Новости

12.10.2011 00:50
Рубрика: Общество

Льгота ценой в 2,1 триллиона

Владимир Петросян: Больше половины московского бюджета идет на социалку

На "Деловом завтраке" в "РГ" руководитель департамента соцзащиты населения Москвы, министр Владимир Петросян сразу заявил, что "впервые правительство Москвы приняло пятилетнюю программу социальной поддержки москвичей. А это значит, что в городе, несмотря на разговоры о мировом кризисе, обеспечена не только социальная стабильность, но и развитие. И каждая строка подкрепляется финансированием: на социалку выделена беспрецедентная сумма в 2,1 триллиона рублей". Но журналистов интересовал сегодняшний день...

Большой ремонт

Российская газета: Владимир Аршакович, недавно прошел День открытых дверей в пансионатах для ветеранов труда и других социальных учреждениях. Москвичи увидели, что называется, товар лицом: многие здания отремонтированы, дворы благоустроены, еще часть стоит "в лесах". С чего вдруг такой ремонтный бум?

Владимир Петросян: Мэр Сергей Собянин поставил перед нами задачу: за три года привести в порядок всю сеть социальных учреждений. До этого я рассказывал ему о реальном положении дел. Есть, например, здания, которые 20 лет не ремонтировались. Зачем прихорашивать, заниматься очковтирательством? Мэр уже посетил большую часть наших пансионатов. Нам выделили огромные бюджетные средства - 3 миллиарда рублей. Такого финансирования никогда не было. В свое время я просил финансовую комиссию дать 100 миллионов на укрепление пожарной безопасности. Не дали. А тут сразу миллиарды!

РГ: Теперь задача - освоить?

Петросян: Уже идет капитальный и текущий ремонт в 171 учреждении, 113 готовы. В первую очередь надо привести в порядок пансионаты для ветеранов труда и психоневрологические интернаты. Каждый из них - примерно 10 тысяч квадратных метров. Сразу все, конечно, не сделать. В этом году мы начали ремонтировать пансионаты N 1 и 29, частично велись работы в 19-м и 31-м... Непозволительно, чтобы столичный ветеран жил в госучреждении с обшарпанными стенами. И тесновато, особенно в психоневрологических интернатах. В стационарных учреждениях в среднем на человека приходится по 4,5-5 кв. метров, а норматив - 9 квадратов. Но будем строить новые учреждения, реконструировать старые. Например, в пансионате N 9 сейчас проводят интересную перепланировку: убирают лоджии, за счет чего значительно увеличивается площадь комнат.

Не один дома

РГ: Москва стареет: уже почти четверть населения - пенсионеры. Наверное, и очередь в казенные дома растет?

Петросян: Около пяти лет назад, когда я возглавил департамент, в московских пансионатах для ветеранов было 150 свободных мест. А сегодня сюда очередь в 140 человек. Потребность в стационарных учреждениях увеличивается, но надо ли строить их в большом количестве? Эту проблему можно решать и другим путем - развивать службы надомного обслуживания. Мы должны создавать условия, чтобы человек оставался в своей квартире, еще лучше - в своей семье. На Кавказе говорят, что лучше своей крыши над головой ничего нет, пусть она хоть полутораметровая. Зато рядом друзья, соседи...

РГ: Но кто поможет, если человек стар, болен и одинок?

Петросян: Есть разные формы надомного обслуживания. Например, в этом году при Московском доме ветеранов войн и Вооруженных сил создана служба социальных сиделок, которые обслуживают 364 одиноких участника войны. Для неотложной помощи внедряется система "тревожных кнопок" - к концу года ими снабдят около 15 тысяч ветеранов войны. На базе пансионатов и интернатов организовано 13 патронажных отделений, которые оказывают медико-социальную помощь на дому. Она особенно нужна, если человек перенес инсульт или перелом шейки бедра. По инициативе вице-мэра Людмилы Швецовой заработала служба "Санаторий на дому" - для тех, кто по состоянию здоровья не может воспользоваться санаторно-курортным лечением. Планируем открыть хоспис на дому. Все эти услуги, конечно, предоставляются ветеранам бесплатно. Тем не менее с экономической точки зрения надомные формы выгоднее государству, чем стационарное обслуживание.

РГ: Докажите.

Петросян: Полный комплекс надомного обслуживания ветерана обходится бюджету в среднем в 25-30 тысяч рублей, а содержание в стационарном учреждении - до 70 тысяч. Это с учетом зарплаты персонала и стоимости коммунальных услуг. Правда, примерно десятую часть оплачивает ветеран из своей пенсии - в среднем 8 тысяч.

При этом власти понимают, что есть люди, которые нуждаются именно в стационарной помощи. Для них будем развивать сеть. В этом году открылся новый комфортабельный корпус на 50 коек для ветеранов войны и труда в пансионате N 31. За пятилетку построим в Косино пансионат на 700 мест, в Западном Дегунино уже к марту сдадим дом на 150 мест. Сложнее обстоит дело с местами в психоневрологических интернатах. Но в конце года введем новый интернат в Подмосковье, в плане - строительство двух новых корпусов в действующих учреждениях и в геронтопсихиатрическом центре "Милосердие" в Орехово. За пятилетку потребность города в социальных стационарах полностью закроем.

Кому щи варить?

РГ: Сейчас активно обсуждается законопроект минздравсоцразвития о социальном обслуживании населения. В нем предлагаются некие новые стандарты социальных услуг. Грубо говоря, что и кому положено бесплатно. По-вашему, что должно входить в список обязательных услуг?

Петросян: Существующий перечень давно устарел. В нем много нечетких формулировок, которые вносят неразбериху. Например, что такое "помощь в приготовлении пищи"? Значит ли это, что соцработник порубит капусту, морковку, а немощной бабушке самой щи варить? А как понять "помощь в оказании уборки квартиры"? Только веником помахать или помыть полы?

Москва и другие регионы обращались в минздравсоцразвития с предложением пересмотреть федеральный перечень услуг. Нам тогда сказали: пересматривайте свои местные перечни. Но нужен единый национальный стандарт, от которого должны "плясать" регионы. Ниже - нельзя, а выше - пожалуйста, развивайте, насколько позволяют ваши бюджеты.

РГ: Востребованы ли платные социальные услуги, которые введены в Москве с 1 апреля?

Петросян: За полгода все 122 центра соцобслуживания (ЦСО) оказали 3878 москвичам услуг на 1,3 миллиона рублей.

В городе об этом давно шли разговоры. У нас на бесплатном надомном обслуживании состоят около 136 тысяч человек - это одинокие старики и инвалиды, которые не могут себя обслуживать. А нуждающихся гораздо больше. Только они живут в семьях и по закону не имеют права на бесплатное соцобслуживание. В конце концов были утверждены тарифы на социальные услуги - и на те, которые входят в территориальный перечень гарантированных государством услуг, и на дополнительные. Предполагалось, что и те, кому положено надомное обслуживание, могут воспользоваться дополнительной услугой. Если, допустим, одинокой бабушке надо вымыть окна или люстру, что не предусмотрено перечнем, то соцработник может сделать это за деньги. Но тут мы, похоже, допустили ошибку...

РГ: Нам звонила пожилая женщина, возмущалась: до сих пор соцработник задаром читала ей газету, а теперь выясняется, что это дополнительная услуга и за нее надо платить.

Петросян: Как только началась эта неразбериха, я тут же отменил приказ о дополнительных платных услугах в отношении людей, находящихся на соцобслуживании. Для пожилых москвичей, которые живут в семьях, - ради бога. Они могут обращаться в ЦСО по месту жительства, где создаются хозрасчетные отделения.

Многодетная банкирша

РГ: В программе ставится задача: вывести из состояния бедности почти половину семей, имеющих подушевой доход ниже прожиточного минимума. За счет чего это можно сделать?

Петросян: Главным образом - за счет увеличения городских социальных выплат, всевозможных доплат, социальной помощи. С 1 января 2012 года для малообеспеченных семей в 2 раза будет увеличен размер ежемесячного пособия на малыша от 1,5 до 3 лет. А компенсация по уходу за ребенком-инвалидом увеличится с 5 до 6 тысяч рублей. Уже сегодня из бюджета Москвы, например, многодетной семье выделяется на каждого ребенка от 13 до 20 тысяч рублей в месяц, а на ребенка-инвалида - от 20 до 29 тысяч.

РГ: Не верится...

Петросян: Давайте считать. Возьмем семью с 3-4 детьми. Если она малообеспеченная (то есть "на душу" приходится меньше 8 тысяч рублей), то на каждого несовершеннолетнего ребенка получает ежемесячное пособие 750 рублей (с 1 января 2012 года будет 800). Еще 600 рублей - это компенсация на возмещение расходов в связи с ростом стоимости жизни. Если ребенку до трех лет, то на него положена выплата в 675 руб. на возмещение роста стоимости продуктов питания. Если школьник, то ежегодно на школьную форму и принадлежности к 1 сентября выделяется по 5 тысяч рублей. Таким семьям положены и другие компенсационные выплаты: 450 руб. - по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, 218 руб. - за пользование телефоном (на всю семью). Но ведь есть и натуральная помощь, которая оплачивается из бюджета. Это бесплатный проезд городским общественным транспортом. Между прочим, единый проездной на 4 вида транспорта стоит 2380 рублей. А бесплатные завтраки-обеды для учащихся по 136 рублей в день?.. В месяц выходит больше 2700 рублей. Прибавьте бесплатную путевку в оздоровительный лагерь. Кроме того, бесплатные лекарства по рецептам врачей, бесплатное посещение городских музеев, зоопарка, физкультурно-оздоровительных и спортивных заведений. Плюс эти семьи освобождены от оплаты детсада... Если все сложить, то получится примерно по 19 тысяч на ребенка, а на троих, соответственно, 57 тысяч.

РГ: Но не все же многодетные семьи - бедные... Сейчас среди состоятельных людей стало модно иметь по 3-4 ребенка. Им тоже положены городские льготы?

Петросян: У нас социальная помощь оказывается по категориям. Если мама - многодетная, будь она хоть банкиром, хоть председателем совета директоров, ей положены все льготы. Для этого никаких справок о доходах не требуется. Может, это и не совсем правильно. Вообще-то социальная помощь должна быть адресной. Для нуждающихся.

РГ: Поэтому Москва подключилась к эксперименту по оказанию государственной социальной помощи малоимущим на основе социального контракта? Много ли нашлось желающих в нем участвовать?

Петросян: Социальные контракты заключены с 26 московскими семьями, еще 84 семьи готовы участвовать в эксперименте. Его смысл простой - помочь людям выйти из нужды. Для этого между семьей (получателем государственной помощи) и управлением соцзащиты населения заключается договор на полгода, в котором прописываются взаимные обязательства. Мы обязуемся подобрать работу, чтобы был стабильный заработок, помочь устроить ребенка в детсад, а бабушку отправить, например, в санаторий по путевке. Семья в свою очередь тоже не должна сидеть сложа руки. Если в результате хоть несколько семей станут жить лучше, эксперимент можно считать удачным.

РГ: А сколько всего бедных в богатой Москве?

Петросян: По данным Москомстата, около 11 процентов. Из них 560 тысяч - это малоимущие семьи с детьми, которые получают ежемесячно городские пособия.

Бродяга - не трудяга

РГ: В программе появился новый термин "социальная исключенность": бродяги, беспризорники... Что изменится в отношении их?

Петросян: Это проблема любого крупного города мира. Меня поразило, что в Лос-Анджелесе, по официальной статистике, порядка 70 тысяч бомжей. В Москве во время прошлогодней переписи насчитали 6067 бродяг - только тех, кого смогли опросить. Думаю, их как минимум вдвое больше.

При нашем департаменте есть мобильные службы социальной помощи этим гражданам. Круглосуточно 10 машин (это 10 бригад по 3 человека: фельдшер, соцработник и водитель) объезжают Москву. Подбирают больных, калек, пьяных, замерзающих. Выясняют причины этой самой "исключенности" из общества, помогают восстановить документы. Редко, но бывают случаи, что удается вернуть человеку квартиру, отобранную мошенническим путем. Хотя чаще всего они ее пропивают.

Мы, например, договорились с фермерским сельхозпредприятием в Тверской области, что они примут на работу 30 человек, обеспечат их жильем. Подобрали контингент потрезвее, отправили. Что вы думаете? Через пару дней там осталось всего семеро. Остальные вернулись в Москву. Не хотят работать - вот беда.

РГ: Много москвичей среди бродяг?

Петросян: Процентов 10. А в основном это приезжие из других регионов, ближнего зарубежья. Пополняют ряды бродяг и так называемые гастарбайтеры, которых работодатели выкидывают на улицу без денег и документов. Мы покупаем им билеты на поезд, иногда и на самолет. Но спустя несколько дней они опять тут. Это выброшенные бюджетные деньги.

РГ: Но почему должны страдать москвичи, которые вынуждены ездить в провонявшем метро, держаться за грязные поручни. Разве нельзя заставить бродяг проходить санобработку?

Петросян: Принудительно - нельзя. Это, оказывается, нарушает права человека. И никто не берет в расчет, что также нарушаются права других москвичей, когда некоторые бомжи распространяют по городу туберкулез, чесотку... Наш департамент три раза вносил предложения по изменению федерального законодательства. Например, сделать обязательной государственную регистрацию бродяг, которая предполагает прохождение медкомиссии и санпроцедуры. Если здоров, обеспечим чистой одеждой - и броди себе по улицам. Пока ответа нет.

Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Деловой завтрак