Новости

26.08.2011 00:35
Рубрика: Культура

Марк Горенштейн: Я буду бороться до конца!

У главного дирижера симфонического оркестра имени Светланова свой взгляд на разразившийся скандал

Как уже писала во вчерашнем номере "Российская газета", музыканты Государственного академического симфонического оркестра имени Светланова обратились к министру культуры Александру Авдееву с просьбой отстранить худрука и главного дирижера Марка Горенштейна от занимаемой должности.

Причиной такого поступка стали, как сказано в письме, "постоянные денежные штрафы, угрозы увольнения и некорректное обращение главного дирижера народного артиста России М.Б. Горенштейна с музыкантами".

"С Марком Борисовичем Горенштейном никто из руководителей министерства культуры не встречался, так как он с начала августа и по настоящий момент находится на больничном листе, причем больничный он представил в министерство, - пояснила пресс-служба министерства. - Как только он выздоровеет, безусловно, сложившуюся ситуацию будут обсуждать с ним. Пока же мы считаем, что до разговора с Марком Борисовичем нам некорректно что-либо комментировать: мы должны выслушать две стороны конфликта, чтобы иметь объективную картину".

Нам удалось связаться с Марком Горенштейном, который специально для "РГ" прокомментировал сложившуюся скандальную ситуацию.

Российская газета: Музыканты вашего оркестра в своём письме упоминают недавние громкие скандалы, связанные с ситуацией в вашем прославленном оркестре. Мы знаем мнение одной стороны и хотим услышать вашу точку зрения по этому поводу. Сейчас, по мнению авторов письма, достигнута "наивысшая точка кипения". Что вы думаете по этому поводу?

Марк Горенштейн: То, "что ситуация достигла наивысшей точки", я так не считаю...

РГ: Вы говорите о том, что всё будет зависеть от того решения, которое примет министр культуры. Если вы останетесь на своём посту, как после такого скандала сможете общаться с вашими музыкантами? Нужно наказывать повинных?

Горенштейн: С этими людьми, не со всеми, а со многими, мы сделали вместе великий оркестр, и я это утверждаю! Они - не сами по себе. А я в отличие от них говорю - мы вместе. Несмотря на все эти глупости, которые они наделали, я их люблю, потому что это - моя семья, а в семье всякое бывает. Можно поссориться с женой, два месяца не разговаривать и опять любить друг друга.

Они - музыканты, и требовать от них, чтобы они всегда были одинаковыми, довольно трудно. Если у них произошёл такой всплеск, что ж нам на них обижаться, это создали не они. Это создали совершенно другие люди. А так как музыканты, по моему мнению, люди, не искушённые во всей этой истории, им, видимо, пообещали: если вы подпишете письмо, то мы уволим сразу маэстро.

Это абсолютно административно-рейдерская история, затеянная, теперь это очевидно, в отсутствие министра группой лиц, работающих в министерстве культуры. Что сделали организаторы всей этой истории? Музыканты принесли бумагу в министерство в прошлую среду. Прошли четверг, пятница, понедельник, вторник, среда - ничего не происходит, никого не уволили, ничего не делается! С каждым днём музыканты становились всё белее и белее, всё серее и серее... Это естественно. И, наконец-то, кто-то скомандовал, и они решили, что единственный путь, это возбудить общественное мнение, устроив скандал в СМИ. В этом была их главная задача. Я хочу сказать, что министр не имеет к этому никакого отношения. Он в отпуске, и когда он приедет - это произойдёт первого сентября, я убеждён, что он объективно и непредвзято разберётся во всей этой ситуации и даст ей надлежащую правовую оценку.

РГ: Увольнения - как факт жёсткого дисциплинарного взыскания - связаны с непрофессионализмом отдельных музыкантов или они вызваны личными причинами?

Горенштейн: Весной уволились по собственному желанию три человека за прогул, т.к. в Пермском оркестре открылись вакансии и зарплата там, куда более внушительная, чем в нашем, Московском. Вот представьте, что в оркестре Берлина платят в три раза меньше, чем в оркестре немецкого города Марль. Трудно представить... Но у нас это случилось! Просто люди сорвались работать за нереальные для нас деньги. Так, молодой мальчик, замечательный скрипач, был на постоянной работе у меня в оркестре. Я сам ему говорил: "Ты отработай два концерта, потом поезжай, у нас людей не хватает". Но каждый выбирает, что хочет и где лучше. Он не пришёл на репетицию и концерт и я вынужден был его уволить за прогул.

С этими людьми мы сделали великий оркестр. Они - не сами по себе. Это - моя семья, а в семье всякое бывает

РГ: А остальные?

Горенштейн: В мае мы приехали из Японии, а там, не гастролях - всё было идеально, дружба и любовь! Те 17 человек, которые, как сказано в письме, были уволены, перед поездкой в Японию, я их не увольнял, они уволились самостоятельно. Некоторые отказывались от поездки, ссылаясь на родственников. Эти музыканты заявили, что ни при каких обстоятельствах не поедут, и сами, подчёркиваю, сами написали заявление об увольнении... Вот мы осенью собираемся ехать в Испанию. Там есть террористическая группировка "ЭТА", так что же мы тоже будем спрашивать у домашних, ехать нам или нет? Это - работа!

РГ: На следующий день после известного инцидента на Конкурсе Чайковского с Нареком Ахназаряном ваши музыканты увидели, что вас нет за пультом...

Горенштейн: Они написали письмо, но не передали его в министерство. Читаю: "Мы потрясены тем фактом, что нашего главного дирижёра обвиняют в националистических высказываниях... Мы заверяем вас, что за 9 лет работы с Маэстро никогда не было ни одного прецедента, направленного на разжигание межнациональной розни". Они все единогласно подписали это письмо. Вся эта провокация сегодня происходит под диктовку чиновников из министерства культуры. Я не хочу называть фамилии...

РГ: К сожалению, конфликт произошёл накануне 75-летнего юбилея оркестра. Когда оркестр имеет такое имя, что проще - поменять дирижёра или набрать новый состав оркестра?

Горенштейн: Когда ушёл Светланов, я не сравниваю свою ситуацию с ситуацией со Светлановым сравнивать и хочу это подчеркнуть (!), оркестр стал, конечно же, другим. Дирижёр всегда определяет лицо оркестра, что бы ни говорили. Ходят не на оркестр, ходят на дирижёра! Когда-то в Советском Союзе решили, что будет Персимфанс. Но из этой затеи ничего не вышло, как вы знаете! А ведь там были гениальные музыканты! Или, например, оркестр Караяна. Когда он ушёл, оркестр его стал другим, потому что пришли другие дирижёры. Он не стал хуже, потому что в нём конкурс на одно место - 500 человек. А у нас, наоборот, 500 мест и один человек, и тот играть не умеет. Если министерство культуры подойдёт к этой ситуации здраво и объективно, то по закону нет ни одного юридического повода, чтобы меня уволить! Помахивание письмом оркестрантами - это не юридический документ. Это всплеск эмоций, ведь в июне было написано, что у нас всё хорошо и замечательно, а уже в августе вдруг - кипящие страсти - "точка кипения" и так далее... Очень интересно, кто скомандовал это сделать?.. Я сдаваться не собираюсь и буду бороться за справедливость до самого конца!

Культура Музыка Классика