Новости

21.06.2011 16:44

Гений - это ум и фурии

Родион Щедрин встретился в пресс-клубе Конкурса Чайковского с журналистами
Текст: Мария Зуева

Среди обязательных сочинений программы XIV Конкурса Чайковского - написанная специально к фортепианному смотру концертная пьеса "Чайковский-этюд" Родиона Щедрина. Ее исполняет каждый пианист в I этапе II тура, который проходит в Большом зале консерватории. Об этой пьесе, о самом состязании и о Майе Плисецкой состоялся разговор с Родионом Щедриным в пресс-клубе Конкурса Чайковского.

Родион Щедрин отметил высокий уровень нынешнего смотра, причем по двум параметрам - исполнительскому и организационному, - что, по его словам "нетипично для России". "На предыдущем конкурсе были какие-то отдельные "вспышки", а сейчас общий уровень музыкантов исключительно высок. Уровень организации конкурса замечательный. Мне кажется, что пришло какое-то "новое дыхание", во многом благодаря личности Валерия Гергиева, у которого колоссальная энергетика и колоссальное понимание того, что нужно сегодня, в том числе и в конкурсах. Пушкин поразительно точно определил - кто такой гений, - это ум и фурии. Вот у Гергиева это есть - и ум, и фурии. Я успел немного посмотреть в записи выступления скрипачей - в зале ни одного пустого места. В Большом зале Московской консерватории на II туре пианистов полный зал. Удивительно, радостно и необыкновенно приятно, что в России настолько почитают классическую музыку. Это рождает надежду", - поделился композитор.

Что касается трех написанных специально к Конкурсу сочинений (Кшиштофа Пендерецкого, Джона Корильяно и самого Щедрина), то, по мнению Родион Константиновича, "все три композитора ставили одну цель - задать конкурсантам задачу из нелегких, чтобы они могли показать не только свои технические возможности, но и ощущение драматургии целого, а также сориентироваться в тех агогических и темповых обозначениях, которые каждый из трех авторов написал и которым придается значение не меньшее, чем каждой ноте". Отвечая на вопрос "Российской газеты" о смысловых аллюзиях на музыку Чайковского, композитор заметил, что название "расшифровывает замысел с двух сторон": "Первое - сочинение написано с определенным адресом: Конкурс Чайковского и, следовательно, Чайковский. Второе - там есть аллюзии из "Августа" из "Времен года" - это прописано в нотах, я признаюсь об этом в печатном издании. То есть напечатано черным по белому - откуда я это украл. Так что большой тайны нет. Виртуозное сочинение, совсем непростое для исполнителя, но если он сможет его освоить, это еще раз подтвердит его достоинство".

Кстати, Щедрин - сам пианист. Он учился у Якова Флиера и считает его "потрясающим учителем". "Когда меня спрашивают, кто для мня лучший пианист, я говорю Горовиц, - комментирует композитор. - А на втором месте для меня Флиер, не потому что я у него учился, а потому что он для меня великий пианист. На третьем месте - Гилельс. Для того, чтобы выйти на сцену, надо заниматься. И с годами больше, а не меньше. Старый анекдот: идет по Нью-Йорку человек и спрашивает у прохожего "Как попасть в "Карнеги-холл?", а тот говорит "Praxis, praxis and praxis!".

На встрече вновь возник вопрос о нынешнем "раздвоении" Конкурса Чайковского на Петербург и Москву. Родион Щедрин считает это "прекрасным решением": "Москва как-то все загребала, а в Петербурге музыку любят ничуть не меньше". "Так пускай организовывают свой конкурс, зачем брать чужой бренд?", - прозвучало в ответ, после чего композитор лукаво заметил: "Извините меня, Чайковский имеет некоторое отношение к Петербургу и не меньшее, чем к Москве".

Среди недавних премьер сочинений Родиона Щедрина - двойной концерт для фортепиано, виолончели и симфонического оркестра, который имеет подзаголовок "романтическое приношение" и посвящен Марте Аргерих и Мише Майскому. "Таких двойных концертов, насколько мне известно, в истории музыки не было, - рассказывает автор. - Играли два совершенно великих музыканта, причем для Марты Аргерих это был своего рода рубикон - она никогда не играла современную музыку. А я написал не легче, чем то, что вы слышали сегодня. И уже перед самой премьерой, когда я выяснял - приезжать мне на премьеру или она сыграет другое сочинение, - ее менеджер сказал мне: учит и говорит, что очень трудно. Потом Марта Аргерих говорила: вы написали очень сложную партию, но вы сам очень хороший пианист, я вас слышала и знаю ваши возможности. Так что для нынешних конкурсантов я не писал намеренно сложно, потому что все-таки музыку должно быть удобно играть. И  уже сегодняшние прослушивания вызвали во мне позитивные чувства".

Разговор на другие темы затронул вопрос технического прогресса и отношения к нему композитора - в каком виде записывает он свои произведения: на бумаге или в электронном формате? "Я все делаю по старинке, ручкой, - рассказал Родион Щедрин. - Но вообще компьютером пользуюсь - могу прочесть и  послать email, могу заглянуть в youtube или в google, но я не рвусь дальше. Скажем, мобильный телефон у меня всегда в кармане, но супруга моя не пользуется мобильным телефоном. Я более прогрессивный. Конечно, любопытно то, что происходит в мире технического совершенствования, но иногда это страшит. Во-первых, темп, с которым появляются новшества. Только ты что-то освоил, как тут же говорят "да что вы, это все надо выбрасывать!", после чего чувствуешь себя совершенно никчемным человеком".

То, что остается незыблемым в жизни композитора, и не подлежит никаким веяниям времени и прогресса - это их чувства с супругой Майей Плисецкой. "Мы не старались специально что-то делать, значит мы просто идеально "сошли" друг к другу, у нас изумительные отношения, - делится Родион Щедрин секретом настоящей любви. - У нас нет никаких противопоставлений, в духе "ты первый, я второй". Когда меня называют "мистер Плисецкий" я не обижаюсь, когда ее называют "фрау Щедрин", не обижается она. Мне кажется, многое зависит от ее исключительного характера. Я вообще считаю, что она попала к нам из какой-то другой солнечной системы. В итоге мы уже 53 года официальной совместной жизни. А это уже серьезно".