Новости

06.04.2011 00:30
Рубрика: В мире

Еще раз о миропорядке

Военная операция в Ливии, проводимая по решению Совета Безопасности ООН, поставила перед мировым сообществом немало новых и трудных вопросов, на которые надо искать ответы. Причем, во-первых, желательно искать эти ответы вместе, чтобы невольно не способствовать еще большему расколу мирового сообщества, ведущему к масштабной дестабилизации мира, а во-вторых, искать поскорей, ибо неясность в понимании основополагающих правил нового миропорядка, основ международного права является мощной бомбой замедленного действия, закладываемой под международные отношения.

Основное противоречие, проявившее себя в результате операции в Ливии, выглядит, на мой взгляд, примерно следующим образом. С одной стороны, участники операции получили разрешение на ее проведение от СБ ООН - единственной организации, кто в соответствии с существующим сегодня пониманием духа и буквы международного права имеет право на такое разрешение. Региональные организации также поддержали такое решение. Более того, именно они изначально выступили инициаторами рассмотрения этого вопроса в ООН. Легитимность международной военной операции в Ливии является беспрецедентной в новейшей истории мира. США и их союзники, в том числе по НАТО, выполнили то, что от них долго требовало мировое сообщество, то есть начали свои действия только после того, как все мыслимые и немыслимые организации дали свое добро на них.

С другой стороны, похоже, что правовая ооновская легитимность не дала военной операции в Ливии легитимности политической, общественной, да и просто человеческой. По крайней мере не дала достаточно. Немало людей в мире выступают теперь против военной операции, а многие лидеры, поддержавшие вначале решение СБ ООН, сегодня чешут затылки и думают, как выкрутиться из сложившейся ситуации. США, которые не были инициаторами резолюции и с неохотой втягивались в ситуацию, теперь всячески стараются уйти на второй план, сократив свое участие и ответственность до минимума, а Обама оказался под огнем критики внутри страны.

Иными словами, при всей формальной обоснованности, ливийская операция в мировом общественном мнении сегодня зачастую воспринимается как недостаточно легитимная и плохо аргументированная с точки зрения необходимости, целей и задачи, стоящих перед ней. Участники международной военной операции воспринимаются уже как агрессоры против независимого государства. Получается, что в современном мире обычной правовой легитимности для проведения подобной операции уже явно недостаточно. А именно ее получение от СБ ООН еще недавно казалось главным условием нормализации международного правопорядка. Похоже, что сегодня нужна не просто политическая, но своеобразная общественная легитимность, поддержка и как минимум понимание международным сообществом необходимости, целей и рамок военных действий в отношении суверенной страны. Ничего этого нет.

Другая очевидная проблема, проявившаяся в ливийской ситуации, - это невозможность согласовать разнообразные мнения, которые существуют по поводу методов ее разрешения. Например, в Европейском союзе и НАТО есть практически полный консенсус по поводу оценок происходящего в этой стране. Есть консенсус по поводу самого Каддафи, быстро ставшего изгоем мировой политики. Однако когда речь заходит о способах разрешения сложившейся ситуации, согласия ни в одной, ни в другой организации нет, что в значительной степени обесценивает изначальный политический консенсус. При этом многие европейские лидеры руководствуются внутренними мотивами, общественным мнением в своих странах, а также возможными угрозами своей стабильности в случае того или иного развития ситуации в Ливии и большого числа беженцев. Возникают и понятийные проблемы. То, что Каддафи является диктатором, ни у кого вроде бы не вызывает сомнений. Однако в международной практике в отношении него совершенно нет четкого определения диктатора. Более того, в отношении самого Каддафи, как известно, нет и не было какого-либо суда, охарактеризовавшего его как диктатора с правовой точки зрения, а его действия как геноцид против собственного народа.

Одновременно в разных странах быстро растет недоверие к средствам массовой информации, их объективности и беспристрастности, особенно государств - участников антиливийской коалиции, что еще больше ставит под сомнение наличие причин для вмешательства в дела этой страны. Многие в мире полагают, что данные о военном - с превышением необходимой силы - подавлении правительством Каддафи повстанцев могут быть фальсифицированы с целью влияния на ОНН, создания внешней видимости репрессий и на этой основе - начала военной операции. Как результат, силы коалиции на сегодня с треском проиграли информационную войну, что еще больше ослабило их поддержку в мире и выставило режим Каддафи в роли чуть ли не жертвы международной манипуляции.

В отношении Ливии нужна не только политическая, но и общественная легитимность

Не выдерживает никакой критики позиция участвующих в ливийской операции стран по вопросу о судьбе самого Муамара Каддафи. С одной стороны, все уверяют, что его смещение и ликвидация режима не являются целью военной операции. Более того, это противоречит резолюции Совета Безопасности. С другой стороны, многие ведущие политики Европы и США постоянно обсуждают будущее Каддафи и предлагают разные его варианты. Одни говорят, что он должен быть уничтожен и это, мол, главное условие нормализации ситуации в стране. Периодически возникают дискуссии о том, на каких условиях международное сообщество согласится выпустить Каддафи из страны, а то и условиях освобождения его от правовой ответственности. Является или нет ликвидация Каддафи и его режима целью военной операции? Если да, то это может означать прямое нарушение не только соответствующей резолюции Совета Безопасности, но и непосредственную поддержку одной из сторон в ходе гражданской войны, что противоречит сути миротворческих операций и гуманитарных интервенций, проводимых под флагом этой организации. Все это так же, как и разговоры о продаже оружия повстанцам в нарушение эмбарго на поставки оружия в Ливию, факты присутствия военнослужащих ряда стран НАТО на ливийской земле, вызывает сомнения не только в чистоте изначальных помыслов участников международной коалиции, но и правомерности некоторых их действий после начала операции.

В результате складывается парадоксальная ситуация, когда полностью правомерная и легитимная операция международных сил в Ливии выглядит чуть ли не спровоцированной агрессией и вызывает протесты в разных странах мира. Получается, что в современном мире СБ ООН уже не играет роли верховного регулятора международных отношений? Если это так, то мы стоим перед проблемой окончательной потери международными институтами, которые достались нам в наследство от периода холодной войны, своего соответствия современному мировому процессу. Эту проблему надо решать как можно скорей, в том числе, возможно, через инициирование новых, современных международных институтов, пока нынешний бесполярный миропорядок не обратился в глобальный хаос.

По крайней мере так это видится мне из Вашингтона.

В мире Африка Ливия Ситуация в Ливии Колонка Николая Злобина