Новости

11.10.2011 00:19
Рубрика: Происшествия

Прокурор хочет на скамью подсудимых

Бывший глава прокуратуры Ногинска требует, чтобы его судили

Удивительную жалобу пришлось писать в Тверской суд столицы бывшему прокурору Ногинска Владимиру Глебову. Заявитель требует судебного решения для Генеральной прокуратуры, чтобы она наконец-то отправила его уголовное дело в суд.

Владимир Глебов возмущен, тем, что его бывшие начальники не дают ему возможности сесть на скамью подсудимых.

Такую неординарную жалобу можно смело назвать уникальным документом. Ничего подобного сотрудники суда никогда не видели. Бывший и не рядовой сотрудник прокуратуры возмущен тем, что он лишен возможности предстать перед судом.

Напомним, что экс-прокурор Глебов - это один из фигурантов так называемого "игорного" дела. Оно началось зимой нынешнего года и стало одним из самых громких скандалов последнего времени.

Постоянно разрастающееся уголовное расследование касается крышевания подмосковными прокурорами нелегальных казино в области. В результате почти полностью сменилось руководство прокуратуры Московской области.

В связи с расследованием многие сотрудники подмосковной прокуратуры оказались не просто фигурантами уголовного дела. Двое из них в бегах, другие за решеткой, третьи ушли тихо и с позором.

Владимир Глебов на следствии признал свою вину и готов идти в суд. Но его уголовное дело туда не попадает, так как Генеральная прокуратура его не подписывает, считая, что следствие еще не закончено.

Кстати, дело бывшего прокурора Ногинска - самое маленькое из всех "прокурорских" уголовных дел. Оно занимает всего лишь один том.

Как стало известно корреспонденту "РГ" от защиты Глебова, бывший прокурор решил обжаловать в суде действия Генпрокурора Юрия Чайки и его заместителя Виктора Гриня. Точнее - их нежелание отправлять его дело в суд .

"Я, как бывший прокурорский работник, отработавший следователем и прокурором района больше 17 лет, считаю, что доказательства, подтверждающие мою виновность, достаточны для рассмотрения в суде...

Обстоятельства, указанные в обвинении, все реально имели место, не искажены, подтверждаются моими показаниями..."

Глебов в своей жалобе в Тверской суд возмущается, что его уголовное дело Генеральная прокуратура возвращает следствию уже второй раз. А еще экс-прокурор пишет, что такое затягивание ему очень тяжело переносить.

"Хочу сказать о моральных тяжелых последствиях, которые для меня имелись в связи с произошедшим", - пишет в суд бывший прокурор подмосковного города.

И добавляет: "Выполнение незаконных указаний руководства повлекло за собой увольнение из органов прокуратуры, службе в которых я посвятил всю свою сознательную жизнь. Согласившись со своими уголовно наказуемыми действиями, имевшими место в действительности, не затягивая следствие, я заявил о необходимости рассмотрения дела в суде в особом порядке, чтобы уйти от постоянного психологического напряжения как мне лично, так и моей семье, чтобы иметь возможность вернуться к нормальной жизни".

Тут стоит пояснить, что такое рассмотрение дела в особом порядке и почему оно на руку обвиняемому. Дело в том, что это так называемая сделка с правосудием, на которую есть право у каждого обвиняемого. Чтобы на нее пойти, надо полностью признать вину, сотрудничать со следствием. Очень часто требуется "сдать" подельников и стать фактически свидетелем обвинения.

В этом случае можно рассчитывать на то, что суд пройдет тихо, в ускоренном порядке и срок будет намного меньше того, который указан в соответствующей статье Уголовного кодекса. Такая сделка с правосудием дает большие плюсы и обвиняемому, и следствию. Сыщики получают дополнительную информацию от раскаявшегося фигуранта и серьезно пополняют арсенал улик не косвенными, а реальными доказательствами.

Бывшего прокурора Ногинска понять можно - он нарушал закон по требованию своих непосредственных начальников и при этом не обогащался, а просто выполнял их требование.

Это он рассказал при аресте, и это позже полностью подтвердило и следствие. Правда, поначалу экс-прокурор Глебов был взят под стражу и обвинен в получении взяток за крышевание игорного бизнеса Ивана Назарова.

Случилось это весной. Позже следователь Денис Никандров, который возглавляет следственно-оперативную бригаду по "прокурорскому делу", собрал доказательства того, что прокурор Глебов хоть и предупреждал подпольных коммерсантов о проверках и, в общем, покровительствовал подпольным казино, но делал это не за деньги, как практически все остальные замешанные в скандале. Глебов нарушал закон из страха перед начальством. Тогда следствие переквалифицировало ему обвинение. Новое звучало так - "превышение должностных полномочий". Следом Глебов был освобожден из-под ареста под подписку о невыезде. Дело Глебова спустя небольшое время было выделено в отдельное производство и передано в Генпрокуратуру для утверждения обвинительного заключения. Но не тут-то было. Почитав уголовное дело своего бывшего коллеги, руководители надзорного ведомства вернули его 20 июля в Следственный комитет "для устранения недостатков". Злые языки утверждают, что прокурорские очень не хотят слышать показания своего коллеги в суде. И что эти показания могут коснуться других высокопоставленных сотрудников надзорного ведомства. Обвиняемый Глебов попытался оспорить первое решение в Тверском суде, однако неудачно. Потом дело вновь отправилось на утверждение - и опять прокуратура его не утвердила. Экс-прокурор Глебов рассчитывает, что вторая попытка прорваться в суд будет более успешной.

Происшествия Правосудие Следствие