Новости

12.04.2011 00:20
Рубрика: Происшествия

Цена дозы

Согласно данным ФСКН, наркоману, зависимому от героина, необходимо 150 тысяч рублей в месяц, чтобы не умереть от "ломки"

Сегодня на "Деловом завтраке" в гостях у "Российской газеты" побывал директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов. В ходе разговора он отметил, что наркомания остается серьезной проблемой для России. В частности, речь идет о наркотрафике из Афганистана. Открытость границ со странами Центральной Азии и упрощенная процедура получения виз делают Россию практически беззащитной перед волной ввозящих к нам наркотики. Выходом из сложившейся ситуации, по мнению Виктора Иванова, могли бы быть упорядочивание режима пересечения границы и налаживание учета иностранных граждан.

Российская газета: Что нужно сделать для того, чтобы помочь наркоманам?

Виктор Иванов: Если говорить о проблеме у нас в обществе, то она достаточно тяжелая. С момента коллапса СССР Россия лишилась внешних границ по всему периметру. Это, конечно, дало толчок развитию наркомании. Границы все-таки выполняют определенные функции, служат препятствием для  организованной преступности и дают возможность защиты национальных интересов. С момента распада СССР начался приток наркомании в Россию. Афганистан - страна, в которой производят гигантское количество наркотиков. По сути, сегодня все мировое производство героина сосредоточено в этой стране - 95 процентов. Наркотики идут к нам и в Европу также через территорию Пакистана и Индии разносятся по всему свету, в том числе  в Африку или Америку. Но больше всего наркотиков поступает в Россию и страны Европы. Европейское сообщество защищено мощной правовой системой, развитыми информационными базами и сильной границей, в отличие от наших рубежей, которые по сути не являются препятствием для наркоторговцев. Тем более что у нас действуют упрощенные визовые режимы со странами Средней Азии - а ведь именно они отделяют нас от Афганистана. При этом мы не можем повлиять на процесс производства наркотиков в Афганистане, нас там нет.

НАТО, как мы видим, не занимается уничтожением наркотиков. Иллюзий строить не надо, потому что в основном документе - это Концепция стратегического развития НАТО, которое было утверждено в ноябре минувшего года в Лиссабоне, - Афганистану уделено очень большое внимание, а про наркотики там практически ни слова не было. Поэтому нет даже стратегических документов, и ожидать, что будет происходить какая-то активная работа, не стоит.

Через среднеазиатские государства транзит наркотиков осуществляется практически беспрепятственно, а люди, которые там проживают, в массе своей безработные. Соответственно, многие из них зарабатывают тем, что перевозят наркотики. К примеру, провезти 100 граммов порошка через границу - по деньгам это значительно превысит годовую зарплату жителя средней Азии. А везут и по полкило в желудке, везут, например, с овощами - а из Средней Азии к нам ежегодно поступает 6 миллионов тонн плодоовощной продукции. Поэтому мы выступаем за то, чтобы упорядочить режим пересечения границы. Надо наладить учет иностранных граждан, пересекающих госграницу. Это позволит фиксировать людей, которые подозреваются в торговле наркотиками.

 
Видео: Александр Сивцов

РГ: Какой сегодня портрет среднестатистического наркомана?

Иванов: У наркомании молодое лицо. До 90 процентов наркоманов - это люди до 35 лет. Основная масса - от 20 до 30 лет. Старше 40 лет наркоманов практически нет, они не доживают до этого возраста.  Если посмотреть на смертность среди молодого поколения, то у нас ежегодно от наркотиков умирают в возрасте от 15 до 34 лет 126 тысяч человек. От чего умирают? Формально причиной смерти становятся сердечно-сосудистые заболевания, болезни пищеварительной системы, печени, почек, легких. Но в этом возрасте люди от таких болезней умирать не должны. Сердечно-сосудистые заболевания, как правило, начинаются после 40 лет. Дело в том, что у нас на сегодня в обществе нет обязательного установления основных причин смерти. У нас фиксируется непосредственная причина смерти. Мы провели масштабные исследования смертей молодых людей с помощью патологоанатомов. Вот молодой парень, 22 года, он умер. Делаем вскрытие, а у него вместо крови, образно говоря, один героин. А ему диагностируют смерть от болезни сердца. Фиксируются у нас в обществе смерти только от передозировки. Передозировки - это отравление, но отравиться можно и пивом. Точно так же, как у нас не фиксируется смерть от курения. Все же знают, что от курения возникают онкологические заболевания. Поэтому проблема очень большая.

Практически все наркопотребители совершают преступления. Причем если это наркопотребитель первого года, он может и не совершать преступления. У него есть деньги, он может взять что-нибудь из дома, он может работать или учиться. А вот у потребителя третьего года - сильная зависимость, и он совершает порядка 100 краж ежегодно. Потому что наркопотребителю постоянно нужен наркотик. У нас порядка 1,5 миллионов людей, которые употребляют опиаты, прежде всего, афганский героин. Такие люди живут в среднем 5-7 лет с момента начала приема наркотиков. У них начинают отказывать внутренние органы. Вопрос лишь в том, какой орган откажет быстрее. Уже на втором году потребления человек асоциализирован. Если он учился, то уже не учится, если работал, то уже не работает. Чтобы снять жесточайшую абстиненцию, ему надо три дозы в день. Каждая доза стоит 3-5 тысяч рублей. Этому наркопотребителю нужно 150 тысяч рублей в месяц. А это зарплата федерального министра. Поэтому откуда он берет деньги? Такой наркопотребитель стопроцентно поступает в служение к тем, кто торгует наркотиками.

Полностью текст "Делового завтрака" читайте в ближайших номерах "РГ".

ПОДАРОК
за ПОДПИСКУ
через сайт
или в редакции
УЗНАЙ КАКОЙ!