Новости

06.06.2011 15:56
Рубрика: Культура

Каневский о "черноколготочнике"

Текст: Лариса Ионова (Таганрог)

В первые дни июня на донскую землю приехал знаменитый телеведущий, заслуженный артист РФ Леонид Каневский, известный массовому зрителю как майор Томин из культового сериала советских времен "Следствие вели знатоки".

Из аэропорта - и сразу в главное управление МВД России по Ростовской области, к генерал-майору Лапину и поджидающим журналистам. И на вопрос, чем это вдруг приглянулся тихий мирный Таганрог зубру криминального жанра, так и ответил: - Хотелось побывать в июне на Азовском море.

Ну, а если серьезно, то в Таганроге у Каневского были запланированы съемки про еще одну нашумевшую в свои годы историю сексуального маньяка Юрия Цюмана, прозванного "черноколготочником" по причине страшной нелюбви его к этому предмету одежды. Он убивал прекрасных носительниц колготок исключительно черного цвета, а потом душил ими свои жертвы.

Российская газета: У вас вышла уже 147-я лента в ставшем популярным сериале "Следствие вели…" Как вы подбираете темы?

Леонид Каневский: На самом деле, темы ищут журналисты, подбирают интересные сюжеты, их принимают редактора, готовится сценарий, а потом уже съемочная группа выезжает на место и снимает реконструкцию того, что происходило много лет назад. Порой приходится давить своим авторитетом, чтобы помогли найти, разыскать, открыли доступ к архивам.

Главная наша задача - встретиться с теми, кто вел тогда следствие, показать их, дать информацию из первых рук. Во все времена главными героями были те профессионалы, которые делали свое дело, делали его сильно, точно, честно.

РГ: То было ваше время, и вы уже работали в жанре криминального детектива. Приходилось ли вам самим встречаться с Юрием Цюманом?

Каневский: Лично, к счастью, не встречался. К счастью - потому что у меня ненависть к таким нелюдям. И не могу согласиться с мораторием на отмену смертной казни для них, это неправильно, оставлять их в живых. Их надо стирать с лица земли, чтобы не было таких преступлений и таких трагедий.

РГ: Как, по-вашему, отличаются ли преступления той, советской поры, от современных?

Каневский: Безусловно. В 1960-1970 годы преступники были более наивные. Не столь жестокие, как сейчас, и действовавшие не в таком масштабе. Почему тот же Цюман, или Чикатило гремели на всю страну? Потому что серийность это был нонсенс, и большое количество жертв - сенсация. "Санитары", "фантомасы" - все это единичные случаи, а сейчас таких банд как здрасти сказать. И тогда ЧП гремело на весь Советский союз.

А сейчас зверские убийства совершаются повсюду - в Краснодарском крае и в Ставропольском, не говорю уже о Москве и Питере. Сегодня людей убивают целыми семьями, но это уже стало привычным. Сегодняшние преступники более изощренны, более опытны. Часто лишь заказывают убийства, и потом невозможно найти исполнителей. В те времена преступников находили практически всегда. А сейчас много дел, к сожалению, зависает. Невероятная жестокость, агрессивность - и полное равнодушие окружающих.

РГ: С чем вы это связываете?

Каневский: Cоциальное расслоение общества, коммерциализация. Раньше не было возможности выехать за пределы страны, не было Интернета с его вседозволенностью, порноизданий на каждом углу, изобилия и доступности отличной бытовой техники. Фильмы, боевики, ужасы показывают во всех подробностях, как что делается. В итоге человек привыкает к виду крови.

Не могу согласиться с мораторием на отмену смертной казни для таких людей как Цюман или Чикатило. Это неправильно - оставлять их в живых. Их надо стирать с лица земли.

РГ: Ваши фильмы отличает особая интонация, вы пропускаете события через себя, свои воспоминания и осмысление произошедшего участниками и свидетелями тех дел. Помнится, вы еще в начале проекта ставили условие авторского начала в передаче?

Каневский: Да, была договоренность: я говорю о том времени - времени счастливом и грустном, драматическом и смешном, радостном и печальном, - которое было, в котором я жил, наблюдал, знал и понимал. И вот наша программа идет по телевидению уже шестой год. Я считаю, нам удалось выдержать заданный тон.

Криминала в жизни пруд пруди - переключай любой канал: фильмы-боевики, жуткие новости. Но в нашей программе криминал лишь способ зацепить зрителя. Но суть другая. Я хочу рассказать о времени, о взаимоотношениях между людьми, о том, как они жили, как общались. О том, как пивная для массы мужиков была местом общения и расслабления после рабочего дня, и если бы толковый участковый потолкался бы там, братьев Толстопятовых из банды "Фантомаса" могли бы раскрыть гораздо раньше. О том, что каждый человек должен был ходить на работу, иначе существовала статья за тунеядство, и именно поэтому милиции было легко получить список всех не явившихся на работу и вычислить преступника.

Знаете, что для меня самое важное? Ко мне подходят дети одиннадцати- тринадцати лет и говорят мне те слова, ради которых я участвую в этом проекте. Они говорят: как интересно смотреть ваши истории, наша бабушка рассказывала то же самое, про жизнь, как все было. И дети понимают все это. Они слышат мою интонацию и мое отношение. А главное, смотрят фильм и вникают в ту эпоху.

РГ: Лицом к лицу лица не увидать. Стало быть, сегодняшние преступления тоже надо рассматривать через призму времени?

Каневский: Многие из участников преступлений живы, и они не то что исправились, - вошли в другие структуры. У них есть и здравствуют родные, близкие. Можно ли так, по-живому, вмешиваться во все эти события? В них вдаваться, препарировать, анализировать? Я не могу как человек.

Вот лет через тридцать - с удовольствием буду вести передачу о преступлениях 2000-х годов. Пройдет время, и люди сами осознают, что совершили, будут прозрачнее мотивы и то, что же с ними произошло. Наверное, так правильнее. Сейчас давайте оставим сегодняшние преступления для криминальной хроники.

РГ: Помимо работы в проекте "Следствие вели…" у вас насыщенная актерская жизнь. Над чем сейчас работаете?

Каневский: Ловлю счастье в работе. В Москве - меня пригласили в мой бывший театр на Малой Бронной - играю в двух спектаклях. Городничего в "Ревизоре" - отличная, чудесная роль. И в спектакле "Поздняя любовь" с Кларой Новиковой. Снимаюсь в кино.

В театре сейчас настало странное время. Когда-то с Малой Бронной приезжали со спектаклем в Ростов на месяц, на двух площадках играли. И были полные залы. А сейчас прилетаем только на два дня.

РГ: Вы счастливы?

Каневский: Тьфу-тьфу, да! И не потому, что не ошибся в выборе профессии. По линии друзей считаю себя самым счастливым. У меня замечательные друзья. Так получилось, с детства друзей не осталось, и все друзья были намного старше меня. И совсем даже не из актерской среды. А потом заметил, что сейчас близкие друзья младше меня на 20 лет, а Саша Кречет из Питера даже на тридцать лет моложе. Но мы дружим, созваниваемся, ездим отдыхать. На всех праздниках вместе. Что за феномен, не знаю.

В прошлом году мне даже орден Дружбы дали. Президент Медведев подписал, а вручал министр. И вот думаю, что-то надо сказать на вручении, все говорят, благодарят. И сказал: когда у нас застолья дружеские происходят, обязательно кто-то из друзей моих поднимает тост за меня, за то, что я умею дружить. Наверное, президент услышал это и решил подкрепить орденом.

В Ростове я бываю очень часто, раз сорок приезжал, люблю весь город, у меня здесь тоже много друзей и у нас сложились определенные традиции. Вместе посидеть, поесть раков обязательно.

И никогда не ассоциирую его с "Ростовом-папой". Это замечательный южный город, и знаю доподлинно, что его очистили от приезжих криминальных структур и сейчас здесь нет ни одного вора в законе. Это мощно.

P.S. А напоследок заиграла знакомая мелодия: "Наша служба и опасна и трудна…". Это у Леонида Семеновича подал голос мобильник.