Новости

19.07.2011 00:38
Рубрика: Власть

Не ПРОсто

Эксперты Брукингского института - о перспективах российско-американских отношений

По итогам визита в США министра иностранных дел России Сергея Лаврова стало ясно: забуксовавшая ввиду еще существующих разногласий по ПРО "перезагрузка" отношений между нашими странами тем не менее дает конкретные результаты.

Во время визита Лаврова был подписан ряд межправительственных соглашений, объявлено о скором упрощении визового режима. О перспективах развития отношений между Вашингтоном и Москвой корреспондент "РГ" беседует с ведущими экспертами по России Брукингского института Фионой Хилл и Стивеном Пайфером.

Российская газета: Правильно ли говорить о том, что политика "перезагрузки" в отношениях США и России достигла своего пика, а все дальнейшие шаги навстречу друг другу сделать будет значительно труднее?

Стивен Пайфер: Известно, что в числе главных результатов "перезагрузки" - новый договор по СНВ, более тесное сотрудничество в отношении Ирана, а также взаимодействие по Афганистану. Даже в области ПРО, по которой пока так и не достигнута договоренность, прежняя жесткая риторика больше не используется. Хотя сделка по противоракетной проблематике еще не достигнута, обе стороны идут к тому, чтобы ее заключить. Когда я разговариваю с людьми из ей администрации США, мне видно их желание сфокусироваться в ближайшее время на вопросах ПРО.

РГ: В чем, на ваш взгляд, заключается главная проблема в поиске взаимоприемлемых договоренностей по ПРО?

Пайфер: В части взаимодействия по противоракетной обороне стороны, как сообщалось, находят понимание в вопросах практического сотрудничества, как, например, проведение совместных учений, которые НАТО и Россия уже организовывали в прошлом, и в вопросе создания центров для обмена информацией, поступающей с радаров о раннем предупреждении ракетной угрозы.

На мой взгляд, то, что сдерживает дальнейшее продвижение по этой теме, связано с желанием российской стороны к большей предсказуемости относительно будущего ПРО. Но российское предложение о юридически обязывающем договоре является нереальным с точки зрения сегодняшних взаимоотношений Белого дома и американских законодателей. Проблема действующей администрации США в том, что вопросы, связанные с ПРО, на Капитолийском холме очень сильно идеологизированы и любой международный договор, теоретически ограничивающий развитие этих систем, просто не пройдет через сенат.

С другой стороны, даже если бы США и Россия подписали такое юридически обязывающее соглашение по ПРО сегодня, а, скажем, через 10 лет возникнет гипотетический кризис, который потребует использовать возможности этой системы, неужели вы думаете, что президент США или президент России запретят военным использовать ракеты-перехватчики? Поэтому если смотреть на вещи реально, подобное соглашение не имеет смысла.

Я понимаю озабоченности России, поскольку даже мы не знаем, как будет выглядеть американская ПРО в 2020 году. Поэтому если мы уже сейчас начнем практическое сотрудничество между военными США, НАТО и России семь дней в неделю, 24 часа в день, это уже само по себе снимет многие опасения. И, я думаю, в результате этого российские военные поймут и убедятся в том, что создаваемые в Европе элементы ПРО на самом деле не представляют угрозы для России. Сегодня главный вопрос заключается в том, сможем ли мы преодолеть имеющиеся разногласия по существу вопроса и перейти к практическому сотрудничеству.

Фиона Хилл: Характер дискуссий, в которые США и Россия оказались вовлечены сейчас, существенно выходят за изначальные рамки "перезагрузки", которая задумывалась как политика, направленная на поиск областей, в которых США и Россия могут работать вместе. Дискуссии по вопросам, которые сейчас стали обсуждаться между США и Россией, очень трудные и сложные. Они определенно не могут быть решены к 2012 году, когда в США и России пройдут президентские выборы. Ведь детальные переговоры по таким темам, как контроль над вооружениями, исторически занимали годы.

РГ: Пойдут ли США навстречу озабоченностям России, и как вам видится судьба поправки Джексона-Вэника?

Хилл: Администрация Обамы пытается снять действие этой поправки в отношении России, но в Москве иногда недооценивают то, как взаимодействуют между собой законодательная и исполнительная системы власти в США. Хотя исполнительная власть США искренне пытается решить проблему Джексона-Вэника, но мы в этой стране уже вошли в электоральный период и дать администрации Барака Обамы любую возможность продемонстрировать успех на одном из приоритетных для нее направлений не соответствует интересам определенных людей на Капитолийском холме. Сегодняшние дискуссии на тему Джексона-Вэника больше не имеют никакого отношения к России, сейчас это дело только внутриполитической жизни в США.

РГ: Что Москва и Вашингтон могли бы сделать ради сохранения достигнутых успехов перезагрузки?

Хилл: Вызов отношениям двух стран заключается в том, что и в Вашингтоне, и в Москве есть разные люди с разными интересами. Некоторые негативно расценивают улучшение отношений между двумя странами, поскольку их позиции в прошлом усиливались именно в результате конфронтации между США и Россией. Сегодня в столицах двух стран можно услышать жалобы на то, что якобы это именно их страна много дала партнеру и ничего не получила взамен. И это становится проблемой, особенно в период выборов, когда все ведущие политические игроки и члены конгресса хотят набрать политические очки.

Поэтому те, кто действительно стоял у истоков "перезагрузки", и те, кто выиграл от нее, должны донести объективную реальность. А она заключается в том, что сейчас в двусторонних отношениях России и США мы находимся в гораздо лучшей ситуации, чем раньше. В определенном смысле это вопрос коммуникации и даже пиара.

РГ: Следует ли ожидать, что развитие двусторонних отношений с Россией в условиях начавшегося предвыборного периода в США ждет пауза?

Пайфер: В этой связи я вспоминаю свою работу в Белом доме и Совете национальной безопасности США в середине 1990-х годов. Тогда накануне начинавшейся предвыборной кампании нам просто сказали, что теперь у президента на вопросы внешней политики будет в два раза меньше времени, чем раньше. Таким образом, конечно, президенту США придется заниматься, в первую очередь, проблемами у себя дома. Тем не менее в наступающем году Соединенные Штаты и Россия все еще могли бы достигнуть соглашения по вопросам ПРО, определиться с вступлением России в ВТО и исключить Россию из-под действия поправки Джексона-Вэника. Это стало бы важным достижением.

Хилл: Едва ли можно говорить о какой-то умышленной или даже стратегической, но временной паузе. Скорее, это будет объективная реальность, основанная на домашних проблемах. Как в одной, так и в другой стране.

наши собеседники
  • Стивен Пайфер - старший научный сотрудник и директор программы контроля над вооружениями Брукингского института. В 1996-1997 годах работал старшим директором по России, Украине и Евразии в Совете национальной безопасности США, а в конце 1990-х годов был послом США на Украине.
  • Фиона Хилл - старший сотрудник внешнеполитической программы Брукингского института и директор Центра по изучению США и Европы.
Власть Работа власти Внешняя политика Россия и США Система ПРО