Новости

14.04.2011 10:27
Рубрика: Экономика

Туры в Верхотурье

Куда поедут уральские отпускники вместо неспокойной Африки

Политическая нестабильность в арабском мире не могла не сказаться на российском рынке туристских услуг. Насколько серьезны возникшие проблемы для уральского турбизнеса? Смогут ли жители региона провести отпуск в местных здравницах?

На эти и другие вопросы ответили эксперты "РГ": вице-президент Уральской ассоциации туризма Сергей Бузько, директор Центра развития туризма Свердловской области Татьяна Леонтьева и директор бюро путешествий и экскурсий Елена Блохина.

Российская газета: Какова сейчас ситуация на рынке туристских услуг?

Сергей Бузько: Масштаб перемен, вызванных событиями в арабском мире, чрезвычайно преувеличен. В первую очередь из-за того, что нет реальной статистики финансовых потерь. Говорят о 150-200 миллионах долларов в масштабах России, но никто не расшифровал, из чего эта цифра складывается. Потери есть, это невозврат оплаченных депозитов за номера в отелях, авансы авиакомпаниям и расходы на продвижение египетского направления. Но я не стал бы причислять к убыткам недополученную прибыль. И вообще соответствует ли уровень заявленных потерь реалиям, и кто потерял - российские туроператоры или иностранные? Да, египетская часть существенна в обороте любой фирмы - как операторской, так и агентской. Но когда истерика прошла, оказалось, что трагедии нет.

Елена Блохина: Если туроператор не мог вернуть все деньги, он просто предлагал использовать те средства, которые турист уплатил, на будущие его поездки в течение года. И 90 процентов клиентов отнеслись к этому с пониманием. Кого-то удалось переориентировать на другие направления - на Тайланд, Индию.

РГ: Сумели ли местные турфирмы минимизировать свои потери и за счет чего? Подняли цены на другие направления?

Бузько: Легко свалить все на Египет. На самом деле конец января - начало февраля - это период празд­нования восточного нового года, когда цены на туры в этот регион традиционно растут. Кроме того, в этот период из-за североафриканского кризиса подорожало горючее, а ведь керосиновая составляющая в цене туров очень существенна - в баки самолета заливается 47 процентов стоимости авиабилетов. Да и резкого роста не было - примерно на 15 процентов. Кстати, и ожидания, что путевки в Египет резко подешевеют, не оправдались. Хотя качество сервиса там снизилось. И гарантии безопасности нет до сих пор.

РГ: Застрахованы ли клиенты турфирм от форс-мажорных обстоятельств, таких как социальные беспорядки или стихийные бедствия?

Бузько: Форс-мажорные обстоятельства не подпадают под страховое покрытие. На мой взгляд, в данном случае государство должно было помочь туроператорам (на такой случай должны существовать специальные фонды), а также подключить страховые компании. Но отдуваться за все пришлось туристской сфере.

Туризм у нас никому не нужен, недооценен и бесконтролен, в отличие от цивилизованных стран, где эту сферу уважают, людей, работающих в ней, ценят, потому что они приносят налоги государству, которое становится рядом, когда им приходится нелегко. Государство должно выполнять не только контрольную функцию, но и поддерживающую. Тогда все будут платить налоги. Проблема в том, что 70 процентов турфирм в России работают в теневом секторе. Все должны играть по одинаковым правилам. Но государство с нами тоже как-то странно играет: оно видит и контролирует только тех, кто прозрачен.

Татьяна Леонтьева: Наше законодательство несовершенно, очень много вопросов возникает в части страхования. Туроператоры не готовы, как в других странах, включить вопросы безопасности в страховку, потому что тогда стоимость путевок возрастет в несколько раз, а россияне не готовы платить такие деньги.

Бузько: Я думаю, если законодатель утвердит ряд поправок в законы, регламентирующие туристскую деятельность, порядка все же станет больше. Это поправки, связанные с введением саморегулирования, института фингарантий для турагентств, аттестации, ответственности агентств. Да, может быть, это несколько увеличит стоимость путевок и сократит число путешественников. Но сохранит бизнес в целом.

Сегодня операторы озабочены сегментацией доли рынка и являются побудителями демпинговых войн; агентства стараются заманить клиента всевозможными скидками. Однако, постоянно увеличивая размер агентского бонуса, оператор рухнет. Потому что скидка - это, по сути, взятка клиенту. Мы хотели бы повысить уровень доверия и взаимного уважения работников туристской сферы и потребителей наших услуг, чтобы фирма называла честную цену, а клиент понимал, что в этой цене нет излишних накруток тур­агента.

РГ: Возможно, многие уральцы с удовольствием поехали бы в местные здравницы. Но цены и здесь кусаются, а вот уровень сервиса пока невысокий.

Леонтьева: Да, уральцы, побывав за рубежом, в центральных районах России, в Сочи, имеют возможность сравнить качество услуг. Но привлекает то, что местные санатории ориентированы на лечение, поэтому свободных мест в них практически нет - и не только в сезон. В среднем заполняемость уральских лечебниц - 60-70 процентов.

Блохина: На самом деле часть турпотока все же переориентировалась на российский отдых. Люди в этом году опасаются ехать за границу и все чаще просят подобрать им путевки на Байкал, на Алтай.

РГ: Какова доля фирм, занимающихся внутренним туризмом?

Бузько: Всего на уральском рынке работают почти тысяча агентств и около 150 туроператоров. Из них лишь около 50 занимаются внутренним и въездным туризмом: это туры выходного дня, познавательный туризм, спортивный и другие виды. То есть представлена достаточно широкая палитра возможностей. Но выездным туризмом заниматься проще. А здесь надо набирать и обучать гидов, самому знать историю и культуру края, осуществлять затратные инфраструктурные проекты. Но никто не убедил меня с помощью цифр в том, что развивать внутренний туризм выгодней, чем выездной. Что не стоит кормить египетских верблюдов - лучше вложить средства в обустройство турбазы где-нибудь на Чусовой, и за это меня освободят от налогов на пять лет и предоставят какие-то другие льготы. Вообще-то принимать гостей выгодно, и во многих странах это понимают. Да, на Урале нет моря, но здесь можно строить горнолыжные курорты, развивать геологический туризм, другие интересные виды. Но в этой сфере необходим расчет и государственное регулирование.

РГ: Какие виды поддержки может предложить бизнесу областная власть для того, чтобы развивался внутренний и въездной туризм?

Леонтьева: Программа развития туризма в Свердловской области на 2011-2016 годы предусматривает разработку новых маршрутов, создание туристского кластера, туристско-рекреационных зон. Под эгидой министерства культуры и туризма Свердловской области мы уже начали собирать эти фирмы, выслушивать их пожелания. Ну и, конечно, осуществляем тесную связь с муниципалитетами и инвесторами, курируем создание концепций развития туризма на этих территориях, формирование бизнес-планов, смет и привлечение инвестиций. Задача Центра развития туризма также - продвижение регионального турпродукта на национальных и международных выставках.

Экономика Туризм Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Верхотурье - духовный центр Урала