Новости

19.07.2011 17:30
Рубрика: Общество

"Расовая ненависть - это маскировка"

Текст: Светлана Добрынина (Свердловская область)

Дело самой жестокой на Урале экстремистской группировки "Фольксштурм" еще не закрыто. Несмотря на то, что недавно Свердловский областной суд вынес приговор трем организаторам этой скинхедовской группы (в общей сложности они осуждены к 27 годам неволи), в розыске  находятся еще несколько активных экстремистов из "Фольксштурм" . И впереди не один судебный процесс по уральским сторонникам  "расовой чистки".

Как считает руководитель отдела по расследованию особо важных дел Следственного управления СК России по Свердловской области Ренат Каримов, дело "Фольксштурм" особенное. О процессе превращения экстремистов в "карателей" он рассказал в эксклюзивном интервью "Российской газете".

Ренат Каримов: Можно сказать, что во многом это дело уникальное, да и сама группировка "Фольксштурм" необычна. Они действовали нагло и почти не скрываясь: сами выставляли ролики о своих так называемых "акциях" в Интернете. К тому же члены этой группировки явно не увлекались внешними атрибутами "скинхедовского" движения и теоретическими разработками.

Книги Гитлера у них, конечно же, были, в частности "Майн Кампф", да и экстремистскую литературу с Интернета скачивали, но распространением ее не увлекались - не теория была их коньком, а практика. В отличие от большинства скинхедов, "Фольксштурм" свои идеи воплощал в поступках, а не во внешнем антураже. Вот эту привычную для многих униформу - берцы, кожаные куртки, береты со свастикой, - они надевали редко, чтобы вырядиться один-два раза на местные "тусовки". Покрасоваться, рассказать о своих подвигах. А для так называемых "акций" эта одежда не подходила. Во-первых, она сразу вызывала подозрение у сотрудников милиции, а во вторых, форма - тяжелая. Неудобно ни быстро наносить удары, ни, тем более, убегать. Поэтому они ходили на "акции" в простой спортивной одежде, как обычная группа подростков.

Российская Газета: По-моему, у "Фольксштурм" была еще одна особенность. В группировку, охотящуюся за лицами неславянской национальности, входил явно не представитель "русской расы" - Талгат Мингалимов. Судя по тому, что он тоже осужден, он активно участвовал в карательных акциях. Как это могло произойти?

Каримов: Действительно, парадокс. По национальности Талгат - татарин. И когда следователи выяснили, что он тоже входит в "Фольксштурм", очень удивились. Но во время допросов выяснилось, что сами экстремисты  в этом ничего необычного не видят. Парень, у которого явно не хватало каких-то внутренних волевых качеств, прибился к ним, как к силе, которая может его защитить. Он чувствовал в них поддержку, знал, что никто посторонний его теперь не обидит.

Вот эта ситуация, по-моему,  разбивает сложившийся стереотип, что скинхедовское движение у нас исключительно русское. Эта идея строится не на отношениях рас, а на отношениях конкретных лиц. Я уверен, что если бы на месте татарина был таджик или киргиз, к тому же хороший знакомый главарей скинхедов, который согласился бы совершать преступления в отношении своих соплеменников, его бы тоже приняли в группу. Демонстрируемая расовая ненависть - это наносное, маскировка для более серьезных внутренних причин совершения преступлений. А идея - способ оправдать свою жестокость и замотивировать ее.

РГ: В начале девяностых скинхедовское движение называли "чумой рабочих окраин". Считалось, что таким экстремистским образом ребята из небогатых семей выражают свое недовольство жизнью, отсутствием перспективы....

Каримов: Сейчас это уже не бунт рабочей молодежи. В тот же "Фольксштурм" входили ребята, живущие в центре города, в благополучных семьях. Им не нужно было бороться за место под солнцем, и с перспективой у них было все нормально - большинство интеллектуально развиты, получали высшее и среднее образование. Возможно, на экстремизм их спровоцировало как раз обратное: отсутствие материальных проблем и благородной идеи, большое количество свободного времени и желание прославиться. Не зря же они не корпели над идейной литературой, а выкладывали ролики с акциями в Интернет. Сейчас, к сожалению, среди молодежи  стал популярен этот метод - обрести известность при помощи жестокого видео, выложенного во всемирной Сети.

РГ: Эта бравада с роликами. Как-то глупо получается. Они  не понимали, что засвечиваются во время преступления?  Или эти ролики - визитная карточка "Фольксштурм", как "черная кошка" для известной банды?

Каримов: Нет, это не "черная кошка" и не глупости. Это явное желание зафиксировать свои действия и остальным показать, что все происходит в реальности. Документальное подтверждение, что экстремистские идеи можно без проблем претворять в жизнь. Одновременно эти "ролики" были средством запугивания лиц неславянской национальности.

РГ: В группировке заранее решали - кого побить, а кого убить? Может быть, на "крайние меры" шли по заказу?

Каримов: Никогда никакого заказа не было. Действовали абсолютно спонтанно и ни одну из жертв не знали. По сути получалось так, как получалось. Побили, человек упал, кому-то из группы нападавших этого показалось мало, и он пырнул ножом. Только в редких случаях заранее обговаривалась возможность убийства. Один из группы заявлял, что сегодня кого-нибудь "замочит", потому что "душа просит". Но это было не категорично, мог и передумать, никто бы его за это не упрекнул...

РГ: А что они делали после акций? Праздновали, молча расходились...

Каримов: Обычно возвращались туда, откуда шли на акцию, и обсуждали  свои действия. При этом смотрели снятое видео, анализировали: кто как ударил, кто что кричал, и какие были ошибки. Все четко и хладнокровно.

РГ: Кто будет видеооператором, решалось заранее?

Каримов: Обычно накануне акции, но жесткого распределения ролей в группировке не было. Так сказать, человека "по связям со СМИ" в "Фольксштурм" не было. Но задача сделать публичными "акты возмездия" стояла четко.

РГ: Я видела несколько роликов. Поражает, что жестокие избиения  происходят на центральных улицах Екатеринбурга, средь бела дня. Неужели никто из прохожих никогда на эти выходки неофашистов не реагировал?

Каримов: На защиту избиваемых никогда никто не становился. Максимум кричали со стороны: "Что вы делаете?" или после избиения вызывали милицию, "скорую помощь". Впрочем, нежелание вмешиваться - это естественная реакция людей, которые, видя такую агрессию и численное превосходство, боятся, что им самим нанесут вред. К тому же избивали гастарбайтеров... Зачастую истекающий кровью избитый человек сам решал свои проблемы.

РГ: А  избитые писали заявления в милицию?

Каримов: Довольно редко, так как большинство жертв находились в стране нелегально. А после таких избиений они попадали в больницу иногда в невменяемом состоянии, двигаться не могли. Так что в ходе следствия потерпевших сотрудникам следственного управления пришлось искать самостоятельно - проверяли информацию, доказывали и вменяли эти факты избиения в вину задержанным членам "Фольксштурм". Тяжелая работа была проведена.

РГ: Как считаете, все выявили?

Каримов: Процентов девяносто. Другое дело, что не все участники преступных акций "Фольксштурм" сейчас задержаны. Несколько скинхедов, которые входили в это сообщество и тоже совершали преступления, сейчас скрываются и находятся в розыске. Мы знаем их фамилии и как они выглядят, так что долго скрываться они вряд ли смогут.

РГ: В этой группировке была еще одна интересная фигура - некий Соловьев, который последнее время проживал в Москве и также был осужден за экстремизм. "Фольксштурм" создавал в России сетевую скинхедовскую организацию?

Каримов: Нет, "Фольксштурм" - это не сетевая организация, группа даже не планировала создавать свои  "ячейки" по России. Но Соловьев действительно был одним из организаторов "Фольксштурм". Он приехал в Екатеринбург из Нягани, совершил на Среднем Урале много преступлений, а после этого по личным причинам уехал в Москву, где продолжал экстремистскую деятельность. Там был схвачен правоохранительными органами, его вину доказали и осудили. Но за преступления на территории Екатеринбурга он пока не ответил, поэтому предстать перед судом ему еще предстоит.

РГ: Вы говорили, что "Фольксштурм" - уникальная экстремистская группировка. А сколько в Екатеринбурге не уникальных?

Каримов: В ходе расследования уголовного дела в отношении "Фольксштурм" к нам приходила информация по другим экстремистским сообществам на территории Екатеринбурга. В 2008 году таких неформальных организаций в городе было до десятка: "Фантом", "ГБИ", "Русский удар"... "Фольксштурм" из них была самой  жестокой и активной. С его ликвидацией ряды скинхедов заметно поредели и ослабли.

Справка "РГ"

Группировка "Фольксштурм" начала действовать в Екатеринбурге с осени 2006 года. Свою группу они назвали в честь специальных отрядов, сформированных в конце войны по личному распоряжению Гитлера. "Фольксштурм" в переводе с немецкого - народный фронт. Скинхеды нападали на улицах города на прохожих неславянской внешности и жестоко избивали жертв. Свои акции неонацисты фиксировали на видеокамеру и выкладывали ролики в Интернет. Следствию удалось доказать факт трех  убийств, семи покушений на убийства и до 40 избиений, совершенных членами "Фольксштурм".

Девять наиболее активных членов группы были задержаны в феврале 2008 года. Вина всех доказана, но до начала судебного процесса пятеро были отпущены на свободу в связи с истечением срока давности по предъявленной статье. 29 июня 2011 года Свердловский областной суд признал трех организоторов группы виновными по статьям:  ст.282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), ст.282.1 УК РФ (руководство экстремистским сообществом), ст. 105  УК РФ (убийство и покушение на убийство). В общей сложности организаторы приговорены к 27 годам лишения свободы.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург Нападения на почве национальной вражды
Добавьте RG.RU 
в избранные источники