29.03.2011 23:09
    Рубрика:

    Николай Фоменко: Мне хочется, чтобы в нашей стране был бренд, который был бы не хуже "Феррари", "Мерседес" и "Макларен"

    Первая в истории "Формулы-1" российская команда удачно начала сезон

    Старт чемпионата мира в "королевском" классе автогонок дал российским любителям "Формулы-1" сразу два повода для радости.

    На Гран-при Австралии наш гонщик Виталий Петров из "Лотус-Рено" впервые поднялся на подиум. Второй успех остался чуть в тени. Впервые под российским флагом выступает целая команда - "Маруся Верджин". В стартовой гонке ее пилоты выполнили главную для себя задачу - добрались до финиша. 14-е и 15-е места только с виду кажутся скромным результатом. Чего ждать от выступления "Маруси Верджин", в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал инженерный директор команды Николай Фоменко.

    Российская газета: Николай, какие задачи стоят перед командой на старте сезона?

    Николай Фоменко: Мы сконцентрированы на том, чтобы машины доехали до конца. Это первая и главная наша задача - чтобы гидравлика, коробка передач, двигатель выдержали все нагрузки. Окончание гонки двумя машинами я считаю успехом. Конечно, у нас непочатый край работы. В любом случае это только второй сезон команды и первый - для "Маруси Моторс". Мы пришли в команду, стали ее совладельцами в тот момент, когда машина уже была спроектирована и на 80 процентов изготовлена. Основной прицел по строительству автомобиля - это 2012 год. В 2012 году вы сможете посмотреть мне в глаза и сказать: ну что же ты построил, Николай? А вот сейчас мы делаем все, чтобы улучшить то, что у нас есть. Надеюсь, что результаты нашей работы будут видны на Гран-при Турции.

    РГ: Отмена Гран-при Бахрейна сыграла вам на руку?

    Фоменко: Конечно. Мы очень рады этим дополнительным пяти дням, которые у нас появились. В Барселоне проверили некоторые аэродинамические обновления, посмотрели результаты новых тестов, и это для нас было очень важным. Если бы был Гран-при Бахрейна, мы бы ничего этого не узнали. И к Турции, может быть, ушли бы не в том направлении. А сейчас, я надеюсь, что у нас все движется куда нужно. "Формула-1" - это такой чемпионат, о котором даже в "Российской газете" инженерному директору не очень уместно произносить слова, что мы делали и как. Принцип следующий: "что мы делали не скажем, а что сделали - покажем".

    РГ: Людям, которые смотрят просто гонки "Формулы-1", не вдаваясь в технические детали, интересно знать прежде всего, насколько реально в этом сезоне от машин "Маруси Верджин" хотя бы попадание в очки?

    Фоменко: В прошлом году у команды было 17 сходов. Мы уже проехали дистанцию в два раза большую, чем за весь прошлый сезон. Это первый важный шаг. Самое главное - я сделаю все, чтобы наша команда больше не выступала в странном чемпионате, в котором участвуют команды HRT, "Лотус" и "Верджин". Мы пришли в "Формулу-1" и хотим гоняться в "Формуле-1". Если мы занимаем 18-е место, то пожалуйста, занимаем 18-е место в "Формуле-1", а не в чемпионате молодых команд. Наш прицел - это победа. Можно говорить о том, что надо быть реалистами. Конечно, мы понимаем, где мы, кто мы, на каком мы месте, что у нас есть и чего нет. Но мы заточены на то, чтобы выиграть чемпионат мира в "Формуле-1". Мы будем обновляться, улучшаться, убыстряться, как и все наши противники, и, может быть, нам повезет. Удача ведь тоже играет важную роль.

    РГ: Впервые в истории команда "Формулы-1" выступает под российским флагом. Это накладывает дополнительную ответственность?

    Фоменко: Я привык всегда делать дело, стараться делать его максимально хорошо, с максимальной отдачей. Мне хочется, чтобы в нашей стране был бренд, который был бы ничем не хуже чем "Феррари", "Мерседес" и "Макларен". Мы будем к этому идти. Надо доказывать свою принадлежность и гордиться своей страной. А гордиться своей страной, мне кажется, нужно делом, а не просто размахивать флагом или кричать об этом.

    РГ: Команда российская, а почему тогда в списке спонсоров нет ни одной нашей компании?

    Фоменко: Пока никто на нас не обратил внимания. Но я и не хочу, чтобы это выглядело так, что мы первая русская команда в "Формуле-1" и давайте нам деньги. Это же тоже вопрос культуры. Невозможно все время приходить и говорить: "Дайте". Мы сначала покажем, что собой представляем.

    РГ: Помимо вас в числе топ-менеджеров "Маруси Верджин" больше русских нет. Инженеры, механики, пилоты - тоже иностранцы. Какова же тогда степень русского влияния на команду?

    Фоменко: Она велика. Я же один стою пятерых (смеется).

    РГ: Это несомненно, и все-таки.

    Фоменко: Смех-смехом, но все должно быть постепенно. Нельзя ворваться с шашками наголо и начать перестраивать. Мы же всегда так - "до основания , а затем..." Нет. Наши инженеры "Маруси Моторс" постепенно начинают принимать участие в процессе. Шаг за шагом двигаемся к тому, что появятся постепенно и механики. С инжинирингом не скажу, что это будет быстро, потому что это очень сложный процесс. Вся "Формула-1" построена на инженерах, но мы начнем с механиков. Соответственно менеджмент, административный штат постепенно будет появляться. У нас есть ресурсы для этого. Что касается гонщиков, то сейчас Ваня Лукашевич - это единственный гонщик, которого мы поддерживаем, и я надеюсь, что в конечном итоге доведем его до "Формулы-1". Может быть, не к 2012, но к 2013 году уж точно. А на сегодняшний момент у нас два профессиональных гонщика, способных выступать в "Формуле-1". Это Виталий Петров и Михаил Алешин. Петров уже в ней находится. Алешин - гонщик, который был бы способен, но я не могу сегодня дать ему машину, которая могла бы ехать быстро.

    РГ: Вы называетесь инженерным директором. А что же этот самый инженерный директор конкретно делает в команде?

    Фоменко: Примерно это выглядит так. Представьте себе конструкцию автомобиля "Формулы-1". Это целый конгломерат позиций. Это и аэродинамика, и шины, и "пауэр трейн", то есть двигатель и коробка передач - лошадиные силы так называемые. Соответственно представьте, что у генерального конструктора, у главного дизайнера есть техническое решение. Это решение может быть сделано так, так и так. Три варианта. На мне ответственность по выбору этого решения. Также я слежу во время гонки за коммуникацией нашего головного офиса. У нас такая коллегиальная работа, в которую каждый привносит какие-то свои решения. Я освежаю английскую кровь. По стратегии, по плану на день, по тому, что мы делаем, над чем работаем. Это все находится в общем и целом в моем ведении. А если говорить о том, насколько точно принимаются решения, то поверьте, опыта у меня вполне достаточно.