03.05.2011 23:20
    Рубрика:

    Катарина Витт: Олимпийская заявка Мюнхена - фантастическая

    Легендарная фигуристка поможет Мюнхену получить Олимпиаду 2018 года

    Двукратная олимпийская чемпионка фигуристка и красавица Катарина Витт стала сопредседателем олимпийской заявки Мюнхена на Зимние олимпийские игры-2018.

    Российская газета: Катарина, почему вы согласились на эту сложнейшую работу, итоги которой станут известны лишь после выборов на сессии МОК в южноафриканском Дурбане? Видел вас на презентации заявки Мюнхена и был поражен: вы относитесь к работе с такой искренностью и сердечностью.

    Катарина Витт: Когда Томас Бах (вице-президент МОК и один из наиболее вероятных претендентов на пост главы этой организации. - Авт.) предложил мне эту должность, я еще по-настоящему не понимала, что это такое - стать председателем заявочного комитета. Но зато я знала с самого начала, что хочу помочь тем, кто приглашает Олимпийские и Зимние паралимпийские игры в Мюнхен, Гармиш- Партенкирхен и на озеро Кенигзее. Мое решение было принято сердцем. Убеждена, что наша заявка фантастическая, поэтому и все, что я делаю ради нее, это откровенно и искренне - от сердца.

    РГ: Но все же эта работа - нечто новое для знаменитой фигуристки. Наблюдал, как подавались, выигрывались и проигрывались десятки заявок на Олимпийские игры. Но не припомню, чтобы когда-либо заявочный комитет возглавляла дама.

    Витт: У меня есть одно преимущество. Как бывшая спортсменка, я точно знаю по собственному опыту, что нужно и важно для олимпийцев. С гордостью заявляю: олимпийская заявка Мюнхена подана от имени спортсменов и для спортсменов. В основе наших предложений как раз то, что требуется для участников. У Мюнхена 125 послов, и все или почти все участвовали в Олимпиадах и Паралимпиадах. На эту команду приходится 100 медалей этих Игр.

    Роль послов не только в том, чтобы носить шарфики с нашей эмблемой и раздавать автографы. Она гораздо шире. Благодаря спортсменам и их опыту мы как раз и выявляем маленькие детали, которые и являются исключительно важными для олимпийцев. Помогает и другое. Я хорошо знакома с членами олимпийской семьи. Думаю, что как раз из-за всего этого и заняла высокий пост. Меня совсем не смущают сложности, наоборот, я отвечаю на непростые вызовы своей работой. И уж, конечно, я не вижу никаких проблем в том, что руководителем заявки является женщина. Совсем наоборот - горда, что отношусь к поколению женщин, оказывающих влияние на мировой спорт.

    РГ: Каковы шансы Мюнхена по сравнению с конкурентами - с французским Аннесси и южнокорейским Пхенчханом в этой битве "большой тройки" за Игры-2018? Полно слухов, будто МОК не может не принять во внимание настойчивость корейцев: они выдвигают свою кандидатуру в третий раз подряд...

    Витт: Знаете, если спортсмен дважды подряд выигрывает "серебро", это совсем не значит, что в третьей попытке ему возьмут и автоматически отдадут "золото". Каждые соревнования начинаются с нуля. Это новая попытка и новые обстоятельства. И наша гонка между тремя городами-кандидатами продолжится до самого финиша в Дурбане.Что касаетя разговоров о том, кому вести спорт в будущее, то необходимо поддерживать определенные традиции, не отрываться от корней, бережно относиться к странам, где спорт за долгие годы стал частью национальной культуры. Если Олимпийские игры будут отправляться лишь в те регионы, где их раньше не видели, то интерес ко всем этим событиям в других региона может потихоньку снизиться, даже исчезнуть.

    РГ: В чем же, на ваш взгляд, сила Мюнхена?

    Витт: В том, что именно здесь очень естественно спортивные традиции переплелись с традициями большой культуры. Самое важное: интерес к зимним видам в Германии неимоверный. В этом сезоне у нас в стране прошло 12 Кубков мира, и мировых чемпионатов по дисциплинам, входящим в олимпийскую программу. За ними наблюдали миллионы болельщиков и около миллиарда телезрителей. Видите, как разыгрался наш спортивный аппетит? Идея проведения Игр в Мюнхене получает огромную поддержку населения: по самым последним данным, 75 процентов - "за". Такого в Германии еще не бывало.

    РГ: Теперь обратимся к фигурному катанию. В Москве только-только завершился чемпионат мира...

    Витт: ...и тут прежде всего я хотела бы поблагодарить Москву, российских организаторов за успешно выполненный тройной аксель. Организовать чемпионат так быстро и так эффективно за столь короткий срок - это здорово. Знаю, что всем спортсменам у вас понравилось.

    РГ: Катарина, а что вы цените в фигурном катании, четверные прыжки с их сложностью, артистизм или нечто другое? О ценностях фигурного катания сейчас спорят?

    Витт: Я не разрешу этот спор, лишь замечу: фигурное катание - исключительно сложный, технически непростой вид. Тут требуются огромная скорость и высота прыжков, поэтому фигурное катание в определенной степени занятие опасное. И здесь ты должен не только прыгать, кататься, преодолеть все эти сложности, но и всем своим видом показывать, что это дается тебе без особого труда, и одновременно не забывай демонстрировать такое важнейшее качество, требующееся чемпиону, как искусная хореография. Все это должно тронуть сердца. Кому подобное удается, тот и вписывает в историю красивейшего вида спорта свою строку.

    РГ: Давайте вернемся во времена вашего чемпионства. У вас были свои идолы, кумиры? Вы кому-то подражали?

    Витт: У каждой эпохи свои идолы - и я уверена: невозможно сравнивать мастерство фигуристов разных поколений, пересекая и нарушая временные границы. Молодые болельщики всегда выбирают собственных идолов. Когда о тебе помнят, знают твое имя, не смешивая его с фамилиями чемпионов прошлого или будущего, это и есть признание. Добилась такого, следовательно, ты уже создала себе памятник.

    РГ: Помню, вы дружили со спортсменами советской сборной. Связи сохранились? Вы и по-русски говорили прекрасно.

    Витт: Во время туров, которые следовали после выигранных состязаний, я выступала вместе со спортивной парой Еленой Валовой - Олегом Васильевым. И еще с Наташей Бестемьяновой, Андреем Букиным - танцевальным дуэтом, который бы я назвала иконой танца на льду, великой русской танцевальной парой. Я восхищалась, мы были друзьями. Не забуду легендарные русские вечеринки, устраиваемые прямо после показательных выступлений во время этих международных туров. После них выходить на лед становилось своеобразным нелегким вызовом.

    РГ: Понимаю, на что намекаете.

    Витт: А теперь о моем русском. Помню до сих пор, как учила его в школе, эти уроки мне страшно нравились, но, к сожалению, сейчас я язык почти забыла. При этом каждый раз, когда хоть на пару деньков возвращаюсь в Россию, многое оживает в памяти. И каждый раз я удивляюсь самой себе: мой русский забыт не до конца!