Новости

26.07.2011 00:04
Рубрика: Культура

Что наша жизнь? Маскарад!

Возможно, это и подразумевали создатели закончившегося на минувшей неделе сериала "Правила маскарада". Имелось ли в виду нынешнее телевидение? В том смысле, не является ли само ТВ маскарадом? Возможно. В конце концов, авторы предполагают, а зрители их... истолковывают. По своему усмотрению.

Маски сорваны!

История, которую поведали авторы сериала "Правила маскарада" режиссер Александр Александрович Муратов и сценаристка Марина Сасина, довольно затейлива. В ней содержатся два непременных для зрительского кино ингредиента - мелодрама и криминал. Плюс - артисты с известными именами и узнаваемыми лицами. В данном случае - Марина Александрова, Дмитрий Нагиев, Ксения Алферова, Егор Бероев, Юрий Беляев, Евгения Добровольская. Чего же боле?

Впрочем, кто ж не знает, что сумма слагаемых не дает сама по себе то, что именуется "художественным произведением". У авторов оно получилось в рамках сериального формата.

Удачливая тележурналистка Анна Дружинина (Марина Александрова), помимо того, что ведет популярное телешоу "Правила маскарада", счастлива в личной жизни: любящий муж-бизнесмен (Дмитрий Нагиев), любимая дочка, преданная подруга (Ксения Алферова), большой друг семьи - зам какого-то министра (Юрий Беляев). Единственная заноза в этом море безоблачного благополучия - призрак некоего не в фокусе снятого персонажа. Он - вроде как тень отца Гамлета, молчаливо взывающая к совести живых. Мало-помалу выясняется, что этот призрак - тень погубленного друга и делового партнера супруга Дружининой - Игоря Дружинина. А за ней высится тень преступного бизнеса - контрабандная торговля оружием. Интрига закручена посильнее, чем у Шекспира, но несколько уступает тому по глубине философских обобщений.

С другой стороны, к чему такое сравнение? Это ведь разные "оперы". Как, например, "Красотка" с Джулией Робертс и "Воскресение" с Катюшей Масловой, хотя и в последнем случае нетрудно обнаружить параллели меж некоторыми сюжетными поворотами. Там - душевная проститутка. Здесь - душевная проститутка. Там и здесь - рефлексирующий богач. Здесь и там происходит нечто вроде нравственного его преображения. Но глупо было бы ожидать от "Красотки" глубин моральных терзаний автора и тем более героев. И, слава богу, что их не последовало. Последовала непритязательная, но хорошо сработанная беллетристика. Именно с ней в русской культуре всегда были проблемы. Наверное, потому что Россия на протяжении всей своей многовековой истории не знала опыта более или менее продолжительного уклада буржуазного бытия.

Сериал "Правила маскарада" привлекателен тем, что это цивилизованное буржуазное кино с отчетливо выраженным приоритетом семейных радостей и семейных сложностей. Фильм-то о том, как одна семья, изъеденная ложью, изменами, подлостью, рушится, и на ее обломках возникает новая семья, основанная на теплых, искренних чувствах. А также о том, что теперь в отношениях меж любящими и симпатичными друг другу людьми нет больше зловещих тайн, и теперь им нет нужды прикрываться загадочными масками. Маскарад окончен? Пожалуй, что да. В отдельно взятом сериале.

Маски сорваны?..

После слушаний в британском парламенте папы и сына Мердоков, к маскам которых было приковано внимание всей мировой общественности, состоялось не менее интересное слушание по тому же делу на ток-шоу "Прямой эфир". Ведущий Михаил Зеленский попытался сформулировать "правила" журналистского маскарада. Для наглядности он рискнул вспомнить отечественные скандалы, связанные с прослушкой, подглядыванием, практиковавшимися в лихие 90-е. Вспомнили "случай" генпрокурора Скуратова. Вспомнили и как выглядит сам герой того скандала - благо он явился на шоу собственной персоной.

Так мне (не знаю, как другим телезрителям) не удалось понять: его ли (генпрокурора) незаконным манером засняли с проститутками или то была фальшивка, сработанная спецслужбами? Понял же я то, что было понятно с самого начала этого скандала, - то была акция политического свойства. А о моральной составляющей политиков и журналистов, задействованных в том скандале, как-то нелепо было тогда говорить, а сейчас - просто смешно.

Сегодня не смешно говорить об этических основаниях неполитической журналистики на фоне скандала, связанного с именем короля желтой прессы Руперта Мердока. Правило этого "маскарада" откровеннее всех сформулировал поучаствовавший в шоу Александр Невзоров, знающий толк в подобных вещах: "Виноват тот, кто попался, а не тот, кто совершил". Зеленский обострил мысль Александра Глебовича: "Не пойман - не вор?".

Другое правило таблоидного маскарада: "Журналист может позволить себе все, если на это "все" есть спрос в обществе". С господина Невзорова не надо срывать маску принципиального журналиста. Он сам ее охотно снимает. Под ней, впрочем, тоже маска. Циничного моралиста. А где его лицо? Боюсь, что лица у него уже нет.

Признательные показания

Господин Мердок со своим сыном не могут позволить подобные откровения. Им на слушаниях в парламенте пришлось натянуть скорбные маски раскаявшихся правонарушителей и бить на жалость законопослушных соотечественников. "Это был самый унизительный день в моей жизни", - признался после слушаний господин Мердок-старший.

Чтобы до конца разобраться в клубке противоречий между святой обязанностью СМИ докапываться до истины и законом, ставящим те же самые СМИ в определенные этические рамки, господин Зеленский должен был бы вызвать на "ковер" никого иного, как папашу Мердока. Но мы же понимаем, что не в его это власти. В его возможностях было позвать на эфир нашего отечественного Мердока - господина Габрелянова, хозяина наших самых успешных таблоидов. Но, видимо, не догадался. Это догадался сделать телеканал "Дождь" в рамках передачи "Вечер трудного дня" Тихона Дзядко.

В отличие от грустного и подавленного владельца англосаксонских таблоидов, "папа" отечественных желтых изданий выглядел бодрым молодцом, готовым посмеяться над любым каверзным вопросом своих собеседников на "Дожде". Самым легким для него стал вопрос о его пристрастиях общаться матом с коллегами. Он объяснил, что если матерится, то любя и в знак уважения к тому, кого материт. Самым ожидаемым: не грозит ли ему судьба Мердока?

- Нет. Того прижали не за прослушку, а за политику.

Самым никчемным: о морально-правовой стороне скандала. Он платит журналистам большую белую зарплату, из которой те могут покупать информацию у инсайдеров. А в бухгалтерии издания все чисто. Поэтому соблюдено святое правило журналистского маскарада: не пойман - не вор. Как ихний Мердок до такой простой вещи не додумался?..

***

Чем еще поделился господин Габрелянов с телезрителями "Дождя"? Он собрался прикупить телевизионный канал. Стало быть, маскарад по правилам и без не кончен. Продолжение следует.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Теленеделя с Юрием Богомоловым