Новости

02.06.2011 00:06
Рубрика: Культура

Корни и ветви

Вышел сборник из семи книг обозревателя "РГ" Всеволода Овчинникова

Здесь в одном переплете собрано лучшее из написанного Всеволодом Владимировичем Овчинниковым.

"Ветка сакуры" - повествование о японцах, "Корни дуба" - об англичанах, "Горячий пепел" - захватывающая история гонки за обладание ядерным оружием, "Цветы сливы" - о кулинарных традициях китайцев и японцев, "Вознесение в Шамбалу" - о таинственном Тибете, "Своими глазами" - путевые заметки с пяти континентов Земли.

Я с волнением взял в руки этот увесистый том и немедленно углубился в самый любимый мною текст - "Ветка сакуры". И вновь пережил то же, что испытывал в далеком уже 1970 году, когда эта книга впервые была опубликована в "Новом мире", - истинное наслаждение умом, изяществом и простотой. Простотой, конечно же, кажущейся: мне, профессионалу со стажем, известно, чем дается такая вот простота изложения. За ней, как правило, глубочайшие знания, совершенное владение языком, ум, талант, самоирония и много еще чего. Но в случае Овчинникова все перечисленные элементы наличествуют обязательно.

У "Ветки сакуры", равно как и у "Корней дуба", есть несколько особенностей, выделяющих эти книги из океана текстов, написанных отечественными журналистами о разных странах.

Во-первых, в этих книгах вы не встретите ни одной конкретной фамилии или имени героя. Это книги не о конкретных людях, это книги о национальных характерах, о способах жизни японцев и англичан. Я и по сей день удивляюсь тому, как сверхбдительное партийное начальство позволило во времена полного угара коммунистической пропаганды выйти этим книгам в свет. Дело в том, что точное и беспристрастное повествование Овчинникова о национальных характерах и образе жизни японцев и англичан провоцировало советского читателя на постоянное сравнение этих образов жизни с нашим. А результат такого сравнения - неизбежное размышление читателя о корнях нашего, в ту пору советского, образа жизни, произрастающих из 1917 года. Всеволод Овчинников оказался умнее и компетентнее, чем весь цензорский аппарат ЦК КПСС. Сам, того не желая, он обыграл этого монстра вчистую. Книги Овчинникова родили целый жанр в советской журналистике, который совсем по-оруэлловски назывался "критика положительным примером".

Во-вторых, книги Овчинникова написаны с ощутимой любовью к японцам и англичанам. В то советское время нам полагалось любить в зарубежных странах только угнетаемый капиталистами пролетариат и борющихся с системой коммунистов. В своих книгах Всеволоду Владимировичу удалось оказаться вне классового подхода, который яростно культивировался и насаждался в советской международной журналистике. Его книги не дышат злобой, от них веет добротой и спокойным вниманием. В ту пору типичный советский кинозритель мучился в очередях за билетиком на сеанс международного кинофестиваля в Москве не потому, что он жаждал новых эстетических впечатлений. Ему хотелось посмотреть, как они ТАМ живут. Хотя бы полтора часа понаблюдать в эту кинофорточку мир за "железным занавесом". Книги Овчинникова удовлетворяли этот запрос стопроцентно. Почему он смог это сделать в то непростое время? Сам Всеволод Владимирович неоднократно отвечал на этот вопрос: надо знать о предмете исследования больше, чем твой читатель, и больше, чем твое высокое руководство. Так и было. Вот что писали сами японцы, когда "Ветка сакуры" была переведена и издана в Японии. "Когда автор говорит о чем-то непонятном для иностранцев, он так глубоко понимает суть дела, что даже мы, японцы, не можем не согласиться с ним... Как он умудрился докопаться до таких вещей! - невольно удивляемся и улыбаемся мы". "На каждой странице книги чувствуется доброжелательность, широта души и теплота, с которой советский человек смотрит на Японию"...

В-третьих, и "Ветка сакуры", и "Корни дуба" с честью выдержали достаточно тяжелое испытание. Если в советское время люди в СССР читали эти книги, всецело доверяя автору и не зная, как на самом деле живут японцы и англичане (выехать за границу, да еще в капиталистическую страну для большинства было проблемой), то теперь большинство видело эти страны собственными глазами. И теперь Овчинников, не изменив в этих книгах ничего по существу, объясняет людям то, что они увидели. Теми же самыми словами. Поразительная добросовестность и профессионализм!

В-четвертых, нам с вами, прочитав эти книги, остается сожалеть, что ни в Англии, ни в Японии, ни в США не нашелся столь же блистательный, умный и доброжелательный автор, который мог бы написать о русском национальном характере, об образе жизни типичного россиянина.

Хотя почему бы не взяться за эту тему тому, у кого она получается лучше, чем у других? Вы как думаете?

Объем сборника составляет 1087 страниц. Его можно приобрести в книжных магазинах, а также заказать по адресу: 123022, Москва, а/я 71, "Книга-почтой", или на сайте: shop.avanta.ru

Культура Литература