Новости

14.09.2011 12:31
Рубрика: Культура

Онлайн-конференция группы "Ария"

Сегодня в гостях у редакции сайта "РГ" была группа "Ария" - бас-гитарист Виталий Дубинин и новый солист группы Михаил Житняков. Интервью с музыкантами "Арии" часто появлялись в "РГ", и в них периодически возникал вопрос о новых альбомах и новых изданиях дисков. На этот раз новый альбом у "Арии" есть - "Феникс".

Российская газета: Виталий, постоянные вопросы фанатов о новых записях музыкантов тонизируют, заставляют работать быстрее?

Виталий Дубинин: Я не могу сказать, что это как-то нас подталкивает. Мы стараемся не разглашать информацию и не анонсировать альбомы раньше, чем песни написаны. Им скажешь - тебе это все припомнят, попутно сократив сроки выхода донельзя, скажут - вы же обещали еще 2 года назад! Мы стараемся все делать потихонечку, между собой. Что нас подвигает на подготовку очередного альбома - это наше собственное ощущение того, что для релиза сделано достаточно новых песен. Когда чувствуем, что уже пора, тогда мы это делаем, а не по указке.

РГ: Насколько значительна роль прессы в жизни музыкантов?

 
Видео: Сергей Минабутдинов

Дубинин: Вы влияете на мнение фанатов.

РГ: Может, вам не хватало солиста, поэтому альбом "тормозился"?

Дубинин: Нет, не поэтому. Альбом был уже записан, а потом встал вопрос о вокалисте. Нас не устроило то, как Артур видел эту работу, его видение нового альбома не совпало с нашим.

РГ: Как нашелся Михаил? Как находятся новые солисты в такую значительную группу?

Михаил Житняков: У нас с Виталием 3 года назад появился общий знакомый - Маргарита Пушкина. Я поучаствовал в ее проекте "Династия посвященных-2", спел песню "Опрокинутость". Маргарите Анатольевне понравилось, и она решила поделиться этим с Виталием. Мы созвонились, после чего у нас был концерт с группой "Гранд-куражъ" в Москве, мы пригласили Виталя на концерт, подарили диск. Потом общались через интернет. Никаких серьезных предложений не поступало. Просто общались, поддерживали хорошие отношения до самого последнего момента.

РГ: Михаил, не было страшно приходить в легендарную группу, где давно устоялись отношения между участниками. Как ты проходил "обкатку" в "Арии"?

Житняков: Мне повезло, дедовщины никакой не было. Дали возможность расслабиться. Кстати, и решение о переходе я принял не сразу, меня шокировало предложение работать в "Арии". Сейчас я открыт для обучения, для советов. В частности, Виталий, помимо того, что талантливый композитор, музыкант, еще и один из лучших вокальных продюсеров. Работать в "Арии", с одной стороны, сложно, потому что давит авторитет и обязывает уровень, заданный предыдущими вокалистами. С другой стороны, оказалось, что Виталий очень доходчиво объясняет, чего хочет: он автор музыки и знает, как он эту песню придумал, как он ее видит, и имеет право услышать ее именно в этой интерпретации. Кроме того, наше видение во многом совпадает.

РГ: На каких песнях вас тестировали? Может, "Улица роз"?

Житняков: Прослушивание состояло из нескольких песен с альбома "Кровь за кровь".

РГ: Почему этот альбом?

Дубинин: Потому что у нас есть минусовки только с этого альбома. А играть живьем... не хотелось.

РГ: Интересно на самом деле, твоими глазами, кто все-таки в группе "Ария" самый жесткий, строгий человек, кто главный деспот? Дубинин или Хостинин?

Житняков: Воспитывают все понемножку. Не могу сказать, что кто-то особенно выделяется. Они по характеру абсолютно разные, и у них разные сферы влияния в группе.

РГ: Можно сказать несколько слов об альбоме "Феникс"? Он изменился с приходом Михаила? То есть Михаил пришел и заявил - я хочу петь не так. Или пока он еще не имеет права на это?

Дубинин: А у нас никто на это права не имеет. Никогда.

РГ: А как же музыка пишется?

Дубинин: Музыка вся давно написана к тому моменту, когда вокалист начинает петь. Вот что написано, он то и поет.

РГ: Как родственники относятся к вашей работе? Никогда не говорили: "Бросай музыку, займись зарабатыванием денег"?

Дубинин: Мне мама до сих пор говорит: "Когда ты бросишь эту музыку, иди уже инженером работать, хватит трясти башкой!" Я это слышу, начиная с 16 лет. Сначала я учился в институте, она говорила "Ладно, в институте поиграй, потом пойдешь работать". Я отработал два года, работу бросил и ушел играть. Потом она говорила: "Тебе уже 30 лет - хватит!". Потом - 40 лет. Потом вроде смирилась. Сейчас опять говорит: "Ну сколько ты еще будешь?". Постоянно.

Житняков: А мне по сей день приходится работать инженером. Я окончил Российский государственный университет Нефти и газа имени Губкина и работаю в одной нефтяной компании, которая находится в Москве, менеджером среднего звена.

Последние новости