Новости

09.06.2011 00:30
Рубрика: Власть

Евросоюз спешит на помощь

Член Европейской комиссии по международному сотрудничеству, гуманитарной помощи и кризисному реагированию Кристалина Георгиева ответила на вопросы "РГ"

Россия - одна из стран, с которыми у Европейского союза есть договоренность о сотрудничестве в преодолении чрезвычайных ситуаций. В конце мая член Европейской комиссии по международному сотрудничеству, гуманитарной помощи и кризисному реагированию Кристалина Георгиева посетила Москву.

Госпожа Георгиева, какова цель вашего визита в Москву?

Цель моего визита в Россию - расширить взаимодействие между Европейской комиссией и российским министерством по чрезвычайным ситуациям для пользы наших граждан - граждан России и Европейского сообщества - в контексте увеличения числа рисков и их масштаба. У нас существует административная договоренность о сотрудничестве, которая была обновлена в 2008 году. С тех пор произошли изменения: Европейская комиссия приняла решение о создании поста члена Еврокомиссии, нового портфеля для деятельности в области гуманитарной помощи и борьбы с бедствиями. Так что теперь у нас есть возможности для взаимодействия на более высоком уровне, и мы можем углубить это сотрудничество. В прошлом мы очень хорошо друг другу помогали, и тогда, когда в Европе были серьезные бедствия, катастрофы, и когда кризисные ситуации возникали в России. Например, в прошлом году ваша страна помогла нам во время наводнений в Польше, мы помогали, когда были лесные пожары в России. И мы хотим в будущем расширить наше взаимодействие в области взаимопомощи и совместной работы в третьих странах. Например, когда мы были на Гаити, там также были русские. Как работать вместе, как укреплять подготовку наших кадров, обучать их в новых условиях, как сделать акцент на подготовке к возможному бедствию, на его предотвращении, как усилить взаимодействие наших добровольческих структур, имея в виду, что сегодня существует тенденция к увеличению рисков, - вот вопросы, на которые нам предстоит найти ответы. Наше сотрудничество идет по линии уже существующих структур. В России это - национальный центр управления в кризисных ситуациях, в Европе - центр мониторинга и информации, на основе которого мы уже в конце текущего - начале следующего года развернем Европейский центр реагирования в кризисных ситуациях. И с помощью вот этих двух структур мы обмениваемся информацией, координируем наши действия.

Какие механизмы для преодоления кризисных ситуаций сегодня существуют в ЕС?

Европейское сообщество очень ответственно относится к вопросам солидарности с теми, кто находится в тяжелом положении. ЕС - это двадцать процентов мировой экономики и пятьдесят, иногда даже больше, процентов гуманитарной помощи в мире. В прошлом году Европейская комиссия выделила более одного миллиарда ста миллионов евро на гуманитарную помощь во всех "горячих точках". Хотя изначально на 2010 год планировалось выделение примерно 850 миллионов. И наши страны-члены выделили примерно такую же сумму. Расходы оказались выше, чем мы планировали, потому что прошлый год был очень трудным: произошли две большие природные катастрофы - на Гаити и в Пакистане, к тому же во многих точках земного шара и сейчас продолжаются конфликты. В текущем году мы уже видим, что есть необходимость в поддержке тех, кто пострадал от конфликта в Ливии. Европейская комиссия уже предоставила 50 миллионов евро, страны - члены ЕС - еще более пятидесяти миллионов. Произошел очень серьезный конфликт в Кот-д Ивуаре. Природные бедствия, включая землетрясение, - в Японии. Япония не относится к числу стран, которые обычно получают гуманитарную помощь, но, имея в виду исключительную, очень сложную обстановку, мы выделили японскому Красному Кресту 17 миллионов евро. Мы также организовали туда семь рейсов с гуманитарной помощью, включая защитные костюмы против радиации, дозиметры и т.д. Также наша принципиальная задача - предоставление помощи там, где продолжаются кризисы, например в Дарфуре в Судане, на границе Таиланда и Мьянмы или, скажем, в Алжире, где уже много лет в тяжелых условиях живут беженцы из Марокко. О них уже не пишут в газетах, не говорят по телевидению, но люди продолжают страдать. На эти кризисы в этом году было выделено 17 процентов нашего бюджета. Кроме финансирования гуманитарной помощи, мы используем механизм координации систем гражданской защиты стран - членов Европейского союза для предоставления нематериальной помощи, особенно в условиях природных бедствий.

Последний год был просто годом бедствий. Появились ли у Европейской комиссии какие-либо новые инициативы для усиления эффективности борьбы с катаклизмами?

В конце прошлого года мы приняли новый подход для более оперативного реагирования Европейского сообщества на природные бедствия. Это значит, что мы объединяем наши страны на новом уровне. Новая политика придает особое значение пяти факторам. Во-первых, это предвидение всех возможных сценариев развития ситуации. Мы должны знать все точки, в которых может произойти бедствие, самые взрывоопасные места и в Европе, и за ее пределами, все варианты кризисных ситуаций для принятия превентивных мер и подготовки к оперативному реагированию. Во-вторых, очень важно интегрировать все наши активы и человеческий потенциал по всей Европе, чтобы знать, какие у нас есть коллективные возможности, что мы сможем использовать для взаимопомощи, например при лесных пожарах или наводнениях. На третьем месте у нас стоит вопрос о создании системы логистики, чтобы мы могли оперативно перемещать эти ресурсы на место бедствия и координировать свои усилия с такими международными организациями, как ООН, и другими крупными государствами. В-четвертых, мы должны быть готовы к созданию центра координации, о котором я говорила, чтобы повысить уровень собственной координации стран - членов ЕС. И пятое - это важный вопрос - мы должны построить взаимоотношения с другими государствами, которые будут иметь системный и долгосрочный характер. Россия входит в число государств, которые являются нашими стратегическими партнерами, потому что она находится в непосредственной близости от наших границ, она является частью Европы. Для повышения эффективности нашей работы очень важно знать, какие ресурсы есть у наших партнеров, к которым также относятся США, Япония. В будущем мы планируем уделять больше внимания стандартизации наших возможностей. Что это означает? Это и стандартизация оборудования, и стандартизация подготовки, стандартизация протоколов действий. Мне было очень приятно услышать от министра Сергея Шойгу, что он думает о том же самом.

А не могли бы вы рассказать о новой инициативе по созданию Европейского волонтерского гуманитарного корпуса?

Да, мы и об этом разговаривали с господином Шойгу. Тут важно иметь в виду, что в Европе очень сильно развито волонтерское движение. У нас каждый пятый что-то делает как доброволец. И интерес к этому - именно в сфере гуманитарной помощи - очень высок. Даже в условиях кризиса, даже сегодня, когда все говорят об ограничении расходов, восемь из десяти европейцев поддерживают гуманитарную деятельность. И в Лиссабонском договоре записано, что мы создадим Европейский волонтерский гуманитарный корпус. 2011-й год в Европе объявлен Годом волонтерства, поэтому мы сейчас проводим опрос: каким бы этот корпус мог быть? Уже есть много организаций, скажем, Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, "Врачи без границ", система ООН, ЮНИСЕФ и другие, и мы не хотим конкурировать с тем, что уже существует. Нам хочется понять, чего не хватает. Оказывается, есть три востребованных направления. Первое - стандартизация. Что это значит? Если вы - волонтер по какому-то направлению, очень полезно иметь некий штамп, который подтверждает, что вы к этому готовы, что вы прошли обучение. Второе - тема управления при кризисах, которые имеют комплексный характер. Не все бедствия одинаковы. Иногда управленческим кадрам из соответствующих международных организаций не хватает подготовленности для преодоления некоторых кризисных ситуаций. Необходимо стандартизировать такой комплексный подход, чтобы в чрезвычайной ситуации не потерять ни минуты. И третье направление - предотвращение кризиса. Возьмем пример лесных пожаров в России. Разумеется, потушить их очень важно. Но еще важнее уменьшить риск повторения пожара. Это значит, что при строительстве нужно учесть все - доступ к воде, плотность лесов... Вообще в условиях климатических изменений эта тема - как усилить нашу устойчивость, чрезвычайно актуальна. В этой области не так много волонтерских организаций. Есть организации для борьбы с пожаром, когда уже загорелось, но мало тех, кто, как доброволец, помог бы поселку продумать, как все спланировать таким образом, чтобы у поселка были минимальные риски. И в этом направлении мы теперь работаем в Европе на основе пилотных проектов. С министром Шойгу мы говорили о том, что в России есть шестьдесят пять тысяч студентов, которые готовы быть волонтерами. И нам было бы интересно организовать программу обмена опытом между европейскими и российскими волонтерами.

Госпожа Георгиева, вы признаны лучшим членом Европейской комиссии года в Евросоюзе. Судя по записям и фотографиям в вашем блоге, вы были везде, где происходили бедствия, кризисные ситуации. Как вы все успеваете?

У меня очень хорошая команда. С нами работает около шестисот человек. Половина этих людей находится в "горячих точках" по всей планете. Они имеют возможность реагировать быстро, они хорошо интегрированы в те местные организации, которые занимаются преодолением кризисных ситуаций. Очень важно иметь такую команду, и я должна сказать, что мне очень повезло. Моя работа связана с оперативным реагированием, здесь нужно очень быстро принимать решения и выполнять их. Вообще я всегда говорю, что у меня, как у члена Европейской комиссии, самая хорошая работа, но и самая плохая. Самая хорошая - потому, что действительно можешь помочь людям, которым очень трудно. Но самая плохая - потому, что очень много людей оказывается в ситуации, когда необходима помощь. Бедствие - дело не политическое, тут нет идеологии, не имеет значения, к какой партии ты принадлежишь. Это самое благодатное направления для совместной работы. Кстати, 93 процента европейцев хотят, чтобы мы объединились перед лицом бедствия. Это - сфера, в которой европейское единство наиболее сильно.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Европейский союз