Новости

01.04.2011 00:35
Рубрика: В мире

С годами Горбачев все больше становится философом

Считает исполнительный директор Российско-Британской торговой палаты Стивен Диэл

Когда 15 лет назад я впервые вступила на землю Альбиона, первый услышанный мною вопрос был именно о нем.

Расспросами о Михаиле Горбачеве буквально засыпал меня водитель такси по пути из аэропорта Хитроу, едва узнав, что я русская: "Как он там поживает? Почему вы его не оставили президентом? Вот бы нам такого лидера в Британию!" 40 минут нашей беседы о Михаиле Сергеевиче умилили его так, что политизированный таксист отказался взять плату за проезд и, хуже того, пригласил меня на ужин.

Все последующие годы убедили меня, что в Британии для Горбачева климат, пожалуй, даже потеплее, чем на Родине. Почему британцы так явно симпатизируют ему? Этот вопрос я задала своему давнему другу, исполнительному директору Российско-Британской торговой палаты, а в прошлом политобозревателю Би-би-си по России СТИВЕНУ ДИЭЛУ.

Стивен Диэл: На самом деле все объясняется очень просто и даже не требует глубоких знаний политики или особо серьезного анализа. Для нас, британцев, как и для многих на Западе, Горбачев стал первым советским лидером, предпринявшим попытку показать, что русские - это обыкновенные нормальные люди, и что они вовсе не стремятся подмять Британию и весь остальной мир под коммунистическую диктатуру. Горбачев был молодым и динамичным, в отличие от своих предшественников, у него была привлекательная жена. Он казался искренним в своем стремлении не только улучшить жизнь людей собственной страны, но плюс к тому улучшить отношения этой страны со всем остальным миром.

Российская газета: Михаила Горбачева часто сравнивают с Маргарет Тэтчер, подчеркивая их сходство в том, что оба удостоились признательности не столько у себя на Родине, сколько за рубежом. Корректно ли это сравнение?

Диэл: Не совсем. Хотя и не удивительно, что их сравнивают, ведь оба были у власти в одно и то же время и очевидно являли собой сильных лидеров своих политических систем. Да, Тэтчер подвергалась резкой критике в Британии, особенно в последний период пребывания у власти - в основном за то, что перестала прислушиваться к голосу здравого смысла и к тому же окружила себя подпевалами. Но полагаю, многие сегодня в Британии, оглядываясь на ее наследие, начинают осознавать, что сделанное ею было в самом деле необходимо для модернизации страны. Я не думаю, что в России столь же много тех, кто приходит сегодня к пониманию того, что сделал Горбачев. Я бы лично мечтал, чтобы было побольше таких людей. Но я склонен считать, что лишь через два поколения в России придут к рациональному, трезвому осмыслению достижений Горбачева.

РГ: Колоссальный масштаб юбилейного мероприятия в лондонском Альберт-холле вызвал немало скепсиса и даже раздражения у многих россиян, которые с непониманием отнеслись к столь очевидно экспортному варианту чествования Горбачева. Впрочем, скепсис был и в британской прессе. "Дейли телеграф" не скрыла своего удивления, что Горбачев "будучи одной из ключевых фигур, сорвавших железный занавес, собирается праздновать свой 80-летний юбилей среди шелковистых занавесок Альберт-холла, на гала-концерте, собравшем весьма странную комбинацию из Арнольда Шварценеггера, Джона Мейджора, Шимона Переса, Шэрон Стоун и Мел Си из "Спайс Герлз".

Это и в самом деле беспрецедентное мероприятие такого рода. Трудно представить, чтобы Тэтчер публично отмечала свой юбилей где-нибудь в нью-йоркском Карнеги-холле или Гавел - в московском концертном зале "Россия". Логично и оправданно ли с твоей точки зрения, что Горбачев выбрал для своего политического "Оскара" Лондон?

Диэл: К сожалению, это логично. Именно в силу выше упомянутых причин. Но есть и другая причина. Россияне пока еще не до конца приняли концепцию благотворительных пожертвований. Возможно, это одно из наследий СССР, где не было такой культуры. Очень многое из того, что Горбачев устраивал на Западе - и особенно в Британии, - имело целью собрать деньги для благотворительных фондов, в том числе российских. А это покуда делать легче именно на Западе. Но если уж он выбрал отмечать свой юбилей за пределами России (думаю, с сожалением, не в последнюю очередь и из-за негативного отношения к себе на Родине), то что могло быть лучше, чем Лондонград?! Много передовых прогрессивных россиян и, да, много богатых россиян выбрали эту страну на жительство или, по крайней мере, они проводят здесь значительную часть своего времени. Поэтому решение Горбачева насчет Лондона было вполне рациональным.

РГ: Стивен, ты ведь встречался с Горбачевым. Что неожиданного открыл ты для себя в этом человеке?

Диэл: В период между 1992-м и 1997-м я три раза брал у Горбачева интервью. Первая встреча больше напоминала не интервью, а лекцию Горбачева. Но в каждом последующем случае это начинало все больше и больше походить на беседу. Он все внимательнее слушал собеседника. И, может быть, это изначальное нежелание слушать и было одной из проблем, особенно в политически исключительно важный период 1989-1991-го. И тем не менее каждый раз я возвращался от Горбачева с убеждением, что он был (и остается сегодня) искренним человеком. Он искренне хотел улучшить участь советских людей.

Я помню, как однажды спросил Горбачева, не думает ли он, что это была ошибка, когда в 87-м Политбюро отстранило Бориса Ельцина с поста главы московского комитета партии, но позволило ему остаться в столице на должности заместителя министра строительства. Как я заметил Горбачеву, если бы тогда он отправил Ельцина назад в Свердловск, то вряд ли кто-либо в мире когда-нибудь услышал о нем. Но Горбачев не захотел признать, что ему следовало бы отправить Ельцина паковать вещи!

И еще я замечаю, что с годами Горбачев становится все больше и больше философом...

В мире Европа Великобритания Персона: Михаил Горбачев
Добавьте RG.RU 
в избранные источники