Новости

13.09.2011 00:44
Рубрика: Экономика

Учесть все риски

Проблемы залога прав требований по инвестиционному контракту
Текст: Семен Эпштейн (управляющий партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн")

Участники инвестиционных контрактов в целях привлечения финансирования нередко прибегают к залогу прав требования по инвестиционным контрактам. Поскольку залоговые кредиторы имеют ряд преимуществ по сравнению с другими кредиторами должника, в том числе в рамках процедур банкротства, банки охотно идут на кредитование участников инвестиционных контрактов. В целом привлекательность имущественных прав по таким контрактам довольно высока, особенно если проект находится на завершающих стадиях. И если залогодержатель учел все риски и провел due diligence, а иначе его могут ожидать весьма неблагоприятные известия, некоторым из них посвящена настоящая статья.

Банки или иные организации, принимая в обеспечение в виде залога имущественные права по инвестиционным контрактам, зачастую забывают о простых правилах должной осмотрительности и в связи с этим терпят убытки.

Так, банк в обеспечение кредитного договора заключил с должником договор залога, согласно которому должник, то есть залогодатель, передает залогодержателю в залог все права на оформление в собственность нежилых помещений. Однако, как установлено судом, по условиям договора соинвестирования права и обязанности по нему не могут быть уступлены соинвестором, коим выступал залогодатель, без письменного согласия инвестора, а такого согласия инвестор не давал. В связи с этим суды, основываясь на положениях статьи 336 Гражданского кодекса РФ (далее - ГК РФ) и статьи 54 Закона "О залоге", отказали в удовлетворении требований залогодержателя (банка).

Банки или иные организации, принимая в обеспечение в виде залога имущественные права по инвестиционным контрактам, зачастую забывают о простых правилах должной осмотрительности и в связи с этим терпят убытки

В другом деле судом также были применены нормы статьи 336 ГК РФ. В соответствии с дополнительным соглашением к инвестиционному контракту права и обязанности инвестора-застройщика переходят к новому инвестору-застройщику (залогодателем, предоставившим залог для обеспечения кредитного договора) после заключения и вступления в силу последнего из указанных в дополнительном соглашении документов. Судом установлено, что залогодатель на момент заключения договора залога с кредитором-банком не имел прав требования по инвестиционному контракту, поскольку не были соблюдены условия дополнительного соглашения к нему. В связи с этим Арбитражный суд апелляционной инстанции (позиция которого впоследствии была поддержана судом кассационной инстанции) признал договор залога имущественных прав по инвестиционному контракту недействительным, как не соответствующий закону (статья 168 ГК РФ), - договор был признан ничтожным.

Таким образом, залогодержателям следует проводить тщательную юридическую проверку предметов залога и прав залогодателей, чтобы не потерять в будущем права на предмет залога, что может неблагоприятно сказаться на финансовой устойчивости организации (залогодержателя-кредитора) и снизить вероятность полного взыскания задолженности.

Обращают также на себя внимание достаточно нелепые случаи на практике, когда в договоре залога предмет залога определяется "расплывчатыми" формулировками (например, "имущественное право на получение материальной выгоды согласно инвестиционному контракту"), что впоследствии заставляет суды признавать такие договоры незаключенными.

На наш взгляд, весьма вероятным является утрата предмета залога ввиду прекращения инвестиционного контракта по инициативе публичных образований, особенно в Москве.

Так, государственный орган издал постановление о прекращении реализации инвестиционного проекта - Арбитражный суд первой инстанции указал, что данным постановлением инвестиционный контракт расторгается в одностороннем порядке и гражданские правоотношения по контракту прекращаются. Однако суды апелляционной и кассационной инстанций признали, что постановление не может и не прекращает действие инвестиционного контракта, а следовательно, не затрагивает гражданские права и обязанности инвестора-участника проекта. Как постановил суд апелляционной инстанции, инвестиционный контракт не содержит указаний на то, что основанием для расторжения контракта может являться вынесение соответствующего постановления государственным органом. Инвесторам стоит не отказываться от такой защиты своих прав и законных интересов, особенно в случаях попыток публичных образований "захватить" активы, созданные по инвестиционному контракту.

Достаточно интересной также является возможность "утраты" имущественного права по инвестиционному контракту, выступающего предметом залога, вследствие прекращения инвестиционного контракта. В пункте 1 статьи 352 ГК РФ предусмотрено, что залог прекращается в случае прекращения заложенного права, при этом залогодатель вправе предоставить в залог иное имущество. С учетом политики пересмотра инвестиционных контрактов в Москве банкам, принявшим в залог имущественные права по таким контрактам, следует быть готовыми к потере обеспечений или к длительным судебным разбирательствам.

В связи с этим достаточно актуальной является работа с залогами, в том числе по замене предмета залога, по проверке правовых рисков, возникших с момента принятия имущества в залог или могущих возникнуть с учетом новых обстоятельств.

Экономика Финансы Инвестиции Экономика Финансы Валютный рынок