Новости

24.05.2011 00:50
Рубрика: Власть

Неприкасаемая бумага

В милиции новшество - документы от граждан складывать в один ящик
Текст: Алексей Куприянов (эксперт Государственной Думы и Общественной палаты РФ)

В отделах внутренних дел в последнее время появилась интересное новшество - всевозможные заявления, жалобы, ходатайства и прочее не передавать от граждан в руки сотрудников, а действовать через специальную урну для сбора просьб, пожеланий и предложений.

С одной стороны, это вроде хорошо - исчезает возможность не принять у человека его письмо, убирается коррупционная составляющая.

Но вот с другой стороны, желание сделать как лучше дало вполне ожидаемый результат - для вполне определенной группы граждан - адвокатов, а значит, и их подзащитных, стало хуже.

Следственный аппарат органов внутренних дел стал последнее время работать с документами, так называемыми ходатайствами по-новому. Если в начале этой "моды" - складывать любую бумагу только в ящик - можно было предположить, что препоны - инициатива самих следователей, молодых и нерадивых, то теперь можно констатировать - сложилась стройная система, охватившая все следственные подразделения. Теперь адвокат не может получить официальное доказательство подачи ходатайства в орган следствия.

Защитнику в столице создана альтернатива: или он сдает свое ходатайство следователю, с его согласия, и тот ему лично расписывается без всяких штампов своего подразделения, или, если следователь не хочет, то адвокат должен бросить ходатайство в общий ящик "Для обращений граждан". А на следующий день дозваниваться до канцелярии, часто безуспешно, чтобы узнать "входящий" номер. Это ходатайство будет зарегистрировано только следующим днем. В то же место - в общий ящик - надо бросать и жалобы на своего следователя. В УВД Центрального административного округа Москвы и следующий день после закладывания документа в ящик может не оказаться днем официальной регистрации его подачи. Почему это важно? Для задержанных и подследственных счет идет на часы, и не успеть вовремя подать нужное ходатайство часто равносильно приговору.

В УВД ЦАО столицы пошли дальше и создали в холле бюро пропусков единый ящик для обращений граждан во все подразделения. Поэтому сначала все обращения попадают в экспедицию УВД. И только потом разносятся по канцеляриям подразделений, в том числе и в следственное управление, где и регистрируются.

Как нетрудно догадаться - возникает еще один дополнительный рабочий день от обращения в систему "одного окна", вернее "одной щели", до регистрации и стола следователя.

Но заветного синего штампа - юридического подтверждения своевременной сдачи документа адвокат не получает ни в каком случае и нигде. Разве можно бросить в эту урну "для обращений граждан" оригиналы, например, медицинского освидетельствования подзащитного или иных инициативных исследований специалистов, если следователь на все разговоры об экспертизе отвечает: "Не дождетесь!"? Случается, что следователь, получив ходатайство о приобщении тех или иных доказательств защиты, отказывает в их приобщении. И случается это с каждым годом все чаще и чаще.

Еще одно "изобретение" следствия последних лет. Отсутствие Постановлений о рассмотрении ходатайств, поданных защитниками. Материалы со слов следователя вроде приобщаются, но ни одной бумаги со словами "ходатайство защитника удовлетворить ..." своевременно не выдается. В лучшем случае получаешь их кипой ближе к моменту ознакомления с делом. Нарушения в работе следствия избыточно нагружают суды адвокатскими жалобами. Иногда поневоле возникают жалобы, которые преследуют только цель получить информацию из уголовного дела, с которой защитника обязан ознакомить следователь. Обязан, но не торопится исполнить свои обязанности.

Я с ордером отправился в УВД, чтобы ознакомиться с постановлением о возбуждении дела против моего клиента, который о деле узнал из СМИ. Но следователь найти для меня время не соизволила, и я три часа уяснял вышеописанную работу "урны одного окна" и бился головой о местный телефон, переговорив, кажется, с половиной сотрудников здания. На следующий день я тоже не смог связаться со следователем. При наборе номера кабинета изо дня в день включался факс.

Наигравшись в этакие "прятки", я подал жалобу в Таганский суд. Прямо указал, что не могу даже назвать номера уголовного дела, так следователь от меня бегает. Так я увидел дело лишь в суде.

комментарий

Ирина Дудукина, официальный представитель Следственного комитета при МВД России:

- Обращения, жалобы и ходатайства в МВД принимаются в соответствии с Инструкцией по работе с обращениями граждан в системе МВД России, утвержденной приказом МВД России N 750 в 2006 году. И то, что адвокат называет "специальной урной для сбора просьб, пожеланий и предложений", называется ящик для корреспонденции.

Такие ящики действительно установлены почти во всех подразделениях системы МВД России, есть таковой и в холле здания, где расположен Следственный комитет при МВД России. Упомянутой выше Инструкцией запрещено напрямую, из рук в руки, принимать жалобы. Для того, чтобы это сделать лично, существуют специальные приемные органов внутренних дел.

Что же касается ходатайств адвокатов, то здесь все предельно регламентировано УПК. Из рук в руки жалобу или ходатайство адвокат может передать только во время проведения следственных действий. В остальное время - направить по почте заказное письмо с уведомлением, либо опустить все в тот же ящик для корреспонденции.

Каждый документ, поступающий в подразделение, должен быть зарегистрирован и доложен руководителю органа, затем попадает к исполнителю, если необходимо - исполнение берется на контроль. Поэтому не понятны сетования адвоката на то, что все документы регистрируются, а не попадают самотеком к следователю.

А его жалобы на то, что следователю окружного управления внутренних дел сложно дозвониться, тоже несостоятельны - в районном звене следователь не только сидит в кабинете за письменным столом.

Он проводит следственные действия по многочисленным уголовным делам (к слову, в среднем по России в производстве у одного следователя МВД находится 69 уголовных дел, а где-то этот показатель существенно зашкаливает) - обыски, выемки, следственные эксперименты. Он может находиться на суточном дежурстве и выезжать на место совершения преступления. Однако руководитель следственного подразделения всегда на месте, и ему можно позвонить и урегулировать все вопросы.

Власть Безопасность Правоохранительная система Правительство МВД