20idei_media20
    21.06.2011 23:30
    Рубрика:

    Джеймс Кэмерон и Майкл Бэй о 3D-технологиях в фильме "Трансформеры"

    Завтра открывается Московский кинофестиваль мировой премьерой третьего фильма о "Трансформерах" - "Темнота Луны", который на этот раз снят в объемном изображении - 3D.

    В нем повзрослевший, но по-прежнему неутомимый герой Шайи ЛаБефа борется с роботами. Победит, конечно, - но, как всегда, не до конца. Иначе о чем же ставить четвертый и последующие фильмы эпопеи? Завязкой сюжета стала находка Нилом Армстронгом и его товарищами разбившегося о Луну инопланетного корабля. Именно этой находкой был вызван перерыв в радиосвязи с Землей. Затем один из инопланетян оживает...

    А главным отличием нового фильма, кроме потери красавицы Меган Фокс, стал формат 3D - теперь жуткие машинные единоборства происходят в непосредственной близости от лиц зрителей. Что впечатляет. На презентацию фильма в Лос-Анджелесе режиссер Майкл Бэй ("Армагеддон", "Пёрл-Харбор", "Плохие парни") пришел с отцом новой волны 3D Джеймсом Кэмероном, который, как оказалось, и сподвиг Майкла на использование старо-нового формата. После просмотра я встретилась с обоими.

    Российская газета: Майкл, два года назад вы публично обозвали объемное кино дешевым фокусом, а теперь вот заставили зрителей надеть поляризованные очки. Неужто раскаялись?

    Майкл Бэй: Это все он (показывает на Кэмерона, тот невозмутимо кивает головой). В отличие от "Аватара", который полностью снимался в студии, "Трансформеры" снимались на натуре с комбинированными съемками, и я не очень понимал, зачем нужно показывать натуру в объеме.

    РГ: Сейчас понимаете?

    Бэй: Честно говоря, не очень. Я, как говорится, адепт старой школы. Для меня антураж должен прислуживать истории, а история - образу. Что-то мне подсказывает, что место для объемности в этой триаде еще нужно искать. Вердикт по этому вопросу еще не вынесен, и сами присяжные еще продолжают заседать.

    Джеймс Кэмерон: Для себя я этот вопрос решил. Если воспользоваться аналогиями, то фильм - это музыка, в которой есть и тема, и аранжировка, и конкретное качество исполнителей. 3D - это громкость, не более того. Сделал громче - выдвинул картинку в зал, сделал тише - убрал в плоскость. Громким звучанием плохую музыку хорошей не сделаешь, поэтому я крайне скептически наблюдаю, как студии в погоне за наценкой на билеты конвертируют в объем заведомо слабые картины. Надеются окупить расходы - не получится. Но... излишней громкостью можно испортить хорошую музыку, поэтому к использованию 3D даже очень опытным режиссерам надо подходить осторожно.

    РГ: Ну и как. По вашему мнению, Майкл справился с задачей?

    Кэмерон: Более чем... Он использовал новый для него метод очень уместно и агрессивно. Но... вы знаете, наивным было бы ожидать от автора "Плохих парней" недостатка агрессии в работе.

    Бэй: Спасибо тебе, Джим, на добром слове. На самом деле, мистер Камерон не только подбросил мне идею, но и снабдил первоклассной командой операторов и техников, которые были выучены лично им. Так что вся техническая сторона вопроса - заслуга этой команды, и я просто ужасаюсь, когда слышу, что такой-то и такой-то фильм, снятый обычной камерой, как и я, собственно, снимал, затем отправляется в Индию к совершенно неизвестной, но дешевой инженерной группе для преобразования его в 3D.

    РГ: Джеймс, когда я брала у вас интервью после "Аватара", вы сказали, что с точки зрения качества съемки двумя камерами с последующим наложением изображений предпочтительнее процесса цифрового преобразования в объем. Тем не менее используется в подавляющем большинстве именно последний способ.

    Кэмерон: Чистая экономика. Вы даже не представляете, насколько более трудоемко работать с двумя камерами. А цифровое преобразование плоского изображения в объемное развивается фантастически быстро. И я думаю теперь, что за ним будущее. Я сейчас как раз занят цифровым преобразованием "Титаника" в 3D, и это захватывающе интересно.

    Бэй: Но даже и с цифровым преобразованием съемки 3D-сцен стоили около тридцати миллионов. Если не будет найден способ удешевления с сохранением качества, это будет катастрофа для индустрии, потому что студии вынуждены будут пожертвовать качеством.

    Кэмерон: Я бы не драматизировал ситуацию. Да, пришлось потратить дополнительных тридцать миллионов - огромная цифра, кто спорит, но я могу побиться об заклад, что дополнительный доход будет больше тридцати миллионов.

    РГ: Что вообще нас ожидает в ближайшие годы? Необходимость надевать очки сейчас кажется приветом из пятидесятых, когда детям демонстрировались объемные картинки.

    Кэмерон: В кинотеатрах очки придется еще потерпеть. Сначала непосредственно объемное изображение появится на планшетах типа iPad, затем на телевизорах, и уже где-то лет через десять технические средства позволят показывать объем в кинотеатрах. Морщась при надевании очков, не надо все-таки забывать, что новая технология находится сейчас примерно на том же этапе, как автомобилестроение в 1905 году. Когда мы научимся делать лазерные кинопроекторы, про очки можно будет забыть.

    РГ: Мой добрый знакомый Роб Маршалл, только что снявший в 3D очередную серию "Пиратов" и назвавший себя в новом методе последователем Камерона, сказал, что объемное изображение уж никак не может быть самоценным, оно всегда и при любом сколь высоком качестве будет выполнять второстепенную роль.

    Бэй: Конечно, что бы ни придумали техники, любой фильм сначала прокрутится в голове у режиссера, в его мыслях и чувствах, в работе актеров, и уж потом будут и пленка, и техника, и объем, и остальное. Всегда будут картины хорошие и плохие.

    Кэмерон: С этим я согласен.

    Поделиться: