Новости

29.07.2011 00:29
Рубрика: Происшествия

Оперский "слоник"

Милиционеры издевались над подозреваемыми, чтобы получить нужные показания

Пятеро сотрудников райотдела Нижнего Тагила, включая начальника угрозыска, избивали подозреваемых, чтобы те взяли на себя вину за серийные убийства. Реальных преступников задержали значительно позже, а милиционеры предстали перед судом и были осуждены.

Первая жертва тагильских оперативников проходила по нашумевшему делу о "красноуфимской маньячке". С 2002 года в Свердловской области неизвестная одну за другой убивала пожилых женщин. Сотрудники правоохранительных органов никак не могли выйти на след преступницы, хотя к тому времени та расправилась уже более чем с десятком пенсионерок. Но вот в апреле 2008 года Ленинский райотдел Нижнего Тагила рапортовал: предполагаемую убийцу задержали, она дает признательные показания!

Через некоторое время громкое дело передали в свердловское управление следственного комитета. Пойдя по пути оперов, следователи обнаружили: подозреваемая Ирина вовсе не причастна к гибели старушек, хотя дала "чистосердечные признания".

Опера задержали женщину, когда та стояла с подругой около тагильского вокзала. Дам посадили в милицейскую машину и повезли в отделение. Там на них составили протокол об административном правонарушении: якобы подружки были пьяными и нецензурно выражались. На самом деле опера заподозрили в Ирине возможную убийцу бабушек: она была похожа на фоторобот предполагаемой преступницы.

- Опера с самого начала заставляли меня признаться в убийствах, - спустя три года 32-летняя Ирина все еще плачет, вспоминая то, что ей пришлось пережить. - Я отказывалась - начинали колотить, показывали на биту и говорили, что изнасилуют ею, если я не признаюсь... Несколько дней не кормили. Надевали на голову пакет, чтобы я не могла дышать. Я держалась до последнего, но они привезли ко мне маму и дочку и сказали: мать посадим, ребенок - попадет в детдом! И я сдалась, это продолжалось бы бесконечно...

- Ирина была арестована по решению суда, - рассказывает обстоятельства дела оперативников замруководителя отдела по особо важным делам СУ СК РФ по Свердловской области Сергей Мальцев. - Хотя как мать малолетней дочки ее не имели права заключать под стражу. Кроме того, ее поместили не в специзолятор, как того требуют правила, а оставили в РОВД - у оперативников фактически были развязаны руки: они день и ночь вызывали подозреваемую на допросы, во время которых запугивали и истязали ее.

Никто не мог прийти женщине на помощь. Она попросила сотрудника райотдела позвонить тете. Но, увы, было первое апреля, и та не поверила, что племянница в милиции. Возможность позвонить родственникам больше не представилась.

За чужие убийства ее могли бы приговорить к длительному сроку наказания. Впоследствии была задержана истинная виновница преступлений. Сейчас она ожидает суда.

Такой же методикой раскрытия преступлений опера воспользовались через несколько месяцев после случая с Ириной. И вновь - по делу о серийных убийствах. На этот раз - молодых женщин в Нижнем Тагиле. Тогда, в 2008 году, в лесу около автомобильной трассы стали находить изувеченные тела девушек. Предположили: убийца, наверное, занимается "извозом". И точно! Следом выяснили, что одна из жертв перед смертью садилась в такси одной из тагильских частных компаний. Так появилась версия о том, что маньяк является сотрудником этой компании.

- Роман как раз работал в этой фирме, - вспоминает следователь СК. - Приехав на очередной вызов, он долго ждал клиентку и рассердился, что попусту теряет время и деньги. Поэтому когда та пришла, все ей высказал. Женщина работала в органах и решила не прощать оскорбления. Она сообщила коллегам, что обидчик очень похож на маньяка.

Сначала 28-летнего Романа вызвали по повестке в одно из районных отделений милиции. Он пришел, после беседы его тут же отпустили. Этим же вечером ему перезвонили и попросили вернуться - чтобы сфотографироваться. В отделении его ждали сотрудники Ленинского РОВД. Ему инкриминировали мелкое хулиганство: якобы он нецензурно выражался. Под этим предлогом его, как и в случае с Ириной, незаконно держали и стали "колоть" на убийства.

- Они били, надевали на меня каску и колотили по ней дубинкой, натягивали на голову пакеты и противогаз, чтобы я не мог дышать, - говорит Роман. - Я рассказал об этом адвокату, которого мне дали бесплатно. Но он намекнул, что если я не признаюсь в убийствах, то все равно вернусь к операм - будет еще хуже. Поэтому я дал ложные показания на себя.

Роман провел за решеткой около года. За шесть убийств ему грозило пожизненное заключение. Но, к счастью, следователи обнаружили фактического виновника одного из преступлений.

Теперь милиционеры сами в тюрьме. Чтобы доказать их вину, понадобилось полтора года. В свердловском СК отмечают, что оперативники, зная специфику расследования преступлений, всячески препятствовали ходу дела и не признавали свою вину. Но следователям удалось собрать доказательства. Сначала они обнаружили много нестыковок в делах - они, что называется, были шиты белыми нитками. Например, выяснилось, что подозреваемые имели алиби, некоторые документы и показания свидетелей были грубо сфальсифицированы, в кабинете оперативников обнаружилась та самая бейсбольная бита, о которой говорила Ирина...

Свердловский областной суд признал обвиняемых оперов виновными в превышении должностных полномочий и служебном подлоге. Троим из них дали от трех до четырех с половиной лет лишения свободы. Двое получили условные сроки: два и три года. Бывшие оперативники лишились званий и права служить в правоохранительных органах в течение трех лет.

Впрочем, осужденные не согласны с обвинениями и намерены подавать кассационную жалобу.

- Я считаю дело сфабрикованным, в нем много неувязок, - высказывает свою точку зрения один из них. - Например, согласно детализации телефонных переговоров (биллингу), я и мои коллеги не были в райотделе в то время, когда, как говорит потерпевший, над ним издевались.

Адвокат Юлия Пономорева, защищавшая в суде другого оперативника, считает, что следствие было проведено односторонне. По ее мнению, суд не принял во внимание доказательства алиби осужденных и то обстоятельство, что потерпевшие являются неблагонадежными личностями, которым нельзя верить. Ирина, например, отбывала наказание за мошенничество, злоупотребляет алкоголем и никудышная мать, а Роман - бывший милиционер, которого поймали на краже госимущества - сливал бензин из служебных машин.

Да, никудышная мать, да, сливал бензин, но факт остается фактом: они не были причастны к убийствам, но их так "умело кололи", что те вынуждены были оговорить себя. Как остается фактом и то, что у следователей, как подчеркивает следователь по особо важным делам регионального следственного управления СК РФ Алексей Шмаков, просто нет возможности выбивать показания: общаются с подозреваемыми при адвокатах.

В силу некомпетентности следователи не могут выстроить диалог с подозреваемым. Признательные показания им легче выбить их силой

Громкое дело вынесенным вердиктом, безусловно, не закончится. Будут кассационные жалобы, дойдет оно и до Верховного суда. И, дай бог, чтобы приговор был в конце концов максимально выверенным и справедливым! Но ловишь себя на чувстве: веришь, что так все и было! Любой криминальный репортер, контактировавший с операми, знает, что такое "слоник" - та самая процедура с противогазом, которую применяли, когда работали с Романом. А есть еще "ласточка": руки за спину, наручниками - к ногам. А можно еще так: книгу - на голову, или каску, и бить по голове, а можно - карандаш между пальцами и сильно сжать ладонь... Результат один - нужный эффект при отсутствии каких бы то ни было синяков и ссадин. Что-то меняется в оперских методах с течением лет?

В конце 80-х годов прошлого века Свердловск прогремел на всю страну "делом Фефилова", свердловского маньяка, который убил семь женщин, в том числе и двух школьниц. Прежде чем поймать и осудить истинного маньяка, следователи назначали виновными одного за другим четырех человек, абсолютно непричастных к преступлениям! Один из подозреваемых после допросов скончался в СИЗО, так и не сознавшись в убийствах. Другой, психически невменяемый, - взял на себя три смерти. Третий восемь месяцев провел в заключении, еженощно проходя через конвейер допросов. Одного из подозреваемых суд приговорил к смертной казни, и его, ни в чем не виновного, казнили.

А истинный маньяк обнаружил себя позже, совершенно случайно. Пересекая один из городских парков, милиционер заметил, как мужчина тащит в кусты женское тело... Это и был тот самый Фефилов, ничем не приметный печатник издательства "Уральский рабочий". У него в концов концов и нашли вещественные доказательства убийств.

Осужденные тагильские милиционеры - вовсе не новички, по глупости или неопытности издевавшиеся над подозреваемыми, чтобы получить нужные показания. Это - очень уважаемые в своей среде люди. Им от 28 до 48 лет. Один, повторюсь, работал в то время начальником угрозыска ОВД, другой возглавлял отдел по борьбе с преступлениями против личности, остальные - старшие оперативники. Причем трое были в звании подполковников! В целом у них были положительные служебные характеристики. Почти все опера имели награды за отличную службу. А у одного даже была медаль "За заслуги перед отечеством" II степени!

Алексей Шмаков склонен видеть причину живучести методов оперов в безнаказанности: их действия не контролируются, их вину доказать сложно - все "грамотно". Поэтому есть соблазн применять силу, чтобы скорее получить признание, завершить дело и не портить показатели по раскрываемости. Собеседник не исключил, что осужденные хотели попросту отличиться, раскрыв важное преступление. И ведь-таки отличились! Один после "раскрытия" громкого дела получил повышение - перевели работать в областной милицейский главк. Его место занял напарник по скамье подсудимых.

По мнению екатеринбургского адвоката, бывшего оперуполномоченного Сергея Колосовского, причина оперского беззакония - низкая квалификация сотрудников. Еще десять лет назад в милиции были специалисты с юридическим образованием, следователи "старой школы" понимали: можно хоть как психологически давить на подозреваемого, но тронуть его пальцем нельзя!

Сегодня среди оперативников в большинстве своем работают случайные люди. Кто-то пришел в органы от безысходности, кто-то - транзитом, чтобы наработать опыт и связи и уйти в охранный бизнес или в службу безопасности крупной финансовой или промышленной структуры. Колосовский считает, что в силу некомпетентности они попросту не могут выстроить нормальный диалог с подозреваемым, чтобы вывести его на признательные показания. Им легче физически выбить.

Происшествия Преступления Должностные преступления Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Преступления правоохранителей