Новости

08.09.2011 00:20
Рубрика: Культура

Поклонитесь ленинградцам

70 лет назад, 8 сентября 1941 года, фашисты разорвали последние коммуникации, связывавшие страну с Ленинградом.

В блокаде оказались около трех миллионов ленинградцев. Среди них 12-летний Юра Воронов. Через много лет строку из его стихов отольют в бронзе на монументе героическим защитникам Ленинграда: "О камни! Будьте стойкими, как люди!"

Ленинградские деревья

Им долго жить -

Зеленым великанам,

Когда пройдет

Блокадная пора.

На их стволах -

Осколочные раны,

Но не найти рубцов от топора.

И тут не скажешь:

Cохранились чудом.

Здесь чудо или случай

Ни при чем...

Деревья!

Поклонитесь низко людям

И сохраните память

О былом.

Они зимой

Сжигали все, что было:

Шкафы и двери,

Стулья и столы.

Но их рука

Деревьев не рубила.

Сады не знали

Голоса пилы.

...Деревья!

Поклонитесь ленинградцам,

Закопанным

В гробах и без гробов.

Юрий Воронов

10 октября 1941 года он писал отцу, служившему на Балтийском флоте: "Вчера исполнился месяц, как на нас налетают коричневые гады, и месяц. как разрушен наш дом. Ем я теперь так хорошо, что мама с бабинькой называют меня "обжора". Мы живем у бабушки Саши..."

Это еще совсем детское письмо. Трудно поверить, что тот же мальчик через несколько месяцев напишет:

Пол ходит

Под снарядным гулом,

В палате - сумрак, как всегда.

Чай недопитый

Затянуло

Коричневатой пленой льда...

Вместе с другими подростками Юра помогал разбирать завалы домов, дежурил на крышах. Был награжден медалью "За оборону Ленинграда". Потом он напишет: "Нам в сорок третьем // Выдали медали // И только в сорок пятом // Паспорта".

После войны поступил на отделение журналистики Ленинградского университета. В 1959 году был назначен главным редактором "Комсомольской правды".

Во главе "Комсомолки" Воронов был совсем недолго. Но именно эти годы стали звездными и для страны, и для советской журналистики. Когда в 1989 году я с благоговением вступил на "палубу" всесоюзной молодежной газеты, о Воронове вспоминали так, будто он покинул шестой этаж вчера, а не тридцать лет назад. Всем запомнилась его глубокая порядочность. Удивлялись тому, что он, открывший читателям "Комсомолки" множество поэтических дарований, свои стихи никому не показывал. "Блокада", первая книга Воронова, выйдет лишь в 1968-м.

В 1965 году после нескольких публикаций, разоблачавших "неприкасаемых", Воронов оказался в опале. Работавший в "Комсомолке" под его началом Ким Николаевич Смирнов (сегодня - научный обозреватель "Новой газеты") рассказывает: "Воронова сослали собкором "Правды" в ГДР. Это было верхом иезуитства - на многие годы отправить в Германию человека, пережившего блокаду... Все, кто работал с Юрием Петровичем, если дороги заводили в Берлин, считали честью для себя навестить его. Была такая встреча и у меня. В тот вечер я узнал, как родились "Ленинградские деревья" - самые пронзительные его стихи. В одной из европейских столиц Воронову показали бульвар с молодыми саженцами: "Здесь росли великолепные деревья, но в войну была очень суровая зима, минус 10 - 15 градусов, и пришлось их вырубить на отопление". Тогда Юрий Петрович и написал стихи о том, как в блокаду ленинградцы, умирая от голода, замерзая от действительно лютых морозов, не вырубили ни одного дерева ни в Летнем, ни в Михайловском, ни в других своих садах и парках. Осколочные раны на стволах замазывали юннаты. Многие из этих ребят умерли в блокаду. Но и по сей день окаменевшая замазка хранит отпечатки детских пальцев и ладоней..."

На днях в одной из газет наткнулся на заметку о реконструкции Летнего сада. "...Вырублено 122 дерева, из которых 90 были признаны больными, а 32 липы и клена, абсолютно здоровых, переживших блокаду и наводнения, вырубили только потому, что они мешали реконструкции фонтанов..."

Когда на сердце камень -

Тяжело.

Но разве легче,

Если сердце - камень?...

dmitri.shevarov@

yandex.ru

Культура Литература 75-летие прорыва блокады Ленинграда Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники