет не было. С высокой долей вероятности можно предположить, что в последний момент армейские тыловики отдали предпочтение менее качественному, но более дешевому материалу.