Новости

21.06.2011 20:10
Рубрика: Культура

Военные тайны в современном переплете

Вышли новые книги об истории Великой Отечественной и Второй мировой

Горькая дата в календаре - 22 июня. 70 лет назад началась великая и страшная война… О тех далеких огненных годах уже изданы тысячи книг, документальных и художественных, мемуаров, романов и стихов. Как же отображена память о войне в современной литературе?

В степях и под водой

Если спросить любого нашего соотечественника, что из советской боевой техники можно назвать было бы символом Красной Армии, то ответ будет один - знаменитая "тридцатьчетверка" (что вовсе не умаляет значения грозных "Катюш" и штурмовиков "Ил"). Но именно танки Т-34 сражались на Курской дуге, и на их броне наша пехота въезжала в освобожденные европейские города. Именно "тридцатьчетверки" на постаментах напоминают о Великой Отечественной в разных городах и весях - от ближнего Подмосковья до дальнего зарубежья.

 

Легендарному танку посвящена книга И. Мощанского "Средний танк Т-34-76. Оружие нашей победы" (Вече). После поражения немцев под Сталинградом основные сражения развернулись на южном и центральном участках фронта. На просторах южнорусских степей имелись все необходимые условия для маневренной войны с использованием бронетанковых частей. Основным танком Красной армии и являлась "тридцатьчетверка", а точнее - танк Т-34, вооруженный 76,2-мм орудием Ф-34. Эта модель выпускалась сразу на пяти заводах. Но одновременно с этим в заводских КБ шли работы по модернизации танка.

 

По личному указанию Сталина основные усилия конструкторов и технологов, выпускающих "тридцатьчетверки", были сконцентрированы на эволюционной модернизации машины - исправлении ее "слабых мест" с одновременным наращиванием серийного производства. При этом глубокая модернизация танка Т-34 с учетом опытных разработок заводских КБ поначалу была фактически запрещена.

 

Об этом пришлось задуматься после боев на Курской дуге, где "тридцатьчетверки" столкнулись с новыми моделями немецкой военной техники. "Общий итог сражений 1943 года внушал серьезную тревогу. Если в 1941-1942 гг. наши танки Т34-76 уверенно поражали все типы бронетехники врага на дальности прямого выстрела, то в 1943 году теоретически из 20031 выпущенной немцами боевой бронированной машины стандартные бронебойные боеприпасы "тридцатьчетверок" могли уничтожить в лоб чуть больше половины вражеской армады - 11201 единицу. В противоборстве с 737 тяжелыми танками и САУ надежды на успех почти не было. Еще 8093 вражеские машины наши танкисты имели возможность поразить в борт, а в лоб только на минимальных дистанциях и при известной доле везения". С учетом этих и других факторов была проведена "революционная" модернизация, в результате которой появилась качественно новая модель - Т-34-85.

 

В издании приведено множество архивных фотографий "тридцатьчетверок", чертежей узлов танков и подробное описание тактико-технических характеристик комплектующих и даже особенностей технологического процесса.

Перед войной Германия возлагала большие  надежды на свой подводный флот, рассчитывая установить с его помощью полный контроль над основными морским коммуникациями. Что из этого получилось, рассказывается в книге Йохана Бреннеке "Немецкие субмарины в бою. Воспоминания участников боевых действий. 1939-1945" (Центрполиграф).

 

В августе 1939 года немцы имели 51 подводную лодку. Из них 21 субмарина вышла на заданные позиции и приготовилась к боевым действиям. Вскоре после перехода германскими войсками польской границы радисты притаившихся подводных лодок получили радиограмму от командования: "Отныне начать боевые действия против Британии". Первой жертвой стал британский пассажирский лайнер "Атения", торпедированный германской подлодкой "U-30". 1300 пассажиров были спасены союзниками, 120 погибло. В вахтенный журнал субмарины была занесена первая победа - причем лайнер, потопленный в ночи, был "зафиксирован" как воинский транспорт, шедший без сопровождения на полном ходу.

 

Осенью 1939 года на широких просторах Атлантики началась первая фаза сражений лодок с конвоями. Если верить коммюнике, выпускавшимся германским верховным командованием, то немецкий народ должен был быть убежден в то, что в Атлантике германские лодки ходят косяками, являясь хозяевами положения. На самом деле, бои велись силами двадцати больших субмарин, из которых треть находилась на пути к своим позициям, треть - на обратном пути или в доках. К зиме подводным лодкам пришлось производить надводные атаки только в темное время суток, чтобы не быть обнаруженным все больше возраставшим количеством самолетов разведки и эсминцев противника.

 

С каждым днем война на море становилась все ожесточеннее. В ноябре 1942 года 160 немецких подводных лодок действовали в Атлантике, 26 - в Арктике, 19 - в Средиземном море, 2 - в Черном море. Ими было потоплено 117 судов союзников общим водоизмещением 1 062 000 тонн. Но и цена этого успеха была велика - только в 1942 году Германия потеряла 86 субмарин. Союзники отрядили 2600 кораблей всех типов на борьбу с этими "серыми волками", множество тяжелых бомбардировщиков. В обстановке полной секретности ученые антигитлеровской коалиции разработали новое радиолокационное устройство "воздух-море" - "Панорама", которое, по словам германского командующего ВМФ, "впервые сделало для нас невозможным сражаться на равных".

Такие важные мелочи

 

Последнее, недописанное произведение известного писателя Василия Аксенова "Ленд-лизовские. Lend-leasing" (Эксмо) посвящено отголоскам военного детства.

 

"Пытаясь вспомнить сейчас  страшную голодную зиму 1941-42-го, мне кажется, тогдашние дети, подсознательно испытывали ощущение полной заброшенности... Приближался тотальный ужас - фронт!.. Любые фотографии или кадры "Новостей дня" говорят какому-нибудь смекалистому мальцу, что против нас на больших скоростях движется европейская техника, что сонмище мотоциклистов - это новое поколение безжалостных захватчиков".

 

Но детство тем и замечательно, что даже такой абсолютнейший кошмар может быть смягчен появлением какой-нибудь замечательной вещи. В данном случае символом спасения и поводом для бесконечно радости оказались добротные башмаки из числа получаемых по ленд-лизу товаров.

 

Аксенов вспоминает о напряженном ожидании - пробьется ли к нашим берегам очередной конвой союзников. Но сейчас, наверное, уже требуются пояснения, что ленд-лиз был государственной программой, согласно которой США передавали во время войны Советскому Союзу боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырьё. Отнюдь не бесплатно, кстати сказать, а в кредит. Списывалась вчистую только разбитая в боях техника. Дискуссии о влиянии ленд-лиза на ход войны не прекращаются и по сей день: решающей была роль этих поставок или незначительной? Но для мальчишки, которым был тогда Аксенов, ленд-лизовская обувка оказалась явным подобием волшебных предметов из сказок: "…и вдруг: я держу в руках дар небес или морей, а в общем, того и другого - ботинки из Британского доминиона Канада... Я переворачивал их подошвами вверх и глаз не мог оторвать от неслыханных подошв, на внешней стороне которых, на обеих, во всю ширину красовались рельефные отпечатки герба Британской империи…".

Есть издания, которые не поддаются обычной классификации - ни по оформлению, ни по содержанию. "Советско-германский военный словарь" И.А. Гришина и М.Г. Емельянова (Готовая книга) по внешнему виду похож на какую-нибудь спецлитературу времен Великой Отечественной войны, вплоть до старомодной бумаги и чернильного штампа: "Допущено военной цензурой. Словарных статей 121. карт-схем - 216. печатных знаков - 227600".

 

Словарь это необычен и увлекателен. Авторы рассматривают Великую Отечественную не как набор отдельных сражений, ошибок или удач полководцев, а как глобальную схватку, для исхода которой имело значение множество факторов, в том числе и психологический настрой населения; влияние не только пропаганды, но и искусства; роль военачальников и руководителей отдельных государственных служб; множество других факторов. Набор статей, снабженных перекрестными ссылками, позволяет по-новому взглянуть на общеизвестные факты и их взаимосвязь. Плюс короткие, парадоксальные, но точные формулировки - "Гестапо. Страшная организация, символ палачества и садизма", "Генерал Зима. Легендарный природный союзник русских, очеловеченный немецкими офицерами", "Шмайссер МР-40. Оружие немецкого солдата, известное благодаря советским фильмам о Великой Отечественной войне", "Жуков. Маршал Победы. Ее символ и бренд".

 

Помимо Жукова, в статьях можно найти Гудериана, Моделя, Манштейна, Гальдера, Василевского, Рокоссовского, Сталина, Черчилля, Власова, Гитлера, Геринга и Гиммлера. Не забыты и пропагандисты: Левитан ("Голос СССР", записанный Гитлером во враги Рейха Номер 1); Лени Рифеншталь ("Ее глазами мир смотрит на германский Рейх"); Геббельс ("Идеологическое человеко-оружие"); "Ленинградская" симфония Шостаковича ("Музыкальный образ безжалостного врага и стойкости осажденного Ленинграда"); Василий Теркин ("Гениальный поэтический образ бойца").

 

Особое внимание уделено именно тем "мелочам", которые и повлияли на ход Истории: "Восточная одежда победила "западную". Портянки одержали победу над носками, рукавицы - над перчатками, ватник победил куртку". Нашлось место и для наркомовских 100 грамм: "Микоян предоставил проект решения Государственного комитета обороны: "Установить, начиная с 1 сентября 1941, выдачу 100 грамм водки в день на человека...". Сталин лично внес правки, после слов "составу" вписав "войск первой линии". То есть, Верховный Главнокомандующий велел тыловикам не наливать.

Страницы славной истории

 

Воспоминания о героических предках всегда помогали сражаться с врагом. Во время Великой Отечественной войны любимыми полководцами России называли Суворова и Кутузова. Конец XVIII-начало XIX веков - это время великих побед российского оружия, на суше и на море. Именно тогда отеческими армиями флотом командовали два легендарных полководца и прославленный флотоводец. Их именами были названы ордена, которыми награждали командиров, руководивших борьбой с фашистами.

 

Итак, Леонтий Раковский "Генералиссимус Суворов; Адмирал Ушаков; Кутузов: Исторические романы. Полное издание в одном томе" (Альфа-книга). Каждый из романов посвящен жизни и подвигам военачальников, яркому и подробному изложению тех далеких событий и исторической обстановки. "Во взятии Исмаила заключалось все: честь русской армии, благополучие России и безопасность ее границ на берегах Черного моря. Взятие Измаила давало такую славу, которую уже не посмел бы оспаривать у победителя никто из завистников… Хотите отмахнуться, забыть победителя Измаила? - думал Суворов. - Пожалуйста, забывайте! Но отечество, но русский народ - не забудет!".

 

В Бородинском сражении "Наполеон не смог ни разбить, ни обратить в бегство русскую армию. Она стояла на новой позиции над Горицким и Семеновскими оврагами такая же решительная и непоколебимая, как и десять часов назад". И когда после схватки за Шевардинский редут Наполеон удивляется стойкости русских, Коленкур говорит ему: "Русских мало убить, их надо еще и повалить".

 

Достоинством этой трилогии являются историческая достоверность, хороший литературный слог и четкое описание характеров как реально существовавших персонажей, так и созданных писателем героев.

Повести и рассказ, составившие книгу Бориса Пидемского "Под стук метронома" (Молодая гвардия) принадлежат перу участника обороны Ленинграда, основаны на реальных фактах, подтвержденных архивными материалами, и посвящены одной теме - деятельности советской контрразведки в войсках Ленинградского фронта и в блокадном Ленинграде.

 

Завербованные немецкими спецслужбами предатели всячески пытались не только навредить обороне, но и посеять панику среди полуголодных людей. В то время как красноармейцы защищали подступы к городу, сотрудникам органов приходилось не только ловить шпионов, но и помогать гражданам, случайно попавшим в их сети или по несчастью оказавшихся родными изменников.

 

Вопреки устоявшимся мифам, особисты в тылу не отсиживались: "Мог ли Белозеров не пойти в атаку? Конечно, мог. Нигде не предписано, чтобы особисты атаковали противника в батальоном звене с красноармейцами. Но Белозеров твердо запомнил рассказы таких же военных контрразведчиков, возвращавшихся в Ленинград время от времени из госпиталей, да и сам понимал, что авторитет и доверие оперработник в боевой обстановке получает не под землей блиндажей и полковых и выше командных пунктов, а там, где бойцы, и вместе с ними. А без доверия, без авторитета он в части - ноль".

Культура Литература Книжные новинки с Ольгой Шатохиной 22 июня - День памяти и скорби