Новости

22.04.2011 18:30
Рубрика: Общество

Охота на догхантеров

Зоозащитные баталии на аллеях столичных парков

Всю минувшую неделю по просторам российского Интернета кочевала шокирующая новость:  догхантеры (волонтеры, уничтожающие бездомных собак) объявили о проведении всероссийской акции по обеспечению зоосанитарной безопасности городов. В ее рамках они запланировали Первый общемосковский субботник догхантеров на ВВЦ, в Главном ботаническом саду РАН и в Останкинском парке.

Истребители животных заявили, что собираются бороться со стаями псов, обитающими в столичных рекреационных зонах. "Зоосанитарную безопасность" они собрались наводить при помощи приманок, начиненных противотуберкулезными таблетками - для собак это яд.

Свои действия охотники на барбосов мотивировали тем, что стаи, у которых весной происходят "собачьи свадьбы", в своем поведении непредсказуемы и представляют опасность для окружающих, прежде всего, для детей и женщин.

Догхантеры выдвинули ультиматум: те, кто любит беспризорных собак, могут забрать их из парков и сдать в приюты, либо взять к себе домой.

 
Видео: Константин Завражин

Весть о грядущих собачьих потравах взволновала Рунет, бурное обсуждение шло в "Живом журнале". Защитники животных пришли в негодование. Весть о "субботнике" они восприняли как объявление войны. Участницы интернет-форума "Песикот" решили организовать сопротивление. В большинстве своем - это девушки или женщины средних лет, искренне любящие животных и все свою душу отдающие бездомным собакам. Они тратят существенную часть своей зарплаты на лекарства для уличных животных, а свободное время - на уход за ними в приютах и попытки найти для них новых хозяев.

Зоозащитницы договорились, что будут патрулировать аллеи парков, фотографировать подозрительных прохожих,  заваливать заявлениями милицию, прокуратуру и даже ФСБ. Более опытные подруги им подсказали: это дело безнадежное, действия потравщиков не подпадают под 245 статью УК РФ ("жестокое обращение с животными"), если нет ни хулиганского, ни корыстного мотива в действиях.

Участницы сетевых дебатов были увлечены решением вопроса:что делать с теми, кто поднял руку на любимых животных в случае,  если негодяев все-таки удастся поймать? Сошлись на том, что стоит прикручивать их проволокой к бродячей собаке прямо на парковой аллее.

На Пушкинской площади в минувший четверг прошел митинг, на котором собралось около двухсот зоозащитников. Слово догхантеры звучало едва ли не в каждом выступлении. "Мерзавцы" и "живодеры" были самыми мягкими из эпитетов, адресованных отравителями собак.  Воображение рисовало образ злодея: обкуренный прыщавый недоросль, которому нет разницы, кого убивать, либо злобный неудачник, пытающийся выместить свои обиды на несчастных животных.

Между тем, корреспондент "РГ" выяснил: большая часть догхантеров - это люди среднего возраста, ведущие активный образ жизни, не обремененные материальными проблемами, имеющие высшее образование, детей и  домашних животных. Это представители среднего бизнеса, есть среди них преподаватели вузов, юристы.

Свои действия они пытаются оправдать неоднократными нападениями четвероногоих бомжей на себя и своих близких. В зарождении своего движения они винят прежде всего неуемную активность своих противников - защитников прав бездомных собак.

Кто же такие догхантеры?  Новая субкультура?  Информационные агентства сообщают о потравах, учиненных в Новосибирске и Раменском, в Санкт-Петербурге и Киеве. Активизировались они за последние два года. Однако истоки движения уходят в 1990-е годы. Догхантеры объявляют своей целью "освобождение городов от стай бродячих зверей". Говорят, что пытаются делать то, с чем не справляются муниципальные власти. Попробуем разобраться, что породило это социальное явление.

Рассказывает член рабочей группы по подготовке законодательных инициатив в сфере защиты животных Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Госдумы РФ, специалист по экологии бездомных собак, биолог Владимир Рыбалко:

"Ожесточение и жестокость вышло на новую стадию. Проблема бездомных животных  не решалась в странах постсоветского пространства много лет. В кризисные 1990-е годы резко выросло количество бездомных собак. Ситуация усугублялась неумелыми попытками решить проблему - введением под популистскими лозунгами необдуманной программы "отлов - стерилизация - возврат" (ОСВ). Она  проводилась по настоянию борцов за права животных в некоторых городах России и Украины. Как выяснилось, ОСВ может уменьшить численность животных только в том случае, если сразу стерилизовать почти всю популяцию и предотвратить пополнение ее новыми, выброшенными  животными. Это возможно в отношении небольшой колонии кошек, живущей на заднем дворе где-нибудь в небольшом городке. Однако в мегаполисе это, к сожалению, нереально, и вместо уменьшения популяции мы получаем ее увеличение. Первые эксперименты с ОСВ в отношении собак проводились в 1990-е в ряде городов Индии. Задача уменьшения численности собак там не ставилась, индусы пытались лишь бороться с бешенством, стерилизуемых собак вакцинировали. Вакцины как раз хватало на срок жизни тамошних собак-парий. В среднем, больше двух лет они в трущобах не живут и повторной вакцинации не требуется. А в наших городах нерешенность проблемы, усугубленная внедрением ОСВ, породила конфликтные ситуации. Жесткая конфронтация перерастала в настоящие гражданские войны в рамках отдельно взятого двора: одна часть населения любит бездомных собак, а другая их чувств не разделяет. Законным образом убрать стаю было нельзя - можно было только стерилизовать, привезти обратно и выпустить. В результате образовалась взаимная ненависть граждан, выражавшаяся в самосудах над животными. На Украине ОСВ привела к росту числа собак, к росту покусов населения и резкому увеличению числа самовольных потрав. Где вводится эта программа, появление догхантеров неизбежно.

В Москве ОСВ проводили в начале 2000-х, в нее были вложены гигантские средства, но закрыть программу пришлось после того как в апреле 2008 года на центральной аллее Измайловского парка средь бела дня стая собак, имевших опекунов, загрызла 55-летнего инженера и физкультурника Владимира Гайдаржинского, решившего совершить пробежку. Опекуны были уверены, что их собаки безобидны. Но ведь стерилизация не снижает агрессивности животных. Самкам удаляют яичники, однако остаются надпочечники и в организме нарушается гормональный баланс.  После просчетов прежнего столичного руководства в  Москве был введен безвозвратный отлов собак и внедряется система государственных приютов, где невостребованных собак гуманно усыпляют. Точно такая же методика действует в США, Канаде и большинстве стран Евросоюза. Безвозвратный отлов оказывается более эффективным. Например, в Вологде, где беспризорных собак практически нет. В таких городах лучше сразу переходить к европейской системе приютов, а не пытаться внедрить малоэффективную ОСВ по азиатскому образцу. Еще очень важно бороться с выбрасыванием собак, и нужно, чтобы не было «лишних животных». Для этого в США регистрируют и стерилизуют собак, имеющих хозяев. Да, часть отловленных животных приходится усыплять, если в приютах нет свободного места. Так, в США усыпляют до 3 - 4 миллионов в год. Много? В 1970-ые усыплялось до 20 миллионов в год, но в результате комплексных мер число невостребованных животных заметно уменьшилась. И сейчас, в Америке практически нет городов где на улицах можно увидеть собачью стаю. А в некоторых странах усыпления уже нет. Чтобы избавиться от догхантеров, необходимо последовательно решать проблему бездомных животных, опираясь за западный опыт, что сейчас и начинают делать в некоторых российских городах, хотя нужно решить еще много проблем. После прекращения ОСВ, за два года численность собак в столице заметно упала, в два раза снизилась статистика по покусам. Однако ее последствия в виде появления этой ядовитой поросли - догхантеров, мы пожинаем до сих пор".


Обойдя вдоль и поперек аллеи столичных парков, корреспондент "РГ" не сумел обнаружить ни собачьей стаи, ни догхантеров. На площади Промышленности ВВЦ, напротив макета ракеты "Восток" лежал один единственный барбос рыжей окраски. Он был под надежной защитой местных шашлычников, и псу ничто не угрожало. Лениво потягиваясь, он наслаждался лучами весеннего солнышка. Другой пес, белый и лохматый безмятежно прогуливался вдоль пруда Останкинского парка. В Ботаническом саду на центральной аллее хозяева выгуливали пару болонок. У забора, примыкающего к северной части парка, стояла заброшенная будка для бездомных животных, построенная, очевидно, кем-то из их опекунов. Вокруг не было слышно даже лая. Старожилы утверждают: еще пять лет назад возле центрального пруда напротив главного здания можно было увидеть жутковатое собачье лежбище из нескольких десятков псов. Сейчас на газоне с пробивающейся травой  расположилась утиная семейка. Собаки исчезли. Надолго ли? На пустынных аллеях прогуливались группы девушек с зоозащитного митинга, они раздавали листовки и тревожно вглядывались в каждого подозрительного прохожего.

По информации зоозащитников, догхантеры приехали погастролировать в Москву из других регионов, в частности, из Сибири, и очевидно плохо были в курсе ситуации, не знали что в столице проблема с бездомными собаками уже не та, что была еще несколько лет назад. Между тем, еще до начала субботника активисты получили тревожную информацию: стаю из десяти особей потравили в Царицынском парке, несколько собак погибли от яда, разбросанного неизвестными в Покровском-Стрешнево.

Представительница пресс-службы ВВЦ, пожелавшая остаться инкогнито, заявила "РГ" следующее: "У нас с собаками все нормально. В понедельник мы узнали из СМИ, что к нам собираются приехать какие-то неформалы и устроить беспредел. И сразу же передали информацию куда следует - в нашу службу безопасности". Руководство выставки не занимается отловом бездомных животных и не имеет информации об их численности. Все это - в компетенции городских властей.

Заместитель директора Главного Ботанического сада РАН, кандидат сельскохозяйственных наук Зиновий Кузьмин признал, что на территории обитают бродячие собаки: "Проблема общегородская, и стаи - это ненормально, с нашей точки зрения. Редкие растения у нас, они впрочем, не едят - это не коровы". По словам Зиновия Евгеньевича, ежедневно по дороге на работу он наблюдает скопление стай возле вестибюля станции метро "Владыкино", однако по его наблюдениям, на территории сада этих собак нет - там другие собаки, которые чужаков к себе не пускают.

Кого же собрались травить догхантеры? И кто эти люди или "нелюди", как их называют зоозащитники? География участников официального догхантерского интернет-форума  vreditelyam.net - едва ли не вся Россия. Самому молодому из них - 19, большинству - за 30. Не стесняясь, они рассказывают о себе:

Lilia:

- Мне чуть больше 25.  Москва. Образование высшее, экономическое, сейчас собираюсь получать второе. Собак не травила и очень надеюсь, что не придется. Но если не будет выбора, и местные власти ничего не будут предпринимать, знаю, что сделаю это без всякой радости или удовольствия, так же, как мне совсем не доставило удовольствия изведение мышей на даче, было очень жалко (вообще люблю грызунов), но понимала, что это необходимо. Собаки нападали на знакомых, у одной - на коляску с ребенком. Малышке было 3 года, от страха она откинулась назад и закатила глаза, с тех пор заикается и страшно боится любую живность, хотя девчушке уже 8 лет.

DmitiyZ:

- 35. Полтора высших. Три сына. Котовод. Собаки и кошки всю жизнь также были у родителей. В 2006 году собачья стая завелась возле дома, и боялся, что жена или няня не смогут защитить моих ребятишек. Противодействие со стороны 300шизы укрепило в позиции и сподвигло на повышение теоретической подготовки по теме. Чистым догхантером себя не считаю, поскольку предпочитаю тревожить звонками и письмами отлов своего округа, благо лично знаком с его руководством. Стрелять в собак в ситуациях агрессии в лесу и полях доводилось.

Dogfighter:


- 36, высшее техническое, с детства были в семье собаки или кошки, сейчас кошка. Собак очень жалко, считаю главными врагами и причиной проблемы прикормщиков и выгуливателей без намордников. Но с ними ничего сделать нельзя, в отличие от животных. Поэтому остается бороться не с причиной, а со следствием, как ни прискорбно.

ORIGEN:

- Мне  54,  инженер-геодезист. В советское время участвовал в отстреле бездомных собак, но не самовольно, а от общества охотников, по просьбе городских властей, как правило, по заявлениям граждан и после покусов. Все организованно и под руководством старших товарищей-охотников. Считаю, что собачий вопрос решать надо централизованно властям, как он гуманно решен, например, в Германии и Чехии. Специально собак не стреляю - не трогают, и я не трогаю. Но не всегда получается разойтись миром.

Еvilbear:

- 39 лет, образование высшее техническое. Предприниматель. Женат. Есть сын. На разных этапах жизни у меня были 2 собаки. Множество кошек. В промзоне в нашем городе есть одна стая - просто лютая. А мне, ну никак ее не объехать. Подрала моего знакомого байкера до кровищи. Объезжать ее - крюк километров 15 по плотному трафику. Два года я мучился. Звонил в ЖЭКи, территориальное самоуправление и в спецотлов. Один раз практика удирания от стаи на байке дала сбой - получил серьезную травму. Лечился больше полугода. Полностью восстановиться так и не смог. К сожалению, суставы и связки не восстанавливаются, не прокачиваются и не тренируются, в отличии от мышц. Общался с директором предприятия, у КПП которой они обитают, 4 (четыре!) раза. Все бесполезно. "Собаки не мои. Так, приблудились!" В этот момент я понял, что больше так продолжаться не может. Все наивно надеялся, что, может, от морозов твари окочурятся. С наступлением весны первым моим "пациентом" стал вожак.

Captain Black:

- Мне немного за 50. Высшее техническое. Не привлекался. Без словаря. Дома кот. Собаки были, неплохо знаю дрессуру. Отрицательно отношусь к неоправданной жестокости. Думаю, наверняка существуют более гуманные методы, но они мне недоступны. Ждать, когда случится беда от нападения собак не намерен. Лучше принять превентивные меры. Этап общения с 300шизой и попыток убеждения в чем-либо (хотя бы в перенесении места прикормки) для меня пройден. С "той стороны" полная глухота, невменяемость и попытки очеловечивания животного. Просто очищаю свою среду обитания от паразитов. Ничего совершенно не имею против собаки на поводке, в наморднике. Когда вечером иду мимо стоянки, возле которой не так давно просто боязно было пройти, я испытываю огромное моральное удовлетворение.

Nekusaka:

- 25, женщина (половая принадлежность, а не пиар), высшее инженерное образование, работаю по специальности, очень хорошо зарабатываю. С личной жизнью все отлично. Дома - кошка. До этого были и кошки, и собаки. Дядька кавказцев очень уважает. И у меня животные всегда вызывают теплые чувства. На сестру возле школы напала стая из 3-х собак. Итог: укусы-синяки на попе, запястье, предплечье и пояснице + уколы от бешенства и столбняка. Хорошо, что зима была, и спасла куртка, а вот штанишки подкачали. Огромное спасибо тому мужику, который ее спас: остановился, посадил в машину и довез до школы. Отлов проигнорировал заявление, поэтому пришлось искать другие методы.

718:

- Мне почти 50 лет, работаю в офисе одной широко известной в узких кругах не нашей фирмы в Москве, на должности ведущего технического менеджера. Образование высшее, плюс аспирантура плюс второе высшее по языку. Животных люблю, люблю природу, люблю погулять по лесу с фотоаппаратом. Дорожку к офису (в промзоне) почистил и потравил собакенов в месте, где иногда катаюсь на велосипеде или хожу пешком. Считаю, что стрелять правильнее, но травить проще.


Urban Horror:

- Мне за 30, образование высшее - дневное отделение известного государственного московского вуза. Я обычный офисный планктон (клерк).  Женат, дети есть. Дома - собака, до этого была кошка. Накормить стаю собаченек "ластфудом" (приманка с изониазидом, - прим. авт.) я был вынужден после нападения этой самой стаи на меня как велосипедиста, и на соседку . Стрелять тоже приходилось.

Гришка Котовская:

 - 49 лет. Образование высшее. Работа - PR. Замужем, есть дочь. Люблю котов. И на улицах на каждом шагу - бродячие шавки, которых с каждым годом становится все больше. Самого любимого кота моего разорвали. На меня несколько раз пытались нападать, отбивалась. То же с дочерью. Мужа зимой покусали. В конце концов, просто достало такое количество cобак прямо под боком и наряду с этим - тупое блеяние зоофилок о добрых собачках, прикормщицы со своими помоями и тряпками. Начала с пустыря, через который с ночной работы ходила. Собачек "кормлю" редко, признаюсь. Только тех, которые злобны, активны и опасны. Предпочтение отдаю агрессивным сукам. Если вижу, что не потяну или не судьба - вызываю отлов. Я с удовольствием за государственную официальную зачистку улиц - так ведь не делают!

Rizolder:

- 26 лет. Высшее. Официально не женат, но вместе со своей любимой уже почти 8 лет. Собак трогаю очень мало. Вчера получил жалобу от своей девушки, что один магазин по пути к метро приходится обходить стороной с комментарием "ну это как-то... унизительно что ли". В ближайшие дни собираюсь обработать вкусняшками стайку.

Dr Yaruk:

- Чуть за 30, женат, в наличии дочь. Образование - КВВКИУ РХБЗ им.С.К.Тимошенко, второе - заброшенный юрфак. Считаю существование бродячих собак чуждым явлением для комфортного существования социума. Посему недопустимым. Был атакован ими дважды, один раз успешно, во второй - помогла облезлая ОСА (травматический пистолет).


D-13:

- 19 лет. Учусь в Медакадемии на педе, работаю в больницах. Там и посмотрел на проблему бродячих собак с другой стороны, когда в отделение привозили серьезно покусанных детей несколько раз в неделю. Теперь стараюсь оперативно подчищать все стаи, которые замечаю.  Животные всегда были (и есть), правда кошки в основном, а собаку держал только один раз, скотчтерьера.

справка

Что бы ни говорили догхантеры в свое оправдание, потравы собак - метод далекий от гуманности. На сленге догхантеров, колбаса или сосиска с ядовитым для собак изониазидом именуется  "вкусняшкой" или "ластфудом". После приема приманки с таблетками животное умирает не сразу, а в течение нескольких часов. Прежде чем затихнуть, долго бьется в конвульсиях и брызжет пеной - зрелище для слабонервного свидетеля еще менее приятное, чем посещение скотобойни.

В соответствии с проектом закона "Об ответственном обращении с животными", который Госдума уже приняла в первом чтении, в России остается лишь два варианта обращения с беспризорными собаками: помещение на пожизненное довольствие в государственный приют, либо, если в приюте нет мест или на его строительство нет денег у местных властей, - стерилизация  самок и последующее их возвращения в места отлова. Усыпление будет запрещено, если животное здорово. Закон, к ликованию зоозащитников, гарантирует жизнь всем собакам, но ничего не говорит об обеспечении безопасности граждан, которым придется уживаться со стаями беспризорных зверей в своих дворах. Не спровоцирует ли он появление новых догхантеров?

Общество Соцсфера РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники