Новости

11.07.2011 00:02
Рубрика: Культура

Мифы и герои

В чьей реальности мы живем?

Мы обитаем на крошечной планете на окраине Галактики. Пишем и читаем романы о том, что среди миллиардов звезд и бесчисленного множества вращающихся вокруг них миров может существовать жизнь. Вспоминаем мифы, которые тысячелетиями бережно хранили наши предки. А вдруг неведомые звери и причудливые существа на античных вазах и картинах средневековых художников всего лишь другая реальность?

Эволюция мифа

Большое научно-популярное издание Т.В. Муравьевой "Кто есть кто в мировой мифологии" (Вече) рассказывает о богах и героях, легендарных местах и чудесных предметах, описанных в мифах. Во всех уголках мира встречаются похожие мифологические сюжеты: о непорочном зачатии, многократных воплощениях, смерти и воскресении, втором пришествии, судном дне и т.д. Например, известно более девятисот версий мифа о Психее.

По мере развития общества древние боги казались все менее цивилизованными личностями. Однако, именно мифы - обросшие подробностями, модернизированные и канонизированные - со временем получали статус религий. И все те же, по сути, символические образы и сюжеты до сих пор остаются основой самой цивилизации, ее нравственных ценностей, жизнеспособности и созидательной силы.

В русской мифологии, в былинах сохранились следы древних языческих верований: "Добрыня Никитич - герой-змееборец. Принадлежит к древнейшему пласту мифологии, в былинах предстает как средний из богатырей, основных героев русского героического эпоса. Его срединное положение обусловлено не только возрастом, но и тем, что в его образе нет крайностей, в нем гармонично сочетаются различные качества: храбрость воина и мудрость дипломата, светские манеры ("вежество") и образованность. В тех былинах, где Добрыня не является главным героем, он обычно выступает в качестве мудрого помощника, примирителя ссорящихся".

С мифами, которые еще не успели обрасти корой древности, ассоциируется у многих творчество Евгения Замятина, чье "Полное собрание сочинений в одном томе" (Альфа-книга) недавно вышло в свет. Большинство из нас представляет этого писателя только по одному из его произведений - роману-антиутопии "Мы". Роман, рассказывающий о возможных последствиях бездумного технического прогресса в сочетании с глобальным мещанством и тоталитаризмом власти был воспринят в 20-е годы прошлого столетия в нашей стране как гнусный пасквиль на предстоящее "светлое будущее". Хотя если вдуматься, "Мы" и расцветшее ныне общество потребления описывает с ничуть не меньшей точностью.

"Есть идеи глиняные - и есть идеи, навеки изваянные из золота или драгоценного нашего стекла. И чтобы определить материал идеи, нужно только капнуть на нее сильнодействующей кислотой…. Так вот - если капнуть на идею "права". Даже у древних - наиболее взрослые знали: источник права - сила, право - функция от силы. И вот - две чаши весов: на одной - грамм, на другой - тонна, на одной - "я", на другой - "Мы"... Отсюда - распределение: тонне - права, грамму - обязанности;  и естественный путь от ничтожества к величию: забыть, что ты грамм и почувствовать себя миллионной долей тонны…"

Между тем, в этом томе, насчитывающем 1258 страниц (минус повествование о жизни и творчестве Замятина), "Мы" занимает всего лишь 120 страниц. Что приходится на остальную тысячу? Замечательные повести и рассказы, сказки, пьесы и киносценарии (среди которых - "Стенька Разин", "Пиковая дама, "Война и мир", "На дне")…

История жизни писателя, рассказанная им самим в "Автобиографии", похожа на приключенческий роман: "А по возвращении в Одессу - эпопея бунта на "Потемкине". С машинистом "России" - смытый, затопленный, опьяненный толпой - бродил в порту весь день и всю ночь, среди выстрелов, пожаров, погромов. В те годы быть большевиком - значило идти по линии наибольшего сопротивления; и я был тогда большевиком. Была осень 1905 года, забастовки, черный Невский, прорезанный прожектором с Адмиралтейства, 17-ое октября, митинги в высших учебных заведениях". Но Замятин умел рисовать образы и совсем иной Руси, далекой от революционных бурь: "Не перевелись еще крепкие, дремучие леса на Руси. Кто в Пожоге бывал - тот знает: хоть целый день иди, в какую сторону хочешь, все из леса не выйдешь, все будут сосны шуметь, зеленошубые, важные, мудрые…"

На грани Будущего

Качественная фантастика отличается тем, что описывает миры, существование которых человек воспринимает, как возможное. Неслучайно одним из самых популярных фантастических фильмов стал "Аватар", к достоинствам которого относятся не только обилие спецэффектов, но и подробная детализация инопланетной жизни. Те же качества отличают и книгу, которые написали М. Вильгельм и Д. Мэтисон "Аватар:  Секретный доклад о биологии и истории Пандоры" (Азбука).

В отличие от множества книг категории "Смотрим фильм - читаем книгу", "Секретный доклад…" можно читать и не посмотрев фильма. Издание стилизовано под дневник, в котором при помощи обычных скрепок и липучек крепятся различные фотографии, создавая иллюзию достоверности. Диковинный и необычный мир чужой планеты показан глазами исследователей.

С одной стороны: туземное охотничье метательное оружие бола, боевой барабан, диковинные звери… С другой - элементы нашего "светлого будущего": военный вертолет С-21 "Дракон", шаттл "Валькирия", револьвер "Оса", и ненасытная Корпорация по Освоению Природных Ресурсов и даже секретные документы Корпорации: "Добыча полезных ископаемых на главном руднике Пандоры, ESM 01, производится согласно плану, несмотря на то, что количество несчастных случаев несколько превышает прогнозы. Шахтеры постоянно жалуются на странные ощущения, нарушения зрения и слуха - вероятно, в результате воздействия мощного электромагнитного поля. Наблюдаются тревожные состояния и фобии, нарушения сердцебиения, мышечный тремор, головокружения и тошнота". Вывод - не стоит устраиваться шахтером на Пандору…

А какая профессия в будущем окажется безопасной? Иногда даже подумать об изысках японской стилистики рядом с машиной времени бывает небезопасно: можно угодить из Европы далекого будущего прямиком на территорию, подвластную "хризантемовому трону". Причем не факт, что на этой земле будет процветать исключительно искусство икебаны и чайной церемонии… Тим Скоренко, награжденный на недавнем "Евроконе 2011", как один из лучших дебютантов, выпустил новый роман "Законы прикладной эвтаназии" (Снежным Ком М).

Три времени и одна единственная девушка, судьба которой связывает их. Как можно переместиться из одного времени в другое? Есть два пути - на машине времени и в анабиозе. В романе, сочетающем научную фантастику с социальным памфлетом и все это в рамках остросюжетного повествования, полноценно используются оба варианта. Какую цену готово платить человечество за знание о своих болезнях? Не случайно одно из описываемых времен - лето 1945 года, последние дни существования печально знаменитого "отряда 731", одной из самых зловещих лабораторий смерти в истории человечества, место проведения безжалостных экспериментов над людьми. Вот что достается героине вместо составления букетов и созерцания Фудзиямы.

Что общего между всеми временами? Уязвимость человечества перед болезнями! Дамокловым мечом висит над разумом не просто мысль о бренности существования, но бессилие перед неизбежным: "Мозг - это единственный орган, который человечество пока не научилось воспроизводить полностью". Все болезни прошлого, казалось, были побеждены, однако грянула новая беда: "Вринкл обрушился на человечество в середине двадцать шестого века и разом заменил все побеждённые недуги. Он получил своё название от английского слова wrinkle - "морщина". Одним из первых симптомов вринкла было нарушение лицевой мимики: лоб больного покрывался мимическими складками, приводившими к быстрому появлению морщин. К тому времени, когда морщины становились заметными (примерно через год), человек уже был совершенно безумен. А ещё через полгода умирал. Когда умершего вскрывали, не находили ничего. Вообще ничего. Совершенно здоровый организм неожиданно погибал…".
Так какую же цену готовы заплатить люди Будущего за победу над новым смертельным недугом? И могут ли оказаться платой человеческие жизни?

…Впрочем, будучи не только фантастом, но и поэтом, Тим Скоренко видит еще одну возможность шагнуть через время и одолеть любые напасти - любовь.

Тайны звезд и вдохновения

Есть и более мирные способы путешествовать по разным временам. Например, книга Елены Милюгиной "Великие полотна. Музей Метрополитен. Нью-Йорк" (Белый город) позволит читателю совершить виртуальную прогулку по одному из прославленных мировых музеев.

Открывает альбом живопись Италии. Особенностью итальянского Ренессанса было существование одновременно множества художественных центров. Главные из них находились в Милане, Венеции, Флоренции, Риме и Неаполе. До середины XV века Возрождение развивалось преимущественно во Флоренции, но когда ее мастера приезжали в другие города, они получали "прививку" тосканской культуры.

В состав музейной экспозиции входит и уникальная коллекция Северного Возрождения. Среди работ - "Портрет монаха-картезианца" Петруса Кристуса, один из шедевров, демонстрирующих виртуозность кисти мастера и своеобразие его стиля. "Портрет удивительно достоверен твердые черты лица, выразительные глаза, четко отчерченные губы, морщины и вены у лба, объемно вылепленная голова наводят на мысль, что художник запечатлел конкретное лицо". Искусство портрета - одно из наиболее выдающихся достижений нидерландской живописи. Среди оригинальных версий на популярный сюжет о поклонении волхвов младенцу Христу - картина Якоба Корнелиса ван Остзанена "Поклонение волхвов",  на которой художник максимально приблизил персонажей к зрителю: "Лица волхвов словно вырезаны искусным ювелиром…"

Одной из лучших коллекций импрессионистов в собрании музея является коллекция картин Эдуарда Мане. В книгу включены репродукции "Мальчика с мечом", на которой изображен сын художника костюме испанского пажа с оружием XVII века и "Мадмуазель Викторина в костюме матадора". Это была любимая модель Э. Мане, которая позировала ему для его прославленных полотен "Завтрак на траве" и "Олимпия".

Помимо этого, в издание включены главы, посвященные творчеству Альбрехта Дюрера, Питера Брейгеля Старшего, Рембрандта Харменса ван Рейна, Петера Рубенса, Никола Пуссена, Эдгара Дега, Клода Моне, Огюста Ренуара и многих других.

Книга Матильды Баттистини "Астрология, магия, алхимия  в произведениях изобразительного искусства" (Омега) представляет собой красочную энциклопедию. Благодаря ей, можно проследить, как на картинах европейских мастеров менялся облик персонажей, которые занимались тайным ремеслом.

Традиции эзотерики в искусстве были актуальны не только столетия назад, но и в просвещенном XX столетии. К примеру, достаточно посмотреть на работу Пабло Пикассо "Занавес для балета "Парад" (1917). На ней изображен крылатый конь Пегас, воплощающий синтез неба и земли, а в образе Арлекина искусствоведы видят трансфигурацию главных инициатических божеств - взаимосвязь различных планов реальности, а шар со звездами, по их разумению, является символом Космоса.

Во множестве полотен (например, М. Врубеля "Полет Фауста и Мефистофеля") кроется двойной и тройной смысл, являющийся отголоском тех полузабытых традиций, о которых знают только историки: "Животные являются воплощением душ умерших, в их образе божество может являться людям. Змеи являлись символом возрождения жизни. Кроме дракона, козла и василиска особенно значимой фигурой в герметическом бестиарии является осел. Почитаемый индоевропейскими народами как символ знания, он олицетворял зло, порок и глупость в древнем Египте и Греции".

Культура Литература Книжные новинки с Ольгой Шатохиной