Новости

23.06.2011 00:20
Рубрика: Общество

По образу и подобию

Человек был наделен бессмертием и призван к совершенству

Бог призвал Адама "возделывать и хранить" то, что Он Сам дал ему.

"Здравствуйте, Мария! У Владимира Семеновича Высоцкого есть такая песня: "Час зачатья я помню неточно,/ Значит, память моя - однобока,/ Но зачат я был ночью, порочно,/ И явился на свет не до срока". У всех людей память однобокая: мы не помним ни часа своего зачатия, ни то, каково было в материнской утробе. С годами даже молодость выветривается, а вы нас убеждаете, что можно вспомнить потерянный рай?"

Дамир В-лин.

Здравствуйте, Дамир! Я тоже люблю Высоцкого - бывает, при случае в голове сами по себе всплывают строчки из этой "Баллады о детстве", и ты будто слышишь неповторимые тембр и интонацию: "Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой/ Соседушка с соседушкою баловались водочкой./ Все жили вровень, скромно так: система коридорная,/ На тридцать восемь комнаток всего одна уборная./ Здесь на зуб зуб не попадал, не грела телогреечка./ Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка..." Странная вещь: и детство прошло далеко от Первой Мещанской, и жизненный опыт иной, а вот врезалось. Думаю, дело тут не только в магнетизме голоса Высоцкого или отточенности его поэтической строки. Образ, воссозданный поэтом, правдив. И душа отзывается на эту правду, преодолевая все "однобокости" нашего естества, причем главная "однобокость" вовсе не в обрывочности, неполноте, избирательности нашей памяти и даже не в суетливой раздробленности нашего ума. Главная - в эгоцентризме каждого человека, его зацикленности на себе самом.

"В начале сотворил Бог..."

Настоящее искусство, так же, как любовь, или величие подлинной красоты способны разомкнуть нашу поглощенность собой - мы выходим за рамки нашей самости, и тогда слезы сострадания или полет восторженной радости, щемящая боль тоски или кротость тихой печали вновь объединяют нас со всем Божьим миром. Эти чувства единения, причастности всему мирозданию свойственны каждому. Поэтому давайте вспоминать. Вместе.

Дамир, Библия начинается словами "Берешит бара Элогим...", по-русски это звучит так: "В начале сотворил Бог...". Древнееврейское "бара" - "сотворить из ничего" одновременно означает и "отделять из себя, порождать" и "избирать", а именно "избирать лучшее", то есть речь идет о творческом делании, а родственное глаголу "бара" слово "бар" означает "светлый, из света" и, по-арамейски, "сын". Все это смысловое богатство простого слова "бара", выбранного для констатации факта "В начале сотворил Бог небо и землю", потрясающим образом соответствует современным знаниям о возникновении Вселенной, а именно теории, получившей название "теория Большого взрыва".

Это космологическое учение, перевернувшее в XX веке представления ученых о мироздании, можно перевести с языка математики и физики на общечеловеческий так: "Наблюдаемое расширение Вселенной позволяет рассчитать (и расчеты эти получают экспериментальное подтверждение!), что Вселенная возникла "из ничего" в результате грандиозного взрыва, создавшего пространство, время, всю материю и энергию. Произошло это примерно 13,8 млрд лет назад. Говорить о том, что же было ДО момента Большого взрыва, нет никакой возможности - наша математическая пространственно-временная модель на момент Большого взрыва теряет применимость. При этом теория не исключает возможности существования чего-либо и ДО рождения Вселенной". В общем, "Берешит бара Элогим..." - "В начале сотворил Бог...".

Кстати, слово "Элогим", переведенное на русский как "Бог", слово во множественном числе - так, первая же строка Ветхого Завета прикровенно указывает на то, что потом во всей полноте будет раскрыто в Завете Новом: на Единство Бога в Трех Лицах. А еще в первом стихе Библии "В начале сотворил Бог небо и землю" в оригинале во множественном числе стоит слово "небо" - и как воздушная стихия, и как мир духовный, мир ангелов. Значит, делают выводы богословы, мир ангельский сотворен прежде других актов творения, в том числе и прежде творения человека. Следующий стих Библии звучит как строка эпической поэмы, вслушайтесь в ритм древнейшего из стихов: "Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною" - пауза! - "и Дух Божий носился над водою". Мне кажется, каждый, кто хоть раз слышал рахманиновский концерт N2 для фортепиано с оркестром, фантастически передающий движение ветра - то летящего, стремительного, то рокотом, такого грозного, то умиротворенного, то шаловливо-переменчивого; кто хоть раз любовался приливом волн, бьющихся прямо об ноги; кто вдыхал свежий морской воздух; кто помнит мощь порывов, рвущих одежду, заставляющих и тебя склоняться перед их силой; кто замирал от прикосновения бриза, нежного, ласкового, тот поймет это библейское "и Дух Божий носился над водой".

"Дух Божий" и передается древнееврейским словом "руах", которое одновременно означает и дыхание Божье, и ветер, мощный, неукротимый в своих порывах, и тихое дуновение - то самое, которым Господь когда-то вдунул в человека дыхание жизни.

Возделывать и хранить

Итак, "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла... И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его". Дамир, помните, мы говорили о том, что первой заповедью, первым наказом Господа человеку были слова "плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю".

Следующей - заповедь владычества над землею ("обладайте ею") и над животными, причем эта заповедь реализуется уже вполне конкретно, когда Бог приводит к Адаму животных, с тем чтобы тот нарек им имена. И вот звучит третья заповедь: "И взял Господь Бог человека, [которого создал,] и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его". Святой Ефрем Сирин, толкуя этот стих, задает такие, вполне резонные, вопросы: " ...в раю не было терний и волчцев, зачем было его возделывать? Как Адам мог охранять рай, когда он не мог оградить его? И от кого было охранять, когда не было разбойника?"

Ответ один, и он раскрывается в заповеди, которую Господь дает сразу после заповеди о возделывании. Но прежде чем мы этот ответ узнаем, давайте вспомним, что Бог вложил в человека Свой образ и призвал его стать Своим подобием - мы об этом говорили в цикле статей "Потерянный рай". То есть человек, наделенный бессмертием, свободой воли, разумностью и другими божественными качествами образа Божьего, был призван к уподоблению Божественному совершенству. Вот это и есть "возделывание и хранение" того, что Адаму было дано Господом. То есть если Адам и садовник, то сада своей души. Но как этот сад возделывать и хранить? Ответ и содержится в главной заповеди рая: "И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть, а от дерева познания добра и зла не ешь от него", - и дальше слова, толкуемые иногда как деспотизм или жестокость, - ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь". И тут, думаю, нужны пояснения.

Начну с того, что фраза "смертию умрешь" - обычный оборот усиления высказывания. Идем дальше. Все в раю, по мнению богословов, приобщало человека к Богу, само вкушение "от всякого дерева в саду" было Богом благословлено, все - делало его причастным к Творцу. Теперь перейдем к древу познания. Древнееврейский глагол "йада", переводимый как "познать", используется и при описании отношений мужчины с женщиной, когда говорят "он познал ее", то есть "познание" в этом библейском стихе подразумевает теснейшее единение познающего с познаваемым, а вовсе не получение некоей абстрактной информации.

Не быть одному

Теперь про добро и зло. Знал ли Адам, что есть добро? Да, бесспорно, все, что окружало его, все, что было создано Господом, было добром. А знал ли Адам, что такое зло? И было ли, существовало ли зло в райском мире? Ответ парадоксален. Да, все созданное Господом было добром. Но было и нечто, что получило от Господа оценку как "нехорошо". Помните, "И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему". "Не хорошо" появляется в Библии впервые, когда Господь говорит об отъединенности человека, о его самообособленности, замкнутости, одиночестве, в конце концов.

Вот такое знание добра и зла у Адама, безусловно, было. И была дана заповедь: "от дерева познания добра и зла не ешь". Запрет? Предупреждение? Констатация непреложности духовного закона? Ответ: и то, и другое, и третье. И тут встает принципиально важный вопрос, кстати, важный для всех нас. Помните, у Владимира Высоцкого в его "Балладе о детстве": "Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,/ Мы спросили - зачем? - Он в ответ,/ Мол, коридоры кончаются стенкой,/ А тоннели выводят на свет!" Так вот, вопрос следующий: а был ли у Адама выбор? Была ли у Адама свобода? Что такое, вообще, свобода? И нужна ли она, если ею можно распорядиться во зло? Очень рассчитываю на вашу помощь, дорогие читатели, и жду писем.

Уважаемые читатели! Ждем ваших откликов по адресу: ул. Правды, д. 24, Москва, 125993, Редакция "Российской газеты" или по электронной почте: pisma-maria@mail.ru

Общество Религия Беседы с Марией Городовой