Новости

28.09.2011 00:09
Рубрика: Культура

Хоровод воды в аквариуме

Книги должны быть бесплатными, считает финалист премии "Большая книга"-2011 Сергей Кузнецов

"РГ" начинает печатать цикл интервью с финалистами литературной премии "Большая книга".

Сергей Кузнецов (род. в 1966 году) - журналист, писатель, "работник русского Интернета" и автор романа "Шкура бабочки". Кроме того, Кузнецов является основателем компании Sergey Kuznetsov Content Group, которая специализируется на крупных контент-проектах, и одним из основателей компании SmartUs, разрабатывающей вертикальный товарный поиск нового поколения. Член Союза кинематографистов.

Сергей Кузнецов попал в список финалистов "Большой книги" со своим последним романом "Хоровод воды". В интервью "РГ" он рассказал о своем отношении к литературным премиям, бесплатным книгам и писательскому долгу.

Российская газета: Насколько сейчас важен Интернет для современного писателя? И какова роль литературных журналов? Кстати, вы следите за ними, читаете?

Сергей Кузнецов: Мне кажется, мы должны различать работу писателя и литературный процесс, частью которого являются его книги. Я боюсь сказать банальность, но для писателя, когда он пишет, нет ни литературных журналов, ни премий, ни критиков. Принято говорить, что в этот момент он работает с языком, но на самом деле он работает много с чем - со своим и общественным подсознанием; воспоминаниями, надеждами и мечтами; какими-то надличностными трансцендентными сущностями и так далее. Тексты опять же пишутся не для премий и не для журналов - они пишутся для себя, для близких людей, для неведомого читателя, о котором любил говорить Мандельштам. Некоторые писатели позволяют себе воображать, что они пишут для Бога.

Короче говоря, для меня как для писателя и премии не важны, и журналы не важны, и Интернет не важен.

Но для меня как читателя, который читает другие книжки, конечно, все это интересно, потому что позволяет открывать новых авторов и как-то ориентироваться в том количестве текстов, которые пишутся каждый год.

Мне как человеку, конечно, приятно, когда мои книги номинируются на литературные премии, - например, я фантазирую, что благодаря этому о них узнают какие-то люди, которым мои книги понравятся. И, конечно, признание коллег всегда по-человечески приятно и важно.

РГ: В этом году очень интересный короткий список "Большой книги". Вы успеваете читать тексты ваших коллег?

Кузнецов: Я прочитал все книги, номинированные вместе с "Хороводом воды", и могу сказать, что для меня большая честь быть в одном списке со многими из них.

РГ: Как вы относитесь к букридерам.

Кузнецов: Я пользуюсь букридером, а до этого пользовался разными электронными библиотеками. Если мы говорим о букридере как о носителе текста, то я не думаю, что от этого что-то существенно поменяется - ну разве что толстые книги будет проще читать. Мы, конечно, можем говорить о букридере как о механизме дистрибуции, когда текст легко скачивается и зачастую бесплатно, - и это более сложный вопрос.

Я всегда считал, что книги должны распространяться бесплатно. По мере возможностей, я сам передавал все свои тексты в электронные библиотеки. Не будем забывать, что за счет гонораров во всем мире живет меньше одного процента писателей - большинство каким-то другим способом капитализирует свою славу (лекции, гранты, премии, написание статей). И, скажем честно, среди этого малого числа коммерчески успешных писателей не так уж много тех, без книг которых мир стал бы заметно хуже.

Разговор о том, что литературы не будет, если книги будут бесплатно скачивать, кажется мне смешным. Вот музыку скачивают бесплатно в огромных количествах последние десять лет - и что, музыку перестали писать?

Возможно, должен существовать механизм, при котором благодарный читатель мог бы заплатить автору за понравившуюся книгу - и такие механизмы уже начинают появляться.

РГ: С первой главы вашей книги чувствуется, как писатель (скорее не писатель, а текст) пускает тебя в хоровод/водоворот событий. Ведь "Хоровод воды" - это роман про человеческие отношения и современную семью? Вы можете дать читателю нить, по которой следует идти по тексту?

Кузнецов: Мне трудно комментировать собственную книжку, но если попытаться как-то коротко сказать, о чем я пытался написать, то для меня была важна история о наших современниках, которые пытаются понять себя, оглядываясь на прошлое своей семьи и нашей страны. То есть для меня это в такой же степени роман про историю, как про семью. И если говорить об этом, то мне хотелось предложить читателю какой-то другой способ смотреть на советское прошлое, чем принят сегодня, как то: уйти от дихотомии палачей и жертв, от "кровавой большевистской тирании" и от "ох, какая великая страна была!". Все-таки в любые времена большая часть людей просто живет: любит, ненавидит, страдает и рожает детей, не задумываясь о тирании или величии страны. Об этих людях я и хотел написать - и о том, что если мы не поймем их, то не поймем и самих себя.

РГ: Вы писатель или бизнесмен? Чем отличается, к примеру, владелец магазина аквариумов от писателя? И как сочетать одно с другим?

Кузнецов: Тут очень простой ответ: владелец магазина аквариумов - это один из персонажей моего романа, а писатель - это автор романа, в котором, кстати, много разных персонажей. Что же касается того, чем писатель занимается в то время, когда он не пишет книги, то, мне кажется, совершенно не важно, кто он по профессии: безработный, фермер, служащий, профессор, бизнесмен или даже, упаси господи, чиновник. То есть это важно для его близких или для исследователей его творчества, но читателю, я думаю, это безразлично.

Что мы узнаем нового о "Школе для дураков", если нам скажут, что Саша Соколов много лет работал инструктором по горным лыжам?

РГ: Для чего вы пишете? Это необходимость или некий долг перед обществом?

Кузнецов: Конечно, прежде всего я пишу книги потому, что мне нравится это занятие. Если же говорить про долг, то история вот какая. Много лет назад, когда я был мальчиком, я любил книги больше всего на свете. Так или иначе, я в большом долгу перед теми, кто эти книги написал. Я не могу отдать этот долг умершим писателям - но могу попытаться сделать для новых поколений читателей то, что когда-то сделали для меня авторы моих любимых книг. Так что я буду считать, что мой долг выполнен, если, читая мою книгу, какой-нибудь человек испытает те же чувства, что испытываю я сам, читая книги, которые люблю.