Новости

10.06.2011 00:50
Рубрика: Власть

Киргизия: год после погромов

Сегодня ровно год со дня начала межэтнических столкновений на юге Киргизии. В канун трагической даты руководству страны был представлен доклад международной комиссии, созданной по инициативе ОБСЕ для расследования июньских событий. Рассмотрев более 750 свидетельских показаний, проанализировав 700 документов, несколько тысяч фотографий и видеоматериалов, комиссия пришла к выводу, что основная ответственность за происшедшее лежит на руководстве Киргизии во главе с Розой Отунбаевой.

По версии авторов доклада, власти страны оказались неспособны защитить свое население: "Временное правительство, которое получило власть за два месяца до событий, либо не признало, либо недооценило ухудшение в межэтнических отношениях на юге Кыргызстана. Особую ответственность временное правительство несло за то, чтобы органы безопасности были соответствующим образом обучены и экипированы, чтобы справиться с ситуацией гражданского неповиновения". По оценке комиссии, силовые подразделения не сумели погасить кровавые стычки между киргизами и узбеками, более того, сами оказались втянуты в противостояние: военные раздавали погромщикам оружие, а киргизская полиция явно поддерживала одну из сторон. "Неспособность сил безопасности защитить свое имущество, - сказано в докладе, - вызывает вопросы о соучастии в событиях, прямо или косвенно".

Власти Киргизии с выводами комиссии не согласны. "Всплеск насилия был таких размеров, - заявила Роза Отунбаева, - что временному правительству было сложно его сдержать". Всплеск насилия действительно был нешуточным. Но хуже другое - никто к этому не был готов. Власти до последнего были уверены, что контролируют ситуацию. Эту уверенность они выражали и в беседах с журналистами. В течение трех дней, с 7 по 9 июня, я на юге Киргизии собирал материал для газетного репортажа. Предполагал в нем рассказать, какова обстановка в Киргизии накануне назначенного на 27 июня референдума по новой Конституции. Обстановка как будто бы не вызывала тревоги. Но я все же спросил губернатора Джалал-Абадской области Бектура Асанова: "После майских событий в Джалал-Абаде вы не опасаетесь новой волны массовых беспорядков?" "Нет, - ответил он, - ситуация стабилизировалась, мы держим ее под контролем".

Смена формы правления с президентской на парламентскую не привела к политической стабильности

В общем, новые киргизские власти, занятые подготовкой к референдуму, оказались застигнуты врасплох массовыми беспорядками на юге страны. По мнению международной комиссии, атаки на узбекские кварталы и "некоторые действия, совершенные во время нападений в Оше, - убийства, изнасилования, преследование против определенной группы по этническому признаку" могут быть приравнены к преступлениям против человечности. Особо отмечено, что в этих атаках, помимо гражданского населения, иногда принимали участие и военнослужащие с применением бронетехники.

Такая оценка июньских событий возмутила киргизских парламентариев. Отчет международной комиссии они назвали "необъективным, односторонним, не способствующим миру, стабильности и предупреждению нового конфликта, а, наоборот, вызывающим межэтническую нетерпимость и в последующем создающий угрозу национальной безопасности Киргизской Республики. И постановили: "Отчет данной комиссии считать документом, не имеющим юридической силы как во внутреннем законодательстве, так и в системе международного права". Главу комиссии Киммо Кильюнена "как лицо, предоставившее мировому сообществу недостоверную необъективную информацию о трагических событиях на юге страны" депутаты парламента объявили персоной нон грата.

Что может дальше случиться в Киргизии?

Новые руководители республики возлагали надежды на референдум. Прошлым летом он состоялся. И дал ход конституционной реформе. Полномочия президента были серьезно урезаны, Киргизия превратилась в парламентскую республику. Власти думали, что теперь-то жизнь вернется в нормальное русло. Но нет, смена формы правления с президентской на парламентскую не привела к политической стабильности. Высокопоставленные чиновники никак не могут поделить сферы влияния, постоянно вступают в конфликты между собой, отчего правящая коалиция, созданная после парламентских выборов, того гляди, развалится. Самым острым атакам подвергается первый вице-премьер Омурбек Бабанов. Его обвиняют в коррупции. Лидер партии "Ата-Журт" Камчибек Ташиев уже предупредил: "Если подтвердится, что за скандалом с мобильной компанией MegaCom и поставками ГСМ на американскую военную базу стоит первый вице-премьер Бабанов, фракция "Ата-Журт" готова выйти из коалиции".

Москва проявляет сдержанность в контактах с нынешним официальным Бишкеком. Единственным заметным событием тут стала недавняя встреча премьеров Владимира Путина и Алмазбека Атамбаева. По ее итогам Москва отменила пошлины на горюче-смазочные материалы. Кроме того, дала понять, что запрошенный Киргизией беспроцентный кредит в размере 30 миллионов долларов может быть предоставлен. В ответ Бишкек выразил готовность выполнить взятые еще прежними властями обязательства. А именно - отдать России 48 процентов акций завода "Дастан", производящего скоростные подводные торпеды и компоненты торпедного оружия, продать "Газпрому" 75 процентов "Кыргызгаза" и предоставить российской монополии участки для поиска новых газовых месторождений. И самое главное - киргизский премьер пообещал решить вопрос о судьбе американской авиабазы "Манас". В свое время Киргизия получила от России безвозмездно 150 миллионов долларов на стабилизацию экономики, плюс 300 миллионов льготного кредита, да еще на 100 миллионов ей списали долги. Все это - в обмен на обязательство вывести из страны американских военных.

Что говорить, система власти, существовавшая в Киргизии до июня 2010 года, была далека от западных демократических стандартов (впрочем, навязывать их азиатской стране с ее специфическими традициями было бы глупо да и небезопасно). Правда и то, что прежний президент Бакиев узурпировал власть, наделил доходными должностями своих родственников и друзей, в их же интересах произвел передел собственности. Все это новыми властями было истолковано как издержки, имманентно присущие президентской форме правления. Правка Конституции носила, таким образом, конъюнктурный характер. Хотя, думаю, не случилось бы ничего страшного, если бы Основной закон здесь вообще не меняли. Конституционный строй, каким бы он ни был, сам по себе не гарантирует стабильности. Все решают договоренности внутри элиты.

И потом... Если в истоках феодального всевластия - президентская вертикаль, только она и не что иное, то почему киргизские сторонники парламентской демократии точь-в-точь повторяют опыт свергнутых ими правителей: расправа с предшественниками - распределение ключевых ролей в политике и бизнесе между соратниками, друзьями, родственниками - передел собственности - внеэкономическое решение экономических вопросов - подавление несогласных.

Значит, дело не в форме правления, а в его содержании.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича Революция в Киргизии 2010 года
Добавьте RG.RU 
в избранные источники