Новости

07.08.2011 16:55
Рубрика: Культура

30 световых "Пикников"

Легендарная питерская группа изобретает новые музыкальные инструменты и едет в тур по 100 городам СНГ

Еще в середине 70-х Эдмунд Шклярский репетировал с Борисом Гребенщиковым, но двум лидерам оказалось тесно. И хорошо, ибо благодаря и этому расставанию "Пикник" празднует ныне 30-летие, а его хиты "Иероглиф", "Фиолетово-Черный", "Немного огня", "Из мышеловки" и многие другие почитаются за классику отечественного рока. А тур "30 световых лет" расписан уже на несколько месяцев вперед.

"Пикник" - форпост российского интеллектуального рока. Магия, гитарный нерв и экзистенциальная метафоричность, шоу на сцене где кто-то выдыхает огонь, а танцовщица превращается в арфу, на которой тоже можно играть -  не зря свои новые альбомы "Пикник" представляет то в МХАТе, то на стадионах. При этом группа все годы существовала вне привычного шоу-бизнеса: избегала являться на рейтинговые ток-шоу по телевидению, не "светилась" в светской жизни, как большинство звездных коллег. С этой темы - можно ли "жить в обществе и быть свободным от общества" - обозреватель "РГ" и начал интервью с лидером "Пикника" Эдмундом Шклярским и басистом Маратом Корчемным.

Российская Газета: Редко кто из успешных артистов может позволить себе регулярно игнорировать светскую жизнь. Вам она настолько скучна и неинтересна? Даже за кулисами "Нашествия" вы мало с кем общаетесь…

Марат Корчемный: Ну, почему?! Просто закулисье - это всегда "встречи по интересам", а у нас они свои. Приехали и сразу в гримерку к Кипелову… чайку там попить. Когда была жива "Агата Кристи" - и к ним ходили.

Эдмунд Шклярский: Зато со многими теперь встретимся на наших концертах, через совместное творчество на сцене. Вадим Самойлов придет, Вячеслав Бутусов, обо всех пока рано рассказывать. РГ: "Я хочу быть с тобой" "Наутилуса Помпилиуса" - одна из самых пронзительных и знаменитых рок-песен о любви. А ваша "Твое сердце должно быть моим", схожая по душераздирающей эмоциональности и мелодическому драматизму, - почти не известна. Завидуете Бутусову? 

Шклярский: Так может поменять куплеты (смеется)?! А если серьезно, то у каждой песни своя судьба. И дело в том, пришлась ли она впору именно своему времени? Не исключено, что сочини Леннон и Маккартни Hard Days Night сегодня - она и не имела бы уже такого успеха. Наши песни были написаны в разные периоды истории (хит "Наутилуса Помпилиуса" - еще в бытность СССР, "пикниковский" - в разгул начала бандитских 90-х и славы "Радио Шансон" - Прим. А. А.). А заставить свою песню прожить чужой жизнью еще никому не удавалось. Вот и мы не старались этого сделать.

РГ: У вас необычное имя, наверное, вас назвали в честь отца Феликса Дзержинского - других Эдмундов в России вряд ли кто припомнит? Имя и какие-то может дальние ассоциации с "железным Феликсом" как-то отразились на вашем детстве и воспитании?

Шклярский: Нет, никак не отразилось, поскольку у нас в семье польские корни и дома мы говорили на польском языке. И всех назвали так вот немножко вычурно. Все имена были не совсем типичные.

РГ: У многих известных музыкантов есть дети, которые тоже играют рок. Но к музыке своих родителей они, как правило, скептичны. У вас наоборот. Сын Стас - сильный клавишник - и пришел играть именно к вам в "Пикник". Значит конфликта "отцов и детей" у вас дома не существует?

Шклярский: Это было связано с печальными событиями у нас умер клавишник Сергей Иванович Воронин. Искать никого другого мы не хотели. А Стас несколько раз сыграл с нами, чтобы продолжить гастроли. Да так и остался.

Корчемный: Когда я появился в "Пикнике", то понял , что там главное - то что внутри коллектива есть своя особенная атмосфера. Это касается не только музыкантов, но и техников, мастера по свету директора группы. А поэтому главное чтобы человек мог в него вписаться и стать своим по духу.  Ну а если у него это бы не получилось - то будь он хоть сын, хоть дедушка - возник бы напряг, и коллектив сам по себе  бы просто рассыпался. А со Стасом произошло очень естественно и правильно, подтверждая правило о том, что каждый кирпичик цементирует конструкцию.

РГ:  Впечатление, что в последних альбомах "Железные мантры" и "Танец абсурда" вы немного охладели к электронике. А больший крен сделали на гитары и  зазвучали более напористо и жестко?!

Шклярский: Ну да, может, электроника нам немного поднадоела. У "Пикника" такое уже случалось. В диске "Иероглиф" мы часто использовали компьютер. И так от него устали, что затем в альбоме "Немного огня" ушли в другую крайность - и там уже оказались только рояль и орган. А теперь у нас клавиши есть, но порой они звучат, усиливая гитару. Или  используют  звуки, напоминающие гитару. Поскольку хочется создать особенную фактуру и звучание. А когда клавишным повторяют гитарные партии, то получается такой "слоеный пирог" и очень оригинальная эстетика саунда.

РГ: В каких самых необычных обстоятельствах вам приходилось писать песни? Сложно представить, как слагаются иные из них, например: тот же "Иероглиф", "Мы как трепетные птицы", "Искры около рта". Ибо столько в них замешано: языческих импульсов, аллегорий, непредсказуемых тембров, интонаций и рифм, дзена и экзистенциальности  - эдакий дикий рок-коктейль создающий неповторимую хитовость и магию "Пикника".

Шклярский: Не понимаю, о каких необычных обстоятельствах вы говорите - у нас никогда не было никаких графиков. И поэтому песни, их сочинительство проживают какую-то свою незаметную жизнь. Вот как с "Иероглифом": долгое время существовала одна единственная строчка "Мое имя - стершийся иероглиф", потом стала обрастать другими словами, каким-то настроением. И собственно говоря, момента, когда именно появилась песня, порою и сам можешь вспомнить не всегда. Но могу сказать, что быстрее всего я написал песню "Праздник". За несколько часов тогда нужно было сочинить и слова, и музыку. Чтобы отнести песню на Ленинградское телевидение -  была возможность, что ее покажут под Новый Год. 

РГ: Наверное, это - одна из самых веселых песен "Пикника".

Шклярский: Ну да, так мы потом мы ее даже прятали от редакторов! Поскольку как только какой-то праздник, например, Первомай (смеется), то они сразу же начинали искать именно эту нашу песню.

PГ: Самое сложное в юбилейной программе "30 световых лет" - определиться, что играть на бис?

Шклярский: Уже несколько лет заключительной песней мы играем "Там, на самом на краю земли". Но в акустической версии, без барабанов. А в "Железных мантрах" исполняли "С тех пор как сгорели дома". И в контексте той программы она шла очень хорошо: на сцену выходила черная женщина - во всем черном, и с серебряными волосами. Со светящимся бюстом. И в итоге мнения в зале разделились: хорошо это или плохо?! Поэтому теперь последней играем "Там, на самом на краю земли" (из бонус-секции альбома "Танец волка" и диска "Харакири". - Прим. А. А.).

РГ: На сцене у вас появляются еще какие-то загадочные девушки, глотатель огня, шаман, загадочный тип в маске и на ходулях... А еще вы изобретаете все новые музыкальные инструменты (Шклярский учился в Политехе - Прим. А. А.). Какой из них считаете своим главным достижением, а от какого бы отказались - да уже не можете?

Шклярский: У нас есть свои и арфа (оригинальное подобие ее, надеваемое на голову танцовщицы - прим. А. А.), и виолончель (при этом с еще и кнопочками! - Прим. А. А.) , и световой инструмент. Ну а от чего бы я отказался, то от терменвокса, тем более изобретенного не мной, а выписанного за большие деньги по Интернету. Причем, японец в видеорекламе на нем так лихо играл, а я вроде делаю все то же самое, а так не получается. Пока.  А самый удачный инструмент - электрическая пила с подзвучкой и датчиком. При прикосновении к ней ты можешь менять тон и звучать то быстрее, то медленнее. Есть у нас и "новоегипетский инструмент с рычагом", изобретенный специально для песни "Египтянин". Есть и световой инструмент. Да всех не перечислить. Можно конечно получить на них патенты. Но вопрос в том, кто на них потом еще будет играть?!

Корчемный: В итоге у нас в группе появилась новая должность завхоз. Такой очень деловой мужчина. А под транспортировку этих изобретений приходится в туре выкупать целое купе. И я  вам лучше расскажу про другое, очень полезное наше изобретение - накануне этих гастролей мы уезжали в Финляндию,  в леса, где снимали помещение в глуши. И неделю там репетировали. Очень удобно: никто не разбегается, не отвлекается, не отпрашивается к любимым женщинам…

Культура Музыка Музыка с Александром Алексеевым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники