Новости

Сергей Степашин, глава Счетной палаты, привел цифру, которая меня, например, привела в шок. Так вот, по его словам, за последние три года Россию покинули 1250 тыс. человек для работы за рубежом. Для сравнения: за все "лихие" 90-е - чуть больше миллиона. Еще примерно столько же - за первую семилетку "стабильных" нулевых. То есть страна теряет свое главное богатство - людей, причем не самых никчемных. Понятно же, что на эмиграцию решается в основном легкая на подъем образованная молодежь с вполне достойным уровнем доходов. Социологи подтверждают такого рода предположения: согласно опросу "Левада-Центра", 50 проц. наших соотечественников намерены уехать из России, причем две трети из них - люди до 35 лет. Ну а более старшему поколению остается заботиться о младших: 63 проц. респондентов хотели бы, чтобы их дети учились и работали за границей.

Не первая, конечно, массовая эмиграционная волна в отечественной истории. Все началось после октября 1917 года, когда от новой коммунистической власти из страны бежали 2 млн человек. Через десять лет, когда с отменой НЭПа рухнули последние надежды на гуманизацию режима, эмиграцию пополнили еще несколько сот тысяч. Следующая волна - это около миллиона человек, которые во время Второй мировой войны по разным причинам оказались за пределами Советского Союза (в основном угнанные и пленные) и отказались от возвращения. Массовый выезд в годы "застоя" был делом не легким, но оказался тем не менее доступным еще для 2 млн человек (главным образом, через Израиль под предлогом выезда на историческую родину).

Чем этот "бег" на длинные дистанции, описанный Булгаковым, обернулся для России, хорошо известно. Она потеряла лучшие свои умы ( в том числе несколько Нобелевских лауреатов) - писателей, художников, ученых, изобретателей, артистов, военных, создавших затем славу не своей, увы, родине, а приютившей их стране. Одного посещения русского кладбища Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем достаточно, чтобы схватиться за голову: Бунин, Тарковский, Мережковский, Гиппиус, Некрасов, Галич, Нуриев, Лифарь, Серебрякова, Зайцев, Шмелев, Бенуа, Боткин, Коровин, Кшесинская и еще десятки звонких фамилий, которые оказались изгнанными из родной страны...

Если с тех пор что-то и изменилось, так это условия отъезда. Никто никого сегодня не выгоняет, как когда-то Солженицына или Аксенова, но люди все равно едут. Что же их толкает на такой шаг, на эмиграцию, которая, как заметил один поэт первой волны, "всегда трагедия, но не всегда неудача"?

Факторов множество. Ведь эмиграция - быстрый, законный и реальный способ ненасильственной смены государственной власти для себя и своих близких. В первую очередь причину чемоданных настроений социологи видят в сложных, мягко говоря, взаимоотношениях между гражданами и государством. Опросы показывают: средний класс, более других расположенный к отъезду, испытывает неуверенность в стабильности собственного положения. Даже в канун кризиса, несмотря на восемь лет экономического роста, только 13 проц. респондентов считали, что в России наступил период стабильности, тогда как 59 проц. опасались (и не без оснований), что ситуация может кардинально измениться к худшему.

Главное же - отсутствие чувства защищенности. Около 76 проц. опрошенных не могут справиться с произволом властей, 65 проц. не уверены, что смогут защитить свои права и интересы в суде. При этом многие респонденты, похоже, с такой ситуацией смирились, считая, что не могут влиять на политические процессы в стране и сами готовы использовать нечестные и противозаконные способы для решения конфликтов и проблем. Так, в российском среднем классе высока готовность давать взятки и использовать личные связи.

Альтернативой такому конформизму выступает эмиграция. Нынешняя отличается по своему составу от тех волн, которые откатывались от советского режима. Сегодня уезжают в первую очередь бизнесмены, программисты, учащаяся молодежь. Пусть и не Бунины с Тарковскими, но это те люди, которые должны стать мотором модернизации, фундаментом устойчивого развития страны по современным стандартам. Но пока они откровенно проигрывают чиновничьему классу сражение за сражением.

Вспомнить хотя бы жесткое требование Медведева прекратить "кошмарить" мелкий и средний бизнес. Обещанные президенту меры по выполнению этого требования, похоже, уходят в песок.

Вот только два свидетельства, найденных на просторах Интернета. Московский предприниматель хотел торговать блинами в своей палатке у метро "Шаболовская". Но управа Донского района нашла-таки на него управу: палатку обесточивали, увозили, загораживали биотуалетами. Только потому, что предприниматель не пожелал договариваться с властями по понятиям и захотел действовать по закону, предусматривающему уведомительный порядок открытия бизнеса. Итог: суд Десятов проиграл, палатку по решению суда снесли. После чего он решил перебраться на Украину. По его словам, "там больше свободы", а от бизнеса в Москве "не осталось ничего, кроме стойкого отвращения".

Пишет некто Ольга: "Живем на Дальнем Востоке. Наш сын - студент 2-го курса Хэйлунцзянского университета (Харбин, КНР). Даже на каникулы приезжать в Россию не хочет. И свое будущее связывает только с Китаем. Туда сегодня активно уезжают не только студенты, но и бизнес. И Китай весьма приветствует наших молодых, работоспособных и талантливых. Грустно, конечно. Но - что есть, то есть".

Действительно, грустно. Можно, конечно, успокаивать себя глобализацией и высокой мобильностью трудовых ресурсов во всем мире, а не только в России. Тем, что люди, посмотревшие мир, прикоснулись там к новым знаниям и технологиям. Но надо ведь, чтобы они с этим накопленным за границей интеллектуальным капиталом захотели вернуться.

А они здесь очень нужны. В России огромные пространства, для освоения которых нынешнего населения может просто не хватить. Замещение этого дефицита идет за счет иммиграции в основном с постсоветского пространства, которая, увы, по своим качественным параметрам, профессиональной подготовке вряд ли способна помочь модернизационному рывку. Его обеспечит только образованный, динамичный контингент людей, видящий перспективы - свои и страны, но при этом требующий довольно высокого качества жизни.

Ведь те, кто уехал из России, успели вкусить многие прелести иной профессиональной и бытовой жизни. Нормальные условия для ведения бизнеса. Социальное обеспечение. Эффективное медицинское обслуживание. Свободный доступ к информации. Непредвзятые суды. Забота об экологической обстановке. Неприятие ксенофобии. Работающее гражданское общество. Солидарность...

Вот такую страну придется построить. Не только для тех, кто уехал, но и для тех, кто остался. Именно для того, чтобы остался, а не уезжал.

Власть Позиция Колонка Виталия Дымарского