Новости

07.07.2011 00:55
Рубрика: Власть

Судейский наказ

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Председатель судебного состава, судья судебной коллегии по административным делам Верховного суда РФ, член Дисциплинарного судебного присутствия Николай Толчеев рассказал в интервью члену Президиума Ассоциации юристов России Михаилу Барщевскому, за что наказывают судей.

Михаил Барщевский: Николай Кириллович, Дисциплинарное судебное присутствие достаточно новый институт. Как он устроен, каким целям служит? Для чего вообще нужны судьи над судьями?

Николай Толчеев: Судьи назначаются указом президента РФ, а судьи высших судов Советом Федерации по представлению президента. Мы же решаем вопрос о прекращении их полномочий. Полномочия судьи могут быть прекращены по обычным основаниям - истечению срока, достижению предельного возраста, по собственному желанию и основаниям, связанным с нарушениями. В последнем случае полномочия прекращаются исключительно решением квалификационных коллегий судей. Когда квалификационная коллегия судей субъекта РФ или Высшая квалификационная коллегия судей в зависимости от компетенции прекращают полномочия судьи за совершение дисциплинарного проступка, их решение можно обжаловать в Дисциплинарное судебное присутствие. Наш институт является судом и создан для рассмотрения заявлений и жалоб судей, оспаривающих решения о прекращении их полномочий.

Приговор без опозданий

Барщевский: Вы сказали "в случае дисциплинарного проступка". Могут ли быть отнесены к дисциплинарным столь разные проступки, как опоздание на работу, пьянство или получение взятки?

Толчеев: Понятие дисциплинарного проступка для судей гораздо шире, чем в трудовом договоре. Любое нарушение, включая аморальное поведение в нерабочее время, может расцениваться как дисциплинарный проступок. Дисциплинарный проступок - это нарушение судьей норм закона, нравственности, морали, кодекса судейской этики, который утверждается всероссийским съездом судей и устанавливает особые требования к судье, его поведению как в быту, так и на службе.

Барщевский: Странно, что преступление, например взятка, может считаться дисциплинарным проступком. А какие действия судьи не подпадают под дисциплинарный проступок и он не может обжаловать к вам прекращение полномочий по этому основанию?

Толчеев: Прекращение полномочий судьи за совершение дисциплинарного проступка во всех случаях может быть обжаловано только к нам. Мы единственный орган, который проверяет правильность прекращения полномочий по этому основанию.

В случае взятки законом предусматривается уголовная ответственность. Но только когда факт взятки установлен и признан и есть приговор суда, тогда полномочия прекращаются в связи с осуждением. Но это не значит, что если в отношении судьи возбуждается уголовное дело либо еще проводится проверка, то есть непонятно, взятка это или нет, его полномочия могут быть прекращены.

Обращения высшего порядка

Барщевский: Хорошо. С компетенцией разобрались.

Толчеев: Не совсем. Я еще не рассказал об очень специфической компетенции дисциплинарного присутствия, впервые появившейся в нашем праве. Согласно новой норме мы рассматриваем также обращения председателей высших судов в случаях, когда они не согласны с решениями квалификационной коллегии. Раньше, если коллегия отказала, никто не мог обжаловать ее решение. Теперь председатель ВС или ВАС вправе обратиться к нам с обжалованием, и мы рассматриваем их обращения, проверяем правильность решений коллегии. И здесь специфические полномочия дисциплинарного присутствия в том, что в данном случае оно наделено правом прекратить полномочия судьи по компрометирующим основаниям.

Барщевский: Cколько к вам уже поступило обращений?

Толчеев: С апреля прошлого года, когда состоялось первое заседание нашего органа, мы рассмотрели 41 дело, 16 обращений были удовлетворены. То есть 16 жалоб, как бы ни хотели председатели региональных судов, чтобы были прекращены полномочия, были признаны обоснованными.

Барщевский: Больше трети! Значит, судьи на местах стали в большей степени независимы и защищены от председателей судов. С другой стороны, я все время думаю о словах президента Медведева по поводу закрытости корпорации. Предложение о прекращении полномочий исходит от судей, а о продлении полномочий - от председателя суда. Вы формируетесь из представителей судейского сообщества. Ни общественность, ни законодатели, ни исполнительная власть на полномочия того или иного судьи повлиять никак не могут. У вас не возникает сомнения по поводу правильности формирования судебного присутствия?

Толчеев: Нельзя забывать, что основное решение о прекращении полномочий принимает квалификационная коллегия судей, в которой 1/3 представителей общественности. В каждой квалколлегии есть представитель президента. Представители общественности напрямую участвуют в принятии решения.

Барщевский: Если представители общества, а не сообщества приняли решение о прекращении полномочий судьи, он обжалует это решение в ваше присутствие, которое является органом сообщества. Общество в лице квалификационных коллегий не принимает окончательного решения - оно остается за судейским сообществом. Это и есть закрытость корпорации.

Толчеев: Не соглашусь. Потому что статья 46-я Конституции и статья 6-я Европейской конвенции гарантируют право на справедливый суд. Судья, которому прекращены полномочия, - это обычный гражданин и он имеет право на судебную защиту. Точку во всех конфликтах всегда ставит суд.

Пьянство хуже волокиты?

Барщевский: Какого рода проступки вам в основном приходится рассматривать? За что судей привлекают к ответственности?

Толчеев: На первом месте, конечно, стоят нарушения процессуального законодательства, когда дела волокитят или задерживают оформление мотивированного решения, на которое по закону отводится 5 дней. Когда в действиях или бездействии судьи просматривается пренебрежительное отношение к гражданам, мы всегда признаем это серьезным проступком.

К другим распространенным проступкам относятся нарушения нравственных норм и непонимание статуса судьи.

Барщевский: Если у судьи есть любовница или он замечен в том, что играет в казино, этого достаточно, чтобы прекратить полномочия по этическим соображениям?

Толчеев: Думаю, что нет. Мы подобные дела еще не рассматривали. Было дело, когда судья непристойно приставал к сотрудникам. Его поведение было признано проступком, и ему прекратили полномочия. Если судья действует в рамках закона, играет в легально функционирующем казино, он ничего не нарушает. Судья - обычный гражданин и имеет право вступать в гражданско-правовые и иные отношения, которые не противоречат закону.

Барщевский: Быть пьяным - тоже не нарушение закона. Но если судья напился в ресторане и полез на сцену с певцами попеть, нарушения закона тоже нет, но для судейского статуса это как-то не очень?

Толчеев: Не очень. И в зависимости от характера таких действий они при определенных условиях, если имело место недостойное поведение в общественном месте, могут быть признаны нарушением. Это требование кодекса судейской этики.

Барщевский: Что лежит в основе вашей оценки степени тяжести совершенного судьей проступка?

Толчеев: Это, наверное, самый сложный вопрос. Когда дело касается критериев оценки и нарушение не связано с какой-то нормой закона, конечно же, очень сложно решить, соразмерно ли накладываемое взыскание. Наверное, именно поэтому решают и оценивают проступок 6 высших судей. В каждом конкретном случае мы стараемся учитывать степень распространенности, известности, реакцию общества на такие поступки судьи, насколько они согласуются с нравственными устоями в конкретном регионе.

Ключевой вопрос

Барщевский: Насколько вы независимы от председателей высших судов? Кто вас назначает, избирает, как прекращаются ваши полномочия - не судейские, а как члена дисциплинарного присутствия? Не являетесь ли вы карательным органом руководства судов для наведения порядка в судебном сословии?

Толчеев: Нет, поскольку они к нам обращаются в роли просителей. Гарантией же независимости судей дисциплинарного судебного присутствия является то, что они назначаются пленумом тайным голосованием сроком на 3 года и только из членов Верховного и Высшего арбитражного суда по 3 от каждого.

Барщевский: А с правом продления или без?

Толчеев: С правом. Существуют только возрастные ограничения.

Барщевский: Но вы фактически зависимы от председателей судов, которые, по сути, управляют пленумом. Не внесут вашу кандидатуру в список для тайного голосования - вас не будет. Разве не так?

Толчеев: Не так. Регламент процедуры тайного голосования прописан очень подробно и принят совместными пленумами. Кандидатуры для голосования выдвигаются и избираются судьями.

Более того, члены дисциплинарного судебного присутствия на период исполнения полномочий не могут быть привлечены к какой-либо дисциплинарной ответственности. Это дополнительная гарантия.

цифра

16 жалоб на лишение судейских полномочий были признаны Дисциплинарным судебным присутствием обоснованными. Людям вернули статус судьи. Это почти треть всех дел, рассмотренных присутствием более чем за год работы.

Фото: РИА Новости

Власть Работа власти Судебная система Проект "Юридическая неделя"