Новости

27.07.2011 00:22
Рубрика: Общество

Научите жить, ну и помогите материально

Какие опасности подстерегают в большом городе выпускников детских домов?

Подопечным "доктора Лизы" вновь нужна помощь. На этот раз в знаменитый подвал на Пятницкой обратились не бомжи и не больные неизлечимой болезнью неимущие - традиционные "клиенты" врача и главы благотворительного фонда "Справедливая помощь" Елизаветы Петровны Глинки. К Лизе "прибились" выпускники детского дома, 13 человек.

Просто пришли и попросили: помогите выжить. А Лиза бросила клич в "ЖЖ": записывайтесь в родительский комитет и "разбирайте" приемных детей! Сбор по пятницам: нужны утюги, настольные лампы, стиральные машины, постельное белье...

Елизавета Петровна Глинка известна читателям "Российской газеты" по еженедельным встречам с бездомными у Павелецкого вокзала, докторским визитам к умирающим беднякам в их обшарпанные квартиры. У этой хрупкой и ироничной докторши день расписан по минутам, отсюда и манера разговаривать: односложная, четкая, без сантиментов и на "ты". Выпускники детдома, прямо скажем, не ее профиль, а Лиза всегда ратовала за то, чтобы каждый занимался только своим делом, иначе все самодеятельность, а ее она не любит.

- Да, мы перенаправляем "непрофильных" больных в другие фонды и организации, - наступила пятница, в подвале на Пятницкой "родительское собрание". Лиза устала объяснять коллегам и самой себе, почему взвалила на себя еще и этот "детский" груз. - Но "этих" мне некуда было перенаправить. В прошлом году дети закончили коррекционную школу-интернат. Всем им, слава Богу, дали квартиры. Все учатся сейчас в колледже. Стипендия каждого (за исключением инвалидов) - 12 тысяч рублей. Этого хватает на еду, оплату квартиры и покупку самого необходимого. Но квартиры - пустые. В них практически нет мебели, мало посуды. Нет всего того, что делает дом уютным. Они не умеют обустроить свое жилье, оттого, что не имеют представления, как оно выглядит. Этому не учат в интернате. 13 человек. Вот знакомьтесь. Катя. Андрей. Дима (3 группа инвалидности). Максим. Еще Дима. Паша (тоже инвалид третьей группы). Саша. Артем. Женька. Другой Максим. Леша. Третий Дима. Второй Леша. Может быть, выберете одного и захотите помочь?

Вроде бы и не самые несчастные на свете люди: есть квартира, живут в столице, получают специальность. Смеются, пришли в подвал с общим щенком. Но с первого взгляда видно: насколько они беззащитны, не приспособлены к жесткой московской жизни, видно, что воспитаны на другой планете... Почти у всех - долги за квартиру. К примеру, Паша должен уже 25 тысяч рублей. Спрашиваем, почему так много, ведь платят ребята льготно - 300 рублей в месяц? "Да не оформил льготу, - отвечает с интонациями Ильи Обломова, - все как-то времени не найду, семейные проблемы". "С девчонкой поругался", - уточняет Лиза.

Безответственность и расчет, что кто-то разрулит любую ситуацию - наверное, не вина детдомовских выпускников, такими их вырастило общество, готовое откупиться от брошенных детей.

Другой, Леша-маленький, пустил на постой друзей, их квартиру сдают, а доход делят. Тут же всплывает история общего знакомого Лешки Климова, который , как выражаются ребята, "сломался" на свободе. А кто б на ней не сломался, думаю я, вспомнив, какие фортеля отмачивали 18-летние дети моих респектабельных знакомых, как только мама с папой куда-нибудь уезжали на недельку. Квартиру Климова пришлось выручать в прямом смысле с оружием в руках. Об этом рассказывает самый шустрый и артистичный из Лизиных приемышей, Дима. За словом в карман этот парень не полезет, знает, что нравится взрослым своей рассудительностью.

- Леха за три года, как стал жить один, практически спился, в квартире собутыльники поселились, тетка какая-то с ребенком, "поставили" его на 60 тысяч, мол, ты нам должен за выпивку, поэтому не съедем. Звонит мне он как-то: помоги. Ну мы, десять человек, собрались, пистолет у нас был травматический, - Димка как будто и не понимает, что о таких поступках лучше помалкивать.... - Такая драка была, полицейские приехали...

Мы ахаем, Сергей, юрист, добровольный помощник Лизы, заводится с места в карьер:

- Так это же противозаконно, минимум "самоуправство"! - потом успокаивается и по-деловому консультирует. - Что касается ваших квартир, запомните, ничего нельзя подписывать, никому не доверять паспорт и документы на квартиру...

- Подожди секундочку, - прерывает юриста Лиза. - Дим, дайте-ка, паспорта, ксерокс сниму...

Все послушно несут свои документы, не подозревая, что их проверяют... Лиза не сюсюкает с пацанами, знает, эти подростки - трудные. Тот Пашка, что льготы прохлопал, нуждается в лечении, на инвалидности. Лиза ругается: "Почему не несешь медицинскую книжку, снимки! Две недели прошло. Помощь тебе нужна или нет? Вот спроси его, чем он так занят? А я тебе скажу, пока проснется, полдня и прошло... Готовьтесь, приеду, буду проверять, какой у вас в квартирах порядок!"

Юрист Сергей, пытается внушить, как опасны все, кто стучится в дверь:

- Вот пришла к вам домой благообразная тетенька, говорит, принесла соцпомощь, тысячу рублей, распишитесь в получении. Знайте, это мошенница, госплатежи идут по безналу...

У Лизиных детей уже появились "приемные родители". Помогают в меру сил: кто-то квартиру обставляет, кто-то деньги на телефон кладет. Один молодой человек написал к Глинке в "аську": "Как Вы думаете, книги детям нужны? Классика, поэзия, собрания сочинений, современная проза... Есть возможность собрать несколько комплектов (одинаковых, каждому - по полке) очень хороших книг".

Не нужно думать, что у выпускников отечественной коррекционной школы вызовет бурный восторг это предложение. Они не ангелы и не на Пушкине с Достоевским выросли. Но среди друзей Лизы Глинки все же есть такие, у кого хватает духу вступить с подростками в более глубокие отношения, нежели одноразовая материальная помощь, попытаться научить жить свободно и независимо. Наташа, к примеру, усмотрев у Кати склонность к профессии ветеринара, собирается сводить ее к своей подруге в операционную, где "режут" больных животных: "Если все пройдет нормально, будем вместе осуществлять Катину мечту".

Пока мы пьем чай и едим пирог с яблоками, выясняется, что все квартиры, которые получили ребята, пока им не принадлежат. Город застраховал детдомовцев: продать жилье проходимцам они не смогут. Следуя постановлению правительства Москвы с длинным названием "Об обеспечении жилыми помещениями в городе Москве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа", список детдомовцев, которым положено жилье, передается в государственное унитарное предприятие "Моссоцгарантия", с которым департамент жилищной политики и жилищного фонда заключил договоры аренды на квартиры. Если жилье устраивает, уже между "Моссоцгарантией" и будущим новоселом заключается договор безвозмездного пользования жилплощадью. По договору, выпускник детдома или интерната не может сдавать свою жилплощадь. Через пять лет собирается комиссия, в которую входят, в частности, участковый и соцработник, и решает, может ли юный обладатель квартиры проживать самостоятельно. Если ответ на вопрос положительный, с бывшим детдомовцем заключают договор социального найма. А ведь могут отказать даже в безвозмездном пользовании.

Вот здесь, считает Лиза Глинка, и таится опасность. Москвичи, как известно, люди сердобольные, но квартирный вопрос... Где гарантии, что по истечении контрольных пяти лет, не прошедшие экзамен на добропорядочность обладатели однушек не окажутся под забором?

Если возникло желание помочь ребятам, контакты в ЖЖ "Доктор Лиза" или по телефонам: 589-77-92, 953-94-86.

Общество Семья и дети
Добавьте RG.RU 
в избранные источники