Новости

14.09.2011 00:07
Рубрика: Культура

Штормовое предупреждение

В рамках культурной Олимпиады "Сочи 2014" показали "Полнолуние" в двух частях

Олимпиада в Сочи еще не началась, а город уже похож на гигантский улей, гудящий от множества событий. Жители курорта с ритмами мегаполиса в кратчайшие сроки, оставшиеся до Олимпиады, должны получить представление о самых инновационных разработках современной отечественной культуры. Не все им удается переварить одинаково быстро.

9 сентября в Зимнем театре показали специальный проект фестиваля TERRITORIЯ "Полнолуние".

Похоже, он надолго застрял в горле у сочинской публики. Точнее, она была оглушена. Казалось, что "Кинотавр" с его практикой общедоступных кинопоказов, в том числе самых сложных арт-хаусных работ, мог подготовить сочинцев к восприятию современного искусства. Но этот орешек оказался им явно не по зубам. Первые звуки оратории композитора Алексея Сысоева в исполнении Московского ансамбля современной музыки (дирижер Федор Леднев), экстремальный вокал грандиозной Натальи Пшеничниковой, супрематистские узоры, бегущие по широкому экрану (режиссер и художник проекта Филипп Григорьян в соавторстве с художником Галей Солодовниковой), вызвали в зале реакцию, близкую той, что наблюдалась на самых скандальных московских выставках и спектаклях конца 80-х - начала 90-х. Истерический смех, выкрики "звук давай!", топот уходящих ног - уже привыкшие к почтительному вниманию исполнители современной музыки были несколько озадачены, хотя и не подавали виду.

Один из соучредителей фестиваля TERRITОRIЯ Кирилл Серебренников, выходя из разгоряченного "боями" зала, сказал, что этот вечер сочинцы запомнят надолго. Отчасти в этом и состояла задача организаторов и участников акции. Кураторы ее первой части Полина Васильева и Антон Яхонтов определили ее так: "Территория мультимедиа: междисциплинарные виды искусства в фойе Зимнего театра".

Впервые приняв на себя такой мощный удар стихии современного искусства, сочинцы выстояли и, кажется, окрепли

Три этажа сталинского гиганта, построенного в 1937 году, были заполнены инсталляциями и перформансами. Гигантское миропознание - снизу доверху - предстало перед ошарашенными сочинцами. Группа Recycle с проектом "Сквозь" показала человеческие существа, бьющиеся в тумане полиэтилена в надежде выбраться наружу. Медиагруппа "Синий суп" расположила в верхнем фойе целое море, рассеченное пополам - живую видеокартину, вокруг которой завороженно стояли сочинцы: такого моря они не видели никогда. Группа Cinestetika с помощью видеопроекции и программирования превратила движения актрисы в источник двухмерного изображения - тело продолжалось с помощью технологии и обретало новый модус существования.

Тему связи человека с техногенным миром продолжил Инженерный театр "АХЕ", чей завораживающий перформанс в двух частях стал центральным событием всей художественной преамбулы в Зимнем театре. Бредущие в поисках друг друга мужчина и женщина обретали в электронном круге иные тени самих себя - компьютер и здесь становился синтезирующим мостом чуда. Звуковое пространство для всего мультидисциплинарного проекта создали Patrick K.-H. & Олег Макаров, чья музыкальная инсталляция непрерывно генерировала сама себя в реальном времени, погружая сочинскую публику в некий род гносеологического транса.

Луна, море, электричество и стихии стали реальными героями этого уникального вечера. Пока неискушенная публика возмущенно выясняла, можно ли все это квалифицировать как искусство, к дискуссии присоединился тропический шквал: одна из молний даже попала в здание театра, создав спад напряжения и внеся свои коррективы в партитуру Алексея Сысоева. Так природа ознаменовала начало второй части всего представления - музыкально-сценическую композицию "Над Лунами", Impro, Plenilune, написанную по идее Теодора Курентзиса для фестиваля TERRITORIA (продюсер Евгения Шерменева).

Первая ее часть по мотивам дипломного проекта архитектора 20-х годов Георгия Крутикова "Летающие города" оказалась самой сложной для понимания. Супрематический головной убор Натальи Пшеничниковой, сделанный по мотивам работ Александры Экстер, странные звуки, извлекаемые ее уникальным голосом, никак не могли успокоить разгоряченный зал. Романтические идеи 20-х годов о революционном преображении пространства никак не находили отклика. Когда же во второй (формально третьей) части композиции пейзаж осунулся и посерел, по грозовому небу, пересекая электрические столбы, поплыл огромный лунный диск, а из бункера выполз постапокалиптический, больше похожий на неандертальца, человек (японский танцовщик буто Такетеру Кудо), зал нежданно притих. Танец - пусть и болезненно странный, но экспрессивный - вызвал совсем иные эмоции, и под конец кто-то из зала мрачновато пошутил: "Вид Сочи после Олимпиады".

Впервые приняв на себя такой мощный удар стихии современного искусства, сочинцы выстояли и, кажется, окрепли. Во всяком случае, выходя, многие разгоряченно кричали в трубки мобильных телефонов о пережитом.

Возможно, через три года они смогут встретиться уже по-настоящему - Сочи и современное искусство. И нам не будет стыдно за церемонии открытия и закрытия нашей первой зимней Олимпиады.

Культура Театр Шоу Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край