Новости

17.06.2011 00:00
Рубрика: Общество

Черчилль. 22 июня 1941

Неожиданный взгляд британского премьер-министра на историю Второй мировой войны
 Фото: Репродукция Фотохроники ТАСС  Фото: Репродукция Фотохроники ТАСС
Фото: Репродукция Фотохроники ТАСС

Советы и Немезида

Немезида олицетворяет собой "богиню возмездия, которая разрушает всякое неумеренное счастье, обуздывает сопутствующую ему самонадеянность... и карает особо тяжкие преступления".

Сейчас нам предстоит вскрыть ошибочность и тщетность хладнокровных расчетов Советского правительства и колоссальной коммунистической машины и их поразительное незнание собственного положения. Они проявили полное безразличие к участи западных держав, хотя это означало уничтожение того самого Второго фронта, открытия которого им суждено было вскоре требовать.

Они, казалось, и не подозревали, что Гитлер уже более шести месяцев назад принял решение уничтожить их. Если же их разведка поставила их в известность о переброске на Восток огромных германских сил, усиливавшихся с каждым днем, то они упустили многие необходимые шаги, которые следовало предпринять при этих обстоятельствах. Так, они дали Германии захватить все Балканы. Они ненавидели и презирали западные демократии, но в январе Советское правительство еще могло при активной помощи Англии объединить четыре страны - Турцию, Румынию, Болгарию и Югославию, имевших жизненное значение для него самого и его безопасности, и создать балканский фронт против Гитлера.

Советский Союз ничего не сделал, чтобы помешать разброду между ними, и в результате все эти страны, кроме Турции, были поглощены одна за другой. Война - это по преимуществу список ошибок, но история вряд ли знает ошибку, равную той, которую допустили Сталин и коммунистические вожди, когда они отбросили все возможности на Балканах и лениво выжидали надвигавшегося на Россию страшного нападения или были неспособны понять, что их ждет. До тех пор мы считали их расчетливыми эгоистами. В этот период они оказались к тому же простаками.

Сила, масса, мужество и выносливость матушки России еще должны были быть брошены на весы. Но если брать за критерий стратегию, политику, прозорливость и компетентность, то Сталин и его комиссары показали себя в тот момент Второй мировой войны совершенно недальновидными.

...Мы знаем теперь, что в своей директиве от 18 декабря Гитлер назначил вторжение в Россию на 15 мая и что в ярости, вызванной революцией в Белграде, он 27 марта отодвинул эту дату на месяц, а затем - до 22 июня. До середины марта переброска войск на севере на главный русский фронт не носила такого характера, чтобы для сокрытия ее немцам нужно было принимать какие-либо особые меры. Однако 13 марта Берлин издал распоряжение закончить работу русских комиссий, действовавших на германской территории, и отослать их домой. Пребывание русских в этой части Германии могло быть разрешено только до 25 марта. В северном секторе уже сосредоточивались германские соединения. С 20 марта должна была начаться еще более крупная концентрация сил.

22 апреля Советы пожаловались германскому министерству иностранных дел на продолжающиеся и усиливающиеся нарушения Границы СССР германскими самолетами. С 27 марта по 18 апреля было зарегистрировано 80 таких случаев.

"Вполне вероятно, - говорилось в русской ноте, - что следует ожидать серьезных инцидентов, если германские самолеты будут и впредь перелетать через советскую границу".

В ответ немцы выдвинули ряд встречных жалоб на советские самолеты...

Мы, конечно, не располагали полной информацией о настроениях в Москве, но цели Германии казались ясными и понятными. 16 мая я телеграфировал генералу Смэтсу:

"Похоже на то, что Гитлер накапливает силы против России. На север с Балкан и на восток из Германии и Франции идет непрерывное движение войск, танковых сил и самолетов".

Сталин, должно быть, старался изо всех сил сохранить свои иллюзии в отношении политики Гитлера. 13 июня, после еще одного месяца усиленной переброски и развертывания германских войск, Шуленбург смог телеграфировать германскому министерству иностранных дел:

"Народный комиссар Молотов только что вручил мне текст следующего сообщения ТАСС, которое будет передано сегодня вечером по радио и опубликовано завтра в газетах:

"Еще до приезда английского посла в СССР Криппса в Лондон, особенно же после его приезда, в английской и вообще в иностранной печати стали муссироваться слухи о "близости войны между СССР и Германией". По этим слухам:

1. Германия будто бы предъявила СССР претензии территориального и экономического характера, и теперь идут переговоры между Германией и СССР о заключении нового соглашения между ними.

2. СССР будто бы отклонил эти претензии, в связи с чем Германия стала сосредоточивать свои войска у границ СССР с целью нападения на СССР.

3. Советский Союз, в свою очередь, будто бы стал усиленно готовиться к войне с Германией и сосредоточивает войска у границ последней.

Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым заявить, что эти слухи являются неуклюжей пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны".

Гитлер имел все основания быть довольным успехом своих мер, принятых им в целях обмана и сокрытия своих истинных намерений, а также настроениями своей жертвы.

Последний просчет Молотова стоит того, чтобы рассказать о нем.

Шуленбург, Москва - германскому министерству иностранных дел

22 июня 1941 года 1 час 17 минут утра

"Сегодня в 9 часов 30 минут вечера Молотов вызвал меня к себе в кабинет. Упомянув о сообщениях относительно неоднократных нарушений границы германскими самолетами и заметив, что Деканозову поручено в связи с этим посетить министра иностранных дел Германии, Молотов заявил следующее:

"Имеется ряд указаний на то, что германское правительство недовольно Советским правительством. Ходят даже слухи о предстоящей войне между Германией и Советским Союзом. Они подкрепляются тем фактом, что Германия никак не реагировала на сообщение ТАСС от 15 июня и что это сообщение не было даже опубликовано в Германии. Советское правительство не в состоянии понять причин недовольства Германии. Если такое недовольство вызвал в свое время югославский вопрос, то он (Молотов) считает, что он разъяснил этот вопрос в своих прежних сообщениях, и к тому же это дело прошлое. Он был бы признателен, если бы я мог сказать ему, чем вызвано нынешнее положение в отношениях между Германией и Советской Россией.

Я сказал, что не могу ответить на его вопрос, так как не располагаю нужной информацией, но что я передам его заявление в Берлин".

Однако на деле все получилось по-другому. Германское правительство не отреагировало на заявление ТАСС, тогда как советский народ и (что особенно пагубно) его Вооруженные Силы были дезориентированы за неделю до начала войны: вместо повышения бдительности их призывали к благодушию. Но час пробил.

Риббентроп, Берлин - Шуленбургу

21 июня 1941 года

"1. По получении этой телеграммы весь шифрованный материал, еще находящийся там, подлежит уничтожению. Радиостанцию надо привести в негодность.

2. Уведомите, пожалуйста, тотчас же Молотова, что вы должны сделать ему срочное сообщение и поэтому хотели бы немедленно посетить его. Затем сделайте ему следующее заявление:

"...Правительство Германии заявляет, что Советское правительство, вопреки взятым на себя обязательствам:

1) не только продолжало, но даже усилило свои подрывные действия в отношении Германии и Европы;

2) проводит все более антигерманскую внешнюю политику;

3) сосредоточило все свои силы в состоянии готовности на германской границе.

Тем самым Советское правительство нарушило свои договоры с Германией и собирается напасть с тыла на Германию, ведущую борьбу за существование. Поэтому фюрер приказал германским вооруженным силам отразить эту угрозу всеми средствами, имеющимися в их распоряжении".

Прошу не вступать ни в какое обсуждение данного заявления. Правительство Советской России обязано обеспечить безопасность сотрудников посольства".

В 4 часа утра 22 июня Риббентроп передал русскому послу в Берлине официальный документ об объявлении войны. На рассвете Шуленбург явился в Кремль к Молотову.

Когда я проснулся утром 22 июня, мне сообщили о вторжении Гитлера в Россию. Уверенность стала фактом. У меня не было ни тени сомнения, в чем заключаются наш долг и наша политика. Не сомневался я и в том, что именно мне следует сказать. Оставалось лишь составить заявление. Я попросил немедленно известить, что в 9 часов вечера я выступлю по радио.

Выступление У.Черчилля по радио 22 июня 1941 года

"Нацистскому режиму присущи худшие черты коммунизма. У него нет никаких устоев и принципов, кроме алчности и стремления к расовому господству. По своей жестокости и яростной агрессивности он превосходит все формы человеческой испорченности. За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем .

Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает. Я вижу русских солдат, стоящих на пороге своей родной земли, охраняющих поля, которые их отцы обрабатывали с незапамятных времен. Я вижу их охраняющими свои дома, где их матери и жены молятся - да, ибо бывают времена, когда молятся все, - о безопасности своих близких, о возвращении своего кормильца, своего защитника и опоры. Я вижу десятки тысяч русских деревень, где средства к существованию с таким трудом вырываются у земли, но где существуют исконные человеческие радости, где смеются девушки и играют дети. Я вижу, как на все это надвигается гнусная нацистская военная машина с ее щеголеватыми, бряцающими шпорами прусскими офицерами, с ее искусными агентами, только что усмирившими и связавшими по рукам и ногам десяток стран. Я вижу также серую вымуштрованную послушную массу свирепой гуннской солдатни, надвигающейся подобно тучам ползущей саранчи. Я вижу в небе германские бомбардировщики и истребители с еще не зажившими рубцами от ран, нанесенных им англичанами, радующиеся тому, что они нашли, как им кажется, более легкую и верную добычу.

За всем этим шумом и громом я вижу кучку злодеев, которые планируют, организуют и навлекают на человечество эту лавину бедствий...

Я должен заявить о решении правительства Его Величества, и я уверен, что с этим решением согласятся в свое время великие доминионы, ибо мы должны высказаться сразу же, без единого дня задержки. Я должен сделать заявление, но можете ли вы сомневаться в том, какова будет наша политика? У нас лишь одна-единственная неизменная цель. Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто.

Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки. Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока, с божьей помощью, не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига. Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, - наши враги... Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем. Мы обратимся ко всем нашим друзьям и союзникам во всех частях света с призывом придерживаться такого же курса и проводить его так же стойко и неуклонно до конца, как это будем делать мы...

Это не классовая война, а война, в которую втянуты вся Британская империя и Содружество наций, без различия расы, вероисповедания или партии. Не мне говорить о действиях Соединенных Штатов, но я скажу, что если Гитлер воображает, будто его нападение на Советскую Россию вызовет малейшее расхождение в целях или ослабление усилий великих демократий, которые решили уничтожить его, то он глубоко заблуждается. Напротив, это еще больше укрепит и поощрит наши усилия спасти человечество от его тирании. Это укрепит, а не ослабит нашу решимость и наши возможности.

Сейчас не время морализировать по поводу безумия стран и правительств, которые позволили разбить себя поодиночке, когда совместными действиями они могли бы спасти себя и мир от этой катастрофы. Но когда несколько минут назад я говорил о кровожадности и алчности Гитлера, соблазнявших и толкнувших его на авантюру в России, я сказал, что за его преступлением скрывается один более глубокий мотив. Он хочет уничтожить русскую державу потому, что в случае успеха надеется отозвать с Востока главные силы своей армии и авиации и бросить их на наш остров, который, как ему известно, он должен завоевать, или же ему придется понести кару за свои преступления.

Его вторжение в Россию - это лишь прелюдия к попытке вторжения на Британские острова. Он, несомненно, надеется, что все это можно будет осуществить до наступления зимы и что он сможет сокрушить Великобританию прежде, чем вмешаются флот и авиация Соединенных Штатов. Он надеется, что сможет снова повторить в большем масштабе, чем когда-либо, тот процесс уничтожения своих врагов поодиночке, благодаря которому он так долго преуспевал и процветал, и что затем будет расчищена сцена для последнего акта, без которого были бы тщетны все его завоевания, а именно - для покорения своей воле и подчинения своей системе Западного полушария.

Поэтому опасность, угрожающая России, - это опасность, грозящая нам и Соединенным Штатам, точно так же, как дело каждого русского, сражающегося за свой очаг и дом, - это дело свободных людей и свободных народов во всех уголках земного шара. Усвоим же уроки, уже преподанные нам столь горьким опытом. Удвоим свои усилия и будем бороться сообща, сколько хватит сил и жизни".

От редакции: Публикации в "РГ" (15, 16 и 17 июня) подготовлены на основе труда Уинстона Черчилля "Вторая мировая война", выложенном на сайте "Военная литература": militera.lib.ru

Советско-английские секреты

Текст: Олег Ржешевский (доктор исторических наук, автор бестселлера "Сталин и Черчилль")

Черчилль руководил жизнью империи с 600-миллионным населением, принимал важнейшие стратегические решения в годы Первой и Второй мировых войн, выложил своими руками кирпичную стену у себя дома в Чартуэлле, рисовал картины...

Его верная и терпеливая жена Клементина, "спасительный якорь", по выражению сына Рандольфа, родила пятерых детей и была с ним до последнего часа. Личная жизнь Черчилля полна приключений, скандалов, взлетов и падений, травли со стороны могущественных конкурентов и завистиников, привела к звездным годам карьеры, когда в 1940-ом он был назначен в критической для страны военной обстановке премьер-министром и через пять лет привел страну к победе.

Публикуемые "РГ" фрагменты из его шеститомного труда "Вторая мировая война" касаются важных событий, относящихся к периоду 1939-1941 годов : англо-французская коалиция потерпела сокрушительное поражение (Франция была разгромлена за 44 дня), страна выстояла в воздушной битве за Британию, но осталась в одиночестве, и угроза вторжения вермахта на Британские острова казалась неотвратимой. Это было время, когда расклад сил в Мировой войне еще не определился и создание коалиции, противостоящей агрессорам, имело для Великобритании судьбоносное значение. Тем более необходимо дополнить публикуемые фрагменты дальновидными инициативами Черчилля в этом направлении.

Документы российских архивов и богатейший служебный дневник И. Майского (в 1934-1943 годах советского посла в Великобритании) дают возможность восстановить контуры строгосекретных переговоров, которые начались 6 октября 1939-го, когда Черчилль, в то время первый лорд Адмиралтейства (военно-морской министр), пригласил к себе И. Майского. Суть позиции, изложенной Черчиллем, сводилась к следующему: "Некоторые из моих друзей рекомендуют мир. Они боятся, что в ходе войны Германия станет большевистской. Но я стою за войну до конца. Гитлер должен быть уничтожен. Нацизм должен быть уничтожен раз и навсегда". Далее он пояснил от имени правительства что: основные интересы Англии и СССР нигде не сталкиваются; СССР должен быть хозяином на восточном берегу Балтийского моря, и он очень рад, что Балтийские страны включаются в нашу систему; необходимо совместными усилиями закрыть немцам доступ в Черное море; британское правительство желает, чтобы нейтралитет СССР был дружественным по отношению к Великобритании. Так начались англо-советские переговоры. Они явились продолжением в ином формате англо-франко-советских переговоров в Москве в августе 1939 года, на которых правительство Чемберлена провалило советские предложения о заключении трехсторонней военной конвенции, что осудил и Черчилль, - ему была понятна сложившаяся обстановка и близка память о том, что в Первую мировую войну Англия и Россия выступили союзниками.

Он не примкнул к хору хулителей советско-германского пакта о ненападении, единомышленники которых ныне требуют от России покаяния. За несколько дней до встречи с Майским он заявил по радио: "То, что русские армии должны находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России. Во всяком случае создан Восточный фронт, на который Германия не осмеливается напасть". Новый британский посол С. Криппс добился 1 июля 1940-го встречи со Сталиным и вручил ему послание Черчилля, в котором говорилось, что Германия угрожает Великобритании, а также Советскому Союзу, и высказывалось пожелание о восстановлении "обеими нашими странами их прежних связей".

По итогам беседы, которая длилась около трех часов, Криппс, сообщая, что она проходила "в дружеской, предельно открытой атмосфере", сделал вывод, что "русско-германское сотрудничество будет продолжаться", и выделил согласие Сталина на британское содействие в нормализации отношений с Турцией и решении проблемы Черноморских проливов. Послание Черчилля придало еще большую активность британской политике на советском направлении. Угроза вторжения на Британские острова, возрастающее итало-немецкое давление на Балканах усилили стремление Великобритании добиться сближения с СССР и, если не разрыва, то ослабления советско-германских отношений, начиная с торговли, которую впрочем оценивали в Форин Офис как неудовлетворяющую запросы Германии.

22 октября 1940 года Криппс от имени Черчилля предложил подписать между Великобританией и СССР секретное соглашение, которое сближало политику двух стран, предусматривало признание de facto "власть Советского Союза в Эстонии, Латвии, Литве, Бессарабии, Северной Буковине и тех частях Польского государства, которые теперь находятся под советским главенством". Советской дипломатии приходилось уклоняться от "кардинальных" предложений английского правительства и в то же время не допускать ухудшения отношений с Великобританией как потенциальным союзником. Несмотря на изменившееся в Европе соотношение сил в пользу Германии, британские предложения в то время были неприемлемы. В Москве все еще надеялись удержать Германию в рамках достигнутых договоренностей.

24 февраля 1941 года в ответ на инициативу министра иностранных дел А. Идена приехать в Москву для встречи с И. Сталиным в целях улучшения англо-советских отношений, заместитель наркома иностранных дел А. Вышинский сообщил Криппсу, что "сейчас еще не настало время для решения больших вопросов". Вспоминая об усилиях немецкой разведки выяснить содержание переговоров между Лондоном и Москвой, В. Молотов в беседе с писателем И. Стаднюком так охарактеризовал действия советского руководства: "Мы, несмотря на наш договор о ненападении с Германией, не делали никаких заверений о нашем желании соблюдать нейтралитет, если она начнет агрессию против Англии, а разговоры велись те, что нам было надо".

3 апреля Черчилль направил Сталину послание, в котором сообщил об угрозе нападения Германии на СССР, что подтверждало сведения советской разведки.

Вскоре, однако, возрос импульс недоверия к английской политике в связи с неожиданным прилетом в Англию 10 мая Р. Гесса - заместителя Гитлера по партийному руководству, и советскими подозрениями об опасности англо-германского договора, для которых были основания. В апреле 1940-го, после окончания "Зимней войны" с Финляндией, начались секретные американо-советские переговоры. В Вашингтоне их вели советский посол К. Уманский и заместитель государственного секретаря США С. Уэллес, а в Москве - В. Молотов и американский посол Л. Штейнгардт. Они требуют отдельного рассмотрения. Отметим только, что 21 января 1941-го Уэллес в беседе с Уманским (это была их 15-я встреча) сообщил: "Если бы СССР оказался в положении сопротивления агрессору, то США оказала бы ему помощь". Позитивные результаты в ходе переговоров с Великобританией и США достигались с большим трудом, осложнялись взаимными, подчас необоснованными претензиями, и отношения во многом оставались натянутыми, но общая для трех стран угроза расширения германской и японской агрессии принуждала к поискам компромисса и прокладывала дорогу к сближению.

История англо-советских переговоров в 1939-1941 годах открывает во многом ранее не известные страницы деятельности Черчилля как активного сторонника создания антигитлеровской коалиции. Ко времени нападения нацистской Германии на нашу страну перспектива возникновения военного союза (The Grand Alliance) Великобритании, СССР и США становилась реальностью. Это был выдающийся дипломатический прорыв, изменивший расстановку сил во Второй мировой войне.

Общество История Вторая мировая война
Добавьте RG.RU 
в избранные источники