Новости

05.10.2011 00:00

Проглотит ли алчность коллекцию Вавилова?

Селекция зерновых и плодово-ягодных культур, устойчивых к засухе и другим природным катаклизмам, ставших столь частым явлением на территории России, - под угрозой срыва.

А все потому, что земли научно-исследовательских учреждений, к коим относятся и земли Павловской опытной станции ВНИИ растениеводства им. Н. И. Вавилова (ВИР), могут быть застроены очередным коттеджным поселком.

"К сожалению, это обычная, я бы даже сказала, уже банальная история для современной России, но в данном конкретном случае еще и грозящая колоссальными последствиями. Бизнесменов порой совершенно не волнуют ни научный потенциал, ни экономическое развитие, ни даже продовольственная безопасность страны", - сокрушается член Комитета Госдумы по аграрным вопросам Надежда Школкина.

Земли, где расположены тысячи образцов плодовых, ягодных и декоративных культур, множество из которых в единичном экземпляре, оказались совершенно не защищенными от алчности предпринимателей.

Павловская опытная станция была основана Н.И. Вавиловым в 1926 году в 30 км от Санкт-Петербурга. Тогда Николай Иванович и подозревать не мог, что удачные почвенно-климатические условия и плодородный слой почвы более 40 см стали далеко не самыми привлекательными чертами этого места в году 2011. Между тем именно благодаря им чуть меньше чем за одно столетие ВИР смог создать коллекцию растений из 323 тысяч образцов, более 30 % которых давно исчезнувшие с лица земли формы. Коллекция собиралась по крупицам. Сотрудники института исколесили весь мир, побывали в труднодоступных уголках Афганистана, Абиссинии, Перу, Боливии, Китая и Мексики. Созданные благодаря этой коллекции новые сорта сегодня более устойчивы к таким неблагоприятным условиям среды как засуха, болезни или вредители.

Начало конца уникальной коллекции было положено в 2009 году, когда 90 гектаров Павловской опытной станции из-за пробелов в законодательстве были переданы под жилищное строительство.

"Плодовые культуры перенести на новые земли категорически невозможно, мы можем потерять до 80 % коллекции. В крайнем случае, теоретически возможно освободить участок, на котором произрастают многолетние зерновые растения. По нашим подсчетам, на это потребуется от трех до пяти лет и финансовые затраты около 73 млн рублей. Не говорю уже о расширении состава квалифицированных кадров, которых сейчас не хватит для стабильной работы. Но даже в этом случае на освободившемся участке нельзя ничего строить, т. к. нарушится дренажная система всей опытной станции", - говорит директор ВИР Николай Дзюбенко.

Продаже земель с молотка в августе 2010 года помешало личное вмешательство президента Медведева, получившего тогда телеграмму от Общественной палаты и распорядившегося разобраться в ситуации, подчеркивает Надежда Школкина.

После этого были разбирательства, проверки многочисленных комиссий. Непосредственно на место выезжали и представители Счетной палаты, подтвердившие, что на землях действительно находится легендарная вавиловская коллекция.

"Пусть окончательное решение не принято, главное, что нам удалось приостановить стройку, - вспоминает Школкина. - Теперь же необходимо закрепить безопасность земель на законодательном уровне. Ведь ситуация с вавиловской коллекцией далеко не единственная по всей стране. И далеко не каждой удается отвоевать свое право на жизнь".

Аналогичные истории хорошо известны и в Кирове, Екатеринбурге, Волгограде, Астрахани и на других научных станциях. Как только на широкое обсуждение была вынесена судьба вавиловской коллекции, в адрес Госдумы посыпалось огромное количество писем с аналогичными примерами. Оказалось, биоколлекции России вообще никак не защищены, вопреки одной из важнейших стратегий государства - продовольственной безопасности.

Разработка законопроекта о генетических ресурсах растений, который раз и навсегда должен защитить российскую генетику, ведется уже с декабря 2010 года, и, по мнению экспертов, рискует погрязнуть в согласованиях между заинтересованными министерствами и ведомствами. Несмотря на все перипетии и сложности, Россия пока поддерживает статус одного из мировых лидеров среди стран, депонирующих биологические материалы. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FAO), наша страна занимает четвертое место в мире по количеству сохраняемых генетических образцов, но первое - по значимости.

"Факт, что мы еще лидеры в этом вопросе - просто чудо. Но если быть абсолютно точным, то это исключительная заслуга ученых-энтузиастов, которые за свой труд получают от 4 до 8 тысяч рублей в месяц", - говорит Школкина.

Особенно настораживает, что на фоне тихого разорения российских коллекций генетических ресурсов стратегического значения (а именно такова, на наш взгляд, коллекция Николая Вавилова) звучат предложения иностранных компаний о покупке у научных учреждений России биологических образцов. Что ж, если уникальные образцы коллекций не нужны в России, для них открыты хранилища генетических банков и опытные станции стран Европы и Америки, и Азии. Но с чем останется наше государство в случае чрезвычайных и экстремальных ситуаций или в случае резкого увеличения спроса на продовольствие? Где возьмет оно исходные образцы и формы для возрождения пашен, для выведения устойчивых к засухам, морозам и болезням, высокоурожайные сорта пшеницы, картофеля, ржи, подсолнечника, других важнейших культур?

В 2012 году мир отметит 125-летний юбилей со дня рождения Николая Ивановича Вавилова. О чем в этот день будет говорить Россия - об успехах и достижениях в области сохранения биологического разнообразия или позорном поражении - зависит теперь от всех нас.

"Мы не сможем смотреть в глаза своим детям, внукам, если не сохраним эту коллекцию, зная, что во время блокады Ленинграда сотрудники Павловской станции умирали с голода, но не тронули драгоценный генофонд", - убеждена Надежда Школкина.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники