Новости

23.09.2011 00:05
Рубрика: Культура

Просвещение от сэра Стоппарда

На сцене Российского молодежного театра сыграли пьесу Rock'n'Roll

В Российском академическом молодежном театре состоялась премьера - пьесу "Рок-н-ролл" Тома Стоппарда поставил режиссер Адольф Шапиро, оформил художник Александр Шишкин. "Rock'n'roll" посвящен пражским событиям 1968 года, судьбе запрещенной чешской группы Plastic People of the Universe и чешской интеллигенции.

Консультантом в области музыки стал музыкальный критик Артемий Троицкий. Премьере спектакля сопутствует целая серия событий, прежде всего - концерт "Неравнодушный рок", в котором примет участие Plastic People of the Universe, российские группы. Благотворительный концерт в пользу российских хосписов, организованный совместно с фондом "Вера", состоится сегодня на сцене РАМТа.

Накануне премьеры Стоппард и Троицкий провели встречу для журналистов.

Артемий Троицкий: Для меня самой главной темой пьесы стали отношения между еретиками, язычниками и инквизицией. С еретиками Стоппард сравнивает институциализированную оппозицию, диссидентов и т.д., а язычники - это рок-н-ролльщики. Разница между ними в том, что в треугольнике взаимоотношений "язычники - еретики - инквизиция" инквизиция (в данном случае власть) и еретики говорят на одном языке, понимают друг друга. Без еретиков, без оппозиции власти даже неуютно, потому что они ее необходимый контрагент. А язычники, то есть рокеры - люди аполитичные, люди, которые плевали на власть и хотят жить в своем мире, мире музыки, психоделии и т.д. И с язычниками властям сложнее, их власть боится гораздо сильнее, чем патентовых политиков, оппозиционеров, диссидентов.

Том Стоппард: Когда я писал эту сцену, то думал о том, что система госбезопасности любит диссидентов, они нужны ей так же, как инквизиции были нужны еретики - они давали смысл существованию инквизиции. У меня было ощущение, что ситуация в Праге того времени была такая же. Это не политический момент. То же самое происходит в Британии между полицейскими и преступниками, например. Я родился в Чехословакии, но мне было 40 лет, когда я туда снова вернулся. Я встречался с Гавелом в тот свой приезд, он был под домашним арестом. Очень многое в этой пьесе пришло из той поездки, из того опыта. Я считаю удивительным, что андеграунд так смаковался в эпоху политических репрессий.

Культура Театр Драматический театр Театральный дневник Алены Карась