Новости

24.05.2011 00:23
Рубрика: Общество

Школа-next

Директор Ефим Рачевский о том, почему можно не ходить в школу, зачем художникам химия и куда исчезают классы

"Мы еще чуть порешаем?" - извинился директор Рачевский. В кабинете у Ефима Лазаревича сидел его зам. Разговор шел "горячий".

Что делать с помещением под спортзалом, чтобы была нормальная звукоизоляция и во время уроков физкультуры опоры не резонировали? Сколько нужно денег? Или лучше вообще отказаться от идеи использования помещения?..

На стене - две школьные доски с убористыми цифрами. Бюджет и внебюджет, статьи расходов. Как распределить 225 миллионов рублей бюджетных средств и куда направить 75 миллионов внебюджетки?

К Рачевскому я пришла не только как к директору одной из лучших московских школ - N 548, известной как Центр образования "Царицыно", но и как к члену Общественной палаты. Узнать, что он думает о многострадальных стандартах для старшей школы.

Ефим Лазаревич предлагает: "А давайте говорить о стандартах как зеркале нашей реальности".

Измерить патриота

Ефим Рачевский: Зеркало - это стандарт, разработанный группой Александра Кондакова. Сегодня, думаю, уже все знают, чем этот вариант отличается от того, который писали академики РАО во главе с Николаем Никандровым. Оба "висят" на министерском сайте. В чем зеркальность? Значительная часть текста носит декларативный характер. Говорится про национальную идентичность, нравственность и патриотизм. И вот здесь я блуждаю. Все пытаюсь понять, как это можно померить? Пригласить ВЦИОМ?

Российская газета: ЕГЭ по этим "предметам" не сдашь.

Рачевский: Дело даже не в ЕГЭ. В моем учительском сознании Единый госэкзамен вообще вторичен.

РГ: Стандарт предлагает ввести в старшей школе в три новых обязательных предмета - ОБЖ, "Россия в мире" и "Физкультура". Это действительно нужно?

Рачевский: Насчет физкультуры у меня возражений нет. Про предмет "Россия в мире", надеюсь, все скоро забудут. В моде иллюзия, что с появлением новых предметов в школе обязательно изменится что-то "глобальное". Либо условия для бизнеса в стране, либо экологическая ситуация, либо резко вырастет патриотизм, либо меньше жертв станет на дорогах...По радио услышал шокирующее: по условиям, благоприятствующим развитию бизнеса, Россия на 122-м месте, а Грузия - на 8-м. И, увы, одними новыми предметами эту ситуацию не выправить.

СпецНАЗ в кармане

РГ: А что скажете про основы безопасности жизни? Вы ведь первыми в России ввели подобный курс в школе.

Рачевский: Да, предмет "Школа выживания" появился у нас шестнадцать лет назад. Причем оказалось, что активнее всего информацию по основам выживания в экстремальных ситуациях человек воспринимает в младшем школьном возрасте и в подростковом. В старшей школе он должен уже это все уметь. Поэтому мы по сути убрали ОБЖ из 10-11-го класса, оставив лишь формальности, но в "началке" и основной школе этот курс у нас был всегда. Наши дети тогда ходили с НАЗом - носимым аварийным запасом: 2 копейки, чтобы позвонить, 2 спички - мало ли что, карточка с адресом и именами родителей, половинка лезвия.

РГ: В мои школьные годы курс сводился к надеванию противогазов на время и стрельбе из ружья в тире...

Рачевский: Главное, чтобы сейчас все не сводилось к этому. Но повторю: в старшей школе ОБЖ - формальность. Начинать учить детей спасать себя и окружающих надо раньше.

РГ: По сути "кондаковский" стандарт - это активный переход к профильной школе. Но ведь у нас профилизация началась еще 10 лет назад.

Рачевский: Концепция профильного обучения, придуманная компанией во главе с талантливым педагогом Анатолием Пинским, так и не реализована. Предполагалось максимум вариативности для каждого. А что имеем? Все те же 19 предметов. Рассказы о том, что в России во всю идет профильное обучение, - это мифы.

Виртуальная школа

РГ: В одном их своих интервью вы сказали, что дети перестают ходить в школу и в этом нет ничего страшного. Это как?

Рачевский: Мы должны понимать, что хождение в школу для детей - необходимость. Но не только для изучения одноцветных или парнокопытных. Ребята здесь проживают солидный кусок жизни, социализируются. Мы, кстати, проводили анонимный опрос среди одиннадцатиклассников. Спрашивали: если бы послезавтра они получили аттестат, перестали бы ходить в школу? Только четыре человека из 180 ответили утвердительно. Остальные будут ходить.

РГ: Чтобы тусоваться?

Рачевский: Не только. Хотя друзья и компания - это тоже огромная часть школьных отношений. Но мы их недооцениваем. Им, правда, интересно с умным учителем заниматься физикой, математикой. Ерунда, что дети "отращивают" образовательную мотивацию к 14 годам, и потом уже все. Они хотят учиться. Когда им интересно.

Наша общая ментальность в том, что учение может быть только аудиторное, контактное. И обязательно в школе. А за пределами школы якобы ничему научиться нельзя. Недавно был на "круглом столе" с представителями неформального образования - дистанционного, семейного. Ребята дали отличную статистику. Если в России в 2008 году образование по семейной форме получили 11 тысяч человек, то в 2010-м - уже 97 тысяч. А в США в 2007 году таких было 1 миллион 200 тысяч, а сейчас - 2 с лишним миллиона. Диаграмма успешности тоже поражает. Успешность тех, кто учится самостоятельно и не ходит в школу, - в полтора раза выше.

РГ: Что, скоро в школу вообще перестанут ходить?

Рачевский: Такого, конечно, не произойдет. Но мы, к счастью, приходим к пониманию, что учит не только школа. У нас в здании для старших классов висит девиз: "Хождение в школу не должно мешать моему образованию". Двадцать лет назад это было невозможно. Слишком скудными были внешкольные источники информации. Хотя кто хотел, тот находил.

Я вот учился в школе в маленьком бессарабском городишке. И мои одноклассники, увлеченные физикой, этот любимый предмет на высоком уровне изучали заочно - в физико-математической школе при Новосибирском академгородке. Задания отправляли по почте. Возьмем стандарты обучения в престижных вузах США или Англии: у студента третьего курса аудиторная нагрузка - 6-7 часов в неделю. Остальное время - библиотека, исследования. А у нас иллюзия, что если учитель не будет тебя кодировать в течение 45 минут, то ты ничего не выучишь.

Ломать и строить

РГ: В вашей школе давно работает принцип вариативности и выбора уровня, на котором учить тот или иной предмет. О чем как раз говорится в новых стандартах. Поделитесь опытом?

Рачевский: Да, тогда мы по сути "сломали" стандарты старшей школы. Закон говорит: нужно выполнять образовательный минимум, но не декларирует - как. И вот мы воспользовались правом самостоятельно решать - как именно. Выяснилось, что дети в старшей школе выбирают часть предметов для основательного изучения, потому что уже представляют себе, чем будут заниматься дальше: медициной, или бурением шахт, или авиастроением. Примерно 27 процентов "смежных" предметов они изучают время от времени. По остальным же - просто вынуждены "тянуть лямку". Иначе не получат аттестат.

Наш проект мы назвали серьезно: "Оптимизация информационных потоков для старшеклассников". У нас, к примеру, математика ведется на трех уровнях. Для тех, кто пойдет в МИФИ, Физтех, факультет ВМК в МГУ и Бауманку. Для тех, кто пойдет на физфак, но в пединститут или в Высшую школу экономики. Там другая математика. И третий уровень для тех, для кого математика - вторичный предмет. И самое интересное, что дети формируются у нас не по классам, а по группам. То есть профильную и сложную математику учат 40 одиннадцатиклассников, но из разных классов - А, Б, В. Так же происходит и со вторым уровнем обучения. А вот с третьим - по-другому. Мы предлагаем ребятам на выбор: или перейти на индивидуальный учебный план (изучать самостоятельно, сдавая периодически какие-то темы), или готовить и защищать проект, или заниматься в традиционной урочной системе.

Все на выборы

РГ: Многие доказывают, что в 15-16 лет трудно сделать сознательный выбор с прицелом на будущую профессию.

Рачевский: Если не учить ребенка выбирать еще с детского сада, то он никогда этому и не научится. Возможность выбора в глобальном плане у нас только-только появляется. Раньше его просто не было. Если ты был троечником, то после 8-го класса учитель брал тебя за руку и отводил в ПТУ.

А не умеешь выбирать - не умеешь принимать решения. Группа Кондакова в своих стандартах проблему выбора поставила. И это здорово.

Когда там появился интегрированный курс "Русская словесность" - хороший, кстати, курс, - все стали возмущаться: как же так, ребенок никогда не прочитает Шолохова, если его не будет в программе! А скажите мне, какой "умник" уложил "Мертвые души" в программу 8-го класса?! Там же в этом возрасте что-либо понять очень сложно. Я сам впервые реально воспринял эту поэму в 30 лет. Теперь раз в три года перечитываю и получаю безмерное удовольствие от новизны. Я уж не говорю о Достоевском. Или, например, курс "Естествознание", что тоже предлагается в стандартах, у нас работает с 2002 года - для тех детей, которые будут поступать на гуманитарные факультеты. Есть курс химии для художников (при школе работает художественная школа). Им же надо разбираться в красках - что с чем взаимодействует, какие реакции, как смешивать.

Внеклассная работа

РГ: Означают ли новые стандарты, что класс, как самостоятельная единица, перестает существовать?

Рачевский: Так и есть, но только в старшей школе. Кстати, мы, наверное, единственная страна, где сохранилось классное руководство. На западе его вообще нет. Там есть старшие учителя, тьюторы.

РГ: Получается, что вариант стандартов "от Никандрова" вы вообще не рассматриваете?

Рачевский: Стандарты Никандрова написаны прекрасным, понятным языком, чего, кстати, очень не хватает другому варианту. По словам разработчиков, в этом стандарте заложено главное - традиция сохранения отечественной школы. Учить всех и всему, без выбора. Суммарное количество предлагаемых предметов - 18. Никандровский стандарт не посягает на часы (в отличие от варианта Кондакова, чем тот и опасен для школьных работников, за что его и критикуют). Он сильно привязан к понятию "аудиторная нагрузка". Это стандарт не постиндустриального, а индустриального общества. Он не может привести к прорыву. Инновационные решения и экономика невозможны в отсутствие ситуации выбора и принятия решений.

РГ: Многие уже окончательно запутались во всех этих вариантах...

Рачевский: Надо успокоиться. Заработает новый стандарт не раньше 2020 года. Но я глубоко убежден, что нельзя тем, кто отстаивает тезис о том, что советская школа и отечественное образование - самые лучшие в мире, доверять формирование содержание образования с прицелом аж на 2020 год. Это должны делать абсолютно новые люди. Люди-next. Надеюсь, появится следующая команда разработчиков. Но делать это надо очень быстро.

Я К ВАМ ПИШУ

На сайте школы Ефим Рачевский ведет открытую переписку с учениками и родителями. О чем пишут директору?

Вероника: Добрый день, Ефим Лазаревич! Здание подростковой школы в очень плачевном состоянии. Серость, старая мебель и давнишний ремонт производят очень давящие ощущение! Когда планируется ремонт?

Рачевский Е.Л.: Вероника, друг мой и наш! Ремонт в здании не планируется, года два будем копить на это деньги. В этом году мы должны отремонтировать кровлю - течет: 2 500 000 рублей, отремонтировать внутренний дворик и бетонные отмостки - 3 400 000 рублей, несколько кабинетов - примерно 850 000 рублей... Обращаю внимание ваше на то, как интересно, вкусно и весело выглядит пристройка. И сделано все это было ребятами нашей художественной школы. Есть предложения по остальной части здания? Кроме мебели и ремонта?

Екатерина: На сайте указано, что "Синяя Птица" относится к дополнительному дошкольному образованию вашего Центра. Его воспитанники имеют преимущества в поступлении в 1-й класс?

Рачевский Е.Л.: Хорошее и разумное дело, но посещение этого кружка не дает преференций при записи в школу.

Валентина: Я выпускница 548-й школы. Заканчиваю исторический факультет Московского педагогического госуниверситета. Очень хотела бы вернуться сюда, уже работать. Университет заканчиваю с красным дипломом. Есть ли вакансии?

Рачевский Е.Л.: Здравствуй, Валентина! Если вакансия и будет, то очень незначительная по нагрузке. Нам в любом случае нужно встретиться, возможны варианты. Приходи в мои приемные часы.

Общество Образование Стандарты для школы