Новости

14.07.2011 00:30
Рубрика: В мире

Спрос как стимулятор

Китай остается мировым лидером по темпам экономического роста

По опубликованным недавно данным статистики, валовый внутренний продукт Поднебесной в 2010 году увеличился на 10,3 процента.

Даже в кризисном 2009 году этот рост превышал 8 процентов, что позволило Китаю опередить Японию по экономическому потенциалу и выйти на второе место в мире после США.

Помню, что в 1960-х годах, когда я работал в Токио и писал книгу "Ветка сакуры", излюбленной темой карикатур в местных газетах были два бегуна: тучный дядя Сэм, которого обгоняет поджарый японец. Теперь же ясно, что роль мирового лидера у Америки отберет не Страна восходящего солнца, а Поднебесная.

Четыре удвоения

За три с лишним десятилетия реформ Китаю удалось четырежды удвоить валовый внутренний продукт на каждого жителя, то есть увеличить экономический потенциал страны в 16 раз. За это же время внешнеторговый оборот Китая увеличился стократно. По своей доле в мировой торговле Поднебесная опередила Страну восходящего солнца.

Уместно напомнить, что именно творцы послевоенного японского чуда в свое время назвали потребительский спрос стимулятором экономического роста. Премьер-министр Икэда вошел в историю как автор инициативы, ставшей национальной идеей: за 1960-е годы удвоить валовый внутренний продукт на душу населения. Ставку на внутренний потребительский спрос как на стимулятор экономического роста сделал и патриарх китайских реформ Дэн Сяопин. Начинать не с города, а с села, чтобы прежде всего накормить народ, минимизировать социальную цену перехода к рынку. Не спешить с приватизацией госпредприятий, особенно естественных монополий и природных богатств. Не допускать расхищения того, что было создано коллективным трудом народа, - то есть пресловутой "прихватизации".

Вместо этого создать на побережье свободные экономические зоны. Привлечь туда иностранный капитал для развития экспортно ориентированных производств и тем самым повысить общий технологический уровень страны. Дэн Сяопин наметил четкий план модернизации страны. За 1980-е годы удвоить валовый внутренний продукт на душу населения, поднять его с 250 до 500 долларов. За 1990-е годы - вновь удвоить ВВП, довести его до 1000 долларов. А потом, к середине XXI века, то есть к 100-летию КНР, увеличить валовый внутренний продукт на человека еще в четыре раза - до 4000 долларов. Как же движется страна к ориентирам, которые в свое время обозначил патриарх китайских реформ? Первые два удвоения ВВП на душу населения (до 500, а затем до 1000 долларов) были осуществлены в намеченные сроки. А еще через шесть лет ВВП КНР достиг 2000 долларов на человека. Ныне на наших глазах осуществлено четвертое удвоение. ВВП КНР вырос до 6 триллионов долларов. Стало быть, выйти на намеченный Дэн Сяопином рубеж - 4000 долларов на душу населения - Поднебесная смогла задолго до 100-летия КНР.

Четырехкратное удвоение ВВП в корне изменило условия жизни народа. Когда начались реформы, каждый четвертый китаец жил впроголодь и ходил в заплатках. Ниже черты абсолютной бедности находились 250 миллионов человек из миллиарда жителей Поднебесной. Ныне их число уменьшилось до 24 миллионов. Это уже не 25, а менее двух процентов нынешнего населения КНР. Даже ООН, которая редко балует Пекин похвалами, называет это беспрецедентной победой над нищетой.

После 30 лет реформ вместо 250 миллионов бедняков в Китае появилось примерно столько же "новых китайцев", то есть людей среднего достатка. О победе над бедностью свидетельствует стремительная моторизация. Велосипедные реки на улицах китайских городов превратились в автомобильные. На рубеже нового тысячелетия в Поднебесной насчитывалось более 20 миллионов автомашин. Ныне же их стало вдесятеро больше.

Став лучше жить, самый многочисленный в мире народ стал больше покупать. Соседние государства опасались, что, став "мастерской мира", Китай завалит их своими товарами. Но произошло нечто иное. Словно гигантский пылесос Китай впитывает львиную долю продаж из Восточной Азии. Именно китайский рынок обеспечил в минувшем году 70 процентов прироста экспорта Японии, 90 процентов - Тайваня, 40 процентов - Южной Кореи. Причем в отличие от них Китай гораздо меньше зависит от внешних рынков благодаря неуклонно растущему потребительскому спросу.

Возможно ли подобие "потерянного десятилетия"? Китай все заметнее играет роль локомотива, вытягивающего экономику планеты из кризиса. Скоро он сможет опередить США по валовому внутреннему продукту и стать крупнейшей экономикой мира. Ведь китайцы недавно побили другой рекорд: обогнали немцев по объему экспорта. Они довели свою долю в мировой торговле до 10 процентов (в 1980-х годах столько же имели японцы, однако нынче их показатель вдвое ниже).

Между тем западные скептики твердят, будто нынешний рост в Китае имеет зыбкую основу. Что, мол, экономическая ситуация напоминает Японию 1990-х годов, когда лопнул мыльный пузырь спекуляций недвижимостью, а послевоенное экономическое чудо завершилось для Страны восходящего солнца двумя десятилетиями затяжного спада. Внешне современный Китай и Япония 1990-х кое в чем схожи. Однако китайская экономика несравненно меньше, нежели японская, зависит от экспорта и гораздо больше - от неуклонно растущего внутреннего спроса. Ведь потребителей в Поднебесной в десять раз больше, чем в Стране восходящего солнца, даже в кризисном 2009 году в Китае было продано 13 миллионов автомашин. Тогда как в США - менее 10 миллионов. А в 2010 году жители Поднебесной приобрели 18 миллионов автомашин, то есть почти вдвое больше, чем американцы.

"Потерянное десятилетие" Японии 1990-х годов было результатом финансовых спекуляций. Важное преимущество Китая состоит в том, что бум недвижимости в Поднебесной основан не на банковских займах, а на личных сбережениях. Китайская семья привыкла откладывать на черный день почти 30 процентов ежемесячного дохода. Это порождено слабостью системы социального обеспечения и здравоохранения. Благодаря личным сбережениям каждый четвертый китайский покупатель квартиры или дома предпочитает выплачивать всю стоимость сразу, а рассрочка в среднем не превышает половины суммы.

Инвестиции в инфраструктуру

Западные эксперты, предсказывающие Китаю подобие "потерянного десятилетия" Японии, считают также опасным чрезмерное инвестирование, которое может породить избыток производственных мощностей. Китайские инвестиции в кризисном 2009 году действительно выросли. Однако почти три четверти средств, выделенных для противодействия кризису (586 миллиардов долларов), были направлены для инвестирования в инфраструктуру. Именно в кризисные годы в Поднебесной проложено 60 тысяч километров скоростных автострад. По их общей протяженности впереди остались только США.

С другой стороны, две пятых китайских сел до сих пор не имеют даже грунтовой дороги до ближайшего города. Хотя КНР занимает почти такую же территорию, как США, общая протяженность китайских дорог вчетверо меньше, чем американских. Одним словом, пророчить Китаю подобие японского "потерянного десятилетия" нет оснований. Япония 1990-х уже была развитой индустриальной державой, близкой Америке по валовому внутреннему продукту на душу населения. Если же поделить впечатляющие экономические показатели КНР на число ее жителей, окажется, что Китай занимает сто двадцать четвертое место в мире. ВВП на душу населения в Поднебесной примерно в десять раз меньше, чем в США или Японии. Однако именно это отставание означает, что потенциал роста у КНР несравненно выше.

В мире Восточная Азия Китай Путешествия Всеволода Овчинникова