23.10.2011 23:11
    Поделиться

    В Москве открыли мемориальную доску Льва Яшина

    "Динамо" - это сила в движении. Таков лозунг старейшего спортивного общества. Но на протяжении 20 сезонов сила футбольного "Динамо" была как раз в его гениальном голкипере - Льве Ивановиче Яшине.

    Его официально провозгласили лучшим голкипером всех времен и народов. Именно народов, потому что Лев Яшин вышел как раз из народной среды. Еще мальчишкой в дни Великой Отечественной работал токарем и первую награду свою получил как раз за это. Апофеозом стали проводы вратаря, когда в прощальном матче со сборной мира в "Лужниках" он собрал не только лучших игроков планеты, но и больше ста тысяч зрителей. Лев Иванович не был большим мастером говорить. Но вышел тогда к микрофону прощаться с футболом и сказал коротко, зато до сих пор всем нам, на трибуне сидевшим, запомнившееся: "Спасибо, народ!"

    Торжественное открытие мемориальной доски на доме в Чапаевском переулке, где жил Лев Иванович с супругой Валентиной Тимофеевной и детьми, собрало в выходной день толпу. Пришли болельщики. Некоторые с альбомчиками, с фотографиями, Яшиным подписанными. Был он человеком до конца дней простым, не зазнавшимся, людей не чурающимся. Рассказывали вчера, что мог проговорить минут 20 в метро с мальчишками, его окружавшими, о футболе. Я тоже приведу свою историю. Лев Иванович, работавший в Управлении футбола, терпеливо разъяснил мне, тогда еще журналисту-первогодку, запутанные футбольные истории, посоветовав в конце: "Мало только любить футбол, его знать надо. Учись, парень".

    А сколько на это открытие мемориальной доски, приуроченное ко дню рождения Яшина, пришло его соратников - динамовцев. И вспоминали, часто повторяя: "Такого Яшина у нас пока нет". Обсуждали и травму лучшего на сегодня вратаря страны Акинфеева, полученную в столкновении с бразильским спартаковцем. И вот что поразило. Все бывшие футболисты повторяли: "С Яшиным такого случиться не могло. Он был полным хозяином собственной штрафной. Когда шел на мяч со своим зычным "Беру!", никакой нападающий не решался идти с ним встык. У Яшина был такой авторитет, что трепетали и наши, и уважительно склонявшиеся перед ним иностранцы".

    А друг Льва Ивановича и капитан той победоносной динамовской команды Виктор Царев припомнил любопытный эпизод. Не хотел Лев Иванович уходить из футбола. Говорил другу Виктору: "Вон, англичанин этот, Стенли Мэтьюз, до пятидесяти играл". Но когда закончил с футболом, предложил ему Царев, как это делалось и тогда, в 1970-е, и теперь, сыграть за динамовских ветеранов. Яшин долго отнекивался, мол, не тренируюсь, не в форме. Но Царев уговорил, особо напирая на то, что встречаться не с кем-нибудь, а с рабочей командой Дулевского завода. И Яшин, почитавший свои рабочие корни, без радости, но дал себя уговорить. Динамовцы проиграли, не спас и Яшин. "И тот первый матч за ветеранов оказался для Левы последним, - вздохнул Царев. - Не умел он играть кое-как, без полной отдачи. Хотел, чтобы помнили его сильным".

    И еще: ветераны, болельщики, журналисты говорили о том, что имя Яшина надо увековечить. Хорошо, что столько лет подряд Детская футбольная лига вместе с Федерацией спортивных журналистов и с помощью футбольного клуба "Динамо", спортивного мецената Александра Петрова проводит Фестиваль вратарского искусства имени Льва Яшина среди юных голкиперов. Отлично, что появилась табличка на его доме в Чапаевском. Но не зря же писали ветераны футбола в нашей газете: надо назвать одну из московских улиц именем Льва Яшина. Да и стадион "Динамо" тоже должен носить его имя.