Новости

В Карелии возвращают фамилии фронтовиков-инвалидов, спрятанных советской властью на острове Валаам

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл освятил на Валааме мемориал памяти ветеранов Великой Отечественной войны, более тридцати лет проживавших в здешнем доме-интернате и нашедших на острове свой последний приют.

Мемориал включает в себя Поклонный крест и семь черных гранитных плит, на которых высечены фамилии 54 ветеранов-инвалидов. Однако известно: после войны на остров из разных домов-интернатов перевезли сразу 770 фронтовиков. Остались ли их имена? Мы провели собственное расследование.

В 1950 году по указу Верховного совета Карело-Финской ССР на Валааме организовали дом для инвалидов войны. Сюда попали те, кто, вернувшись с фронта калеками, не смогли приспособиться к мирной жизни, были обузой для родственников, просили милостыню на городских улицах и базарах. Данные правоохранительных органов того времени свидетельствуют: во втором полугодии 1951 года в городах задержано 107 766 нищих, в 1952 году - 156 817 человек, а в 1953 году - 182 342 человека. Среди задержанных инвалиды войны и труда составляют 70 процентов.

По мнению советского руководства, подобное явление позорило страну-победительницу. Было решено искоренить нищенство, определив попрошаек в дома инвалидов и престарелых, убежать из которых они не смогли бы. С этой целью учреждения преобразовывались в дома закрытого типа с особым режимом. На Валааме и был как раз такой режим, да и самостоятельно выбраться с острова было практически невозможно. На остров были вывезены тогда 770 инвалидов и 177 работников обслуживающего персонала.

Мне рассказывали, с каким ужасом вспоминали переезд фронтовики. Надо было собраться чуть ли не в один день, взять минимум вещей - везли ветеранов на Валаам баржами. На носилках тащили тех, кто не мог ходить. Никого не оставили на материке, всех отправили на остров, подальше от любопытных глаз.

В Национальном архиве Карелии мне удалось найти постановление коллегии министерства социального обеспечения от 30 июля 1950 г. "О состоянии перебазирования инвалидов и размещения их на острове Валаам". Там было отмечено, что ликвидированы дома инвалидов  Муромский, Палеостровский,  Бараний берег, Томицкий, Святозерский, Ламберский, Клименецкий и подсобные хозяйства при них. На остров Валаам переведены 770 инвалидов, 177 рабочих и служащих.

Однако коллегия отмечает, что в доме инвалидов имеется ряд недостатков. Основной - отсутствие подготовленного жилого фонда к зиме для инвалидов, рабочих и служащих.  Из необходимых 7 тысяч квадратных метров более-менее готово 400.  Нет бани, овощехранилища, столовой, не полностью оборудовано помещение для больницы. Не организовано нормальное медицинское и культурное обслуживание, отсутствует зубопротезный, рентгеновский и туберкулезный кабинеты, нет лаборатории, киноустановки, радиоузла. Работают лишь два фельдшера и две медсестры, деловые качества которых не удовлетворяют, это на всех фронтовиков, многие из которых нуждаются в постойной медицинской помощи. Санитарное состояние удовлетворительное, много недочетов - грязь в общежитиях, несвоевременная помывка в бане, отсутствие дезкамеры и другие. Значительно хуже с инвентарем. Катастрофически не достает белья. Дом инвалидов должен иметь три смены постельного и нательного белья, в наличии - полтора комплекта, не хватает носков, трусов. Что касается освещения, то с ним тоже проблемы. Маломощная электростанция требовала ремонта и не выдерживала усиленного напряжения. Больные люди в своих кельях часами сидели без света.

Где искать сегодня списки тех ветеранов? На Валааме практически ничего не осталось. Земли и здания возвращены Русской православной церкви, интернат еще в 1984 году выехал в село Видлица, что в Олонецком районе Карелии, в новое, специально построенное здание. С архивами там разбирается один человек. В свободное от работы время. Не все в этих личных делах - фронтовики. Многие попали в социальное учреждение по старости и немощи.

- Раньше не было такого особого внимания к участникам войны, - говорит фельдшер Любовь Щеглакова, именно она и занимается архивом. - Жили они как обычные люди. Конечно, всякое бывало: и пьянство, и драки, и смерти. Медали они иногда надевали, я это помню.

- А куда подевались все их награды, документы?

- Не знаю. В архивных делах только у одного обнаружила красноармейскую книжку.

Колхозник Степан Данилин был мобилизован на фронт в августе 1941-го из Пряжинского района Карелии. Вернулся домой без ноги, где его ждала жена и двое маленьких сыновей. Как встретили инвалида, что случилось потом, не известно. Зафиксирован только один факт - выцветшая справка 1947 года, в которой говорится, что Данилин снабжен хлебными карточками на 30 суток, продуктами не обеспечен. За эти дни он должен добраться в дом инвалидов на острове Валааме. Оказался там и умер через три года. Было Степану Данилину пятьдесят три. В его личном деле каким-то чудом и сохранилась красноармейская книжка. У остальных обитателей интерната  практически нет никаких фронтовых документов, упоминаний о наградах.  

В муниципальном архиве города Сортавала, куда административно приписан остров Валаам, тоже не удалось найти списков фронтовиков. Руководитель учреждения Марина Анисочкина показала лишь несколько книг учета "обеспечиваемых", - так в интернате называли тех, кто там проживал. Только фамилии, год рождения, откуда прибыл и где был прописан. Был ли этот человек участником Великой Отечественной войны - там не указывали. Пришлось проштудировать не один такой гроссбух, переписать все данные. Была в тех записях и последняя графа - дата смерти. Совсем еще молодые люди, от 30 до 40 лет, умерли на Валааме и были там похоронены.

На гранитных плитах мемориала высечены 54 фамилии. На старом кладбище, как считают местные жители, порядка двух тысяч захоронений. На многих могилах лишь покосившиеся и полусгнившие столбики. Кто там похоронен - не известно.

- А были случаи, когда фронтовиков разыскивали, забирали домой родственники? - спрашиваю Владимира Окунева, бывшего директора интерната.

- Не помню таких. Но был один потрясающий факт, когда уже после смерти фронтовика, Григория Андреевича Волошина, его разыскал сын. Он поставил отцу памятник.

Я нашла этот скромный обелиск. На фронте Григорий Андреевич Волошин потерял обе руки и ноги, лишился речи и слуха. Мог только видеть. Сын нашел отца через 50 лет, поставил памятник, на котором написал и слова благодарности тем, кто все эти годы ухаживал за ним. Прожил Волошин 64 года, умер в 1974-м. Кстати, у известного художника Геннадия Доброва, приезжавшего на остров и рисовавшего ветеранов, есть портрет мужчины без рук и ног, который лежит на кровати, как ребенок в пеленках и смотрит с картины грустными глазами. Может, это и есть Волошин. А может и другой герой, так и оставшийся неизвестным.

Церковный сторож, трудник Сергей, живущий в Валаамском мужском монастыре уже десять лет, показал другие могилы. Лишь на некоторых можно прочитать имена: Павел Иванович Богданов, Михаил Иванович Свинцов, Сергей Калитаров. Покосились их столбики, на многих уже нет и звездочки, истерлись фамилии.

- К сожалению, все захоронения на кладбище практически утрачены, - сказала "РГ" главный хранитель Валаамского природного музея-заповедника Лариса Печерина.

Но имена более двухсот ветеранов Великой Отечественной войны, живших в доме-интернате, все же удалось восстановить. Работа продолжается.

"Память о героях никогда не должна исчезнуть из жизни народа - вне зависимости от того, стоит ли этот герой с орденами на Красной площади во время парада Победы или покоится здесь, без рук, без ног, в одиночестве и скорби завершив свою жизнь", - эти слова произнес Патриарх Кирилл, стоя у освященного им мемориала.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке