Новости

21.06.2011 00:30
Рубрика: В мире

Соло на "Соларе"

Пилот "солнечного самолета" Андре Боршберг дал интервью "РГ"

В качестве почетного гостя на 49-й Международный аэрокосмический салон Ле Бурже был приглашен экспериментальный самолет "Солар импульс", работающий на солнечной энергии. С одним из его создателей пилотом швейцарцем Андре Боршбергом беседует корреспондент "РГ".

Российская газета: Как получилось, что вы занялись таким, прямо скажем, фантастическим проектом?

Андре Боршберг: Меня всегда тянуло к неизведанному, новому, необычному. По образованию я инженер. Вместе с тем неоднократно приходилось создавать компании разного рода, то есть знаю, как на практике реализовывать тот или иной проект. К тому же моя страсть - небо: в свое время был военным летчиком.

Изначально родилась сумасшедшая идея: почему не сконструировать летательный аппарат, который не использовал бы ни капли горючего, а приводился в движение солнечной энергией. То есть мог благодаря фотогальваническим элементам находиться в полете днем и ночью. Загоревшись этой идеей, я полностью отдался воплощению ее в жизнь. При этом мне, конечно, было очень интересно самому оказаться за штурвалом самолета, что, в конце концов, и произошло.

РГ: Говорят, кабина "Солар импульс" невелика, да и условия там спартанские. Это так?

Боршберг: Самолет-то экспериментальный. Поэтому не до излишеств. Кабина, действительно, маленькая и тесноватая...

РГ: Тем более если учесть ваш рост - метр девяносто....

Боршберг: Благо, что есть кое-какое пространство для ног. А так все время в одной и той же позе. Более того, на борту нет системы отопления.

РГ: Как же вы согревались? Ведь на большой высоте, мягко говоря, прохладно.

Боршберг: Чтобы не замерзнуть, а на девяти тысячах метров от земли в кабине температура минус 20 градусов, на мне специальный комбинезон-пуховик, который можно поддувать, что создает дополнительный изоляционный эффект. Добавьте к этому теплые ботинки, перчатки, и вы получите мой портрет внутри "Солар импульса".

РГ: Не тяжело долго оставаться без движения? Ведь, к примеру, ваш перелет из Брюсселя в Ле Бурже длился целых 16 часов.

Боршберг: В те моменты, когда погодные условия позволяют и не нужно активно управлять самолетом, расслабляюсь и делаю дыхательную гимнастику по йогов ской методике. Таким образом стимулирую кровообращение. Помогает.

РГ: Для вас как для летчика в чем отличие полета классического от "солнечного"?

Боршберг: У "Солар импульса", скажем так, двойная натура. При штиле в воздушном океане им очень легко и приятно пилотировать. Самолет стабилен, особых усилий, чтобы держать его на проложенном курсе, не требуется. Это первый лик. С другой стороны, он становится похожим на коня с норовом, когда поднимается ветер или попадаешь в зоны турбулентности. Из-за огромных крыльев, а их размах без малого 64 метра, а также небольшого веса аппарат сверхчувствителен к любым изменениям. Поэтому, чтобы успешно его контролировать, приходится быть предельно сконцентрированным и прилагать немалые физические усилия. Скажу прямо: они на порядок больше, чем на обычном самолете. Ведь на нашем детище нет таких современных помощников пилота, как, к примеру, гидравлические усилители. Все рули управления механические.

РГ: С чем могли бы сравнить полет на "Солар импульсе"?

Боршберг: В некотором роде с птичьим полетом. То есть, как и птицам, надо постоянно учитывать направления воздушных потоков, маневрировать между ними, а то и планировать на широко распростертых крыльях.

РГ: Обычно "Солар импульс" вы поднимаете в воздух рано утром, а идете на посадку поздно вечером. Почему?

Боршберг: Взлетаю рано, с тем чтобы избежать обычного аэропортного трафика. Также стараюсь держаться подальше от воздушных коридоров гражданской авиации. Что касается посадки, то, во-первых, в вечернее время трафик также менее интенсивный. Во-вторых, это позволяет избегать восходящих потоков воздуха от разогревшегося за день посадочного поля, ангаров и других строений, которые могут нарушить устойчивость аппарата.

РГ: Какие ощущения испытываете в полете?

Боршберг: Там, наверху, когда погода нормальная, полное спокойствие. Слышишь лишь шорох электромоторов. Если спуститься пониже, можно различить даже легкий гул ползущих внизу поездов. А так тишина вокруг. Медленно лавируешь среди облаков в поисках солнечных лучей и наслаждаешься невероятной красотой - небесной и земной.

РГ: С землей часто общаетесь?

Боршберг: В первую очередь с моими коллегами, которые следят за маршрутом. Но не только. Веду по радио диалог с различными ассоциациями, политиками, школьниками. Рассказываю о нашем проекте, о перспективах альтернативных источников энергии, у которых, как мне представляется, большое будущее.

РГ: Что впереди после Ле Бурже?

Боршберг: Подготовка к кругосветному путешествию. Оно планируется на 2013-2014 годы. Пройдет в пять этапов, когда мы посетим все континенты. Для этого, конечно, надо будет построить новый самолет. В отличие от нынешнего он не будет бояться дождей и рассчитан на многодневные перелеты. В нем должно быть больше места для пилота, чтобы можно было передвигаться, делать упражнения. Это уже не говоря о санитарном блоке, запасе воды и еды.

РГ: А как, кстати, питались во время перелета в Ле Бурже?

Боршберг: Обошелся парой бутербродов и минеральной водой.

В мире Европа Франция Авиасалон "Ле Бурже - 2011" Лучшие интервью