Новости

Материалы "Юридической недели" подготовлены совместно с Ассоциацией юристов России

Президиум Ассоциации юристов рассмотрел несколько ключевых вопросов: реформу системы госзакупок, аккредитацию юридических вузов, учреждение новых премий для правоведов.

Студенты юрфаков должны быть готовы отвечать на неудобные и, главное, неожиданные вопросы общественных инспекторов.

Чиновников ждут другие испытания: система госзакупок будет реформироваться. Ассоциация юристов России проанализировала и в целом поддержала законопроект "О федеральной контрактной системе", призванный сделать систему государственных трат более разумной и эффективной. Главе государства направлено письмо с предложениями правоведов по совершенствованию документа.

Вопрос, что и как покупают наши ведомства, не праздный. Мы платим налоги не для того, чтобы они растекались неизвестно как. Если какая-то неприметная канцелярия закупает лимузин со встроенным джакузи для своего начальника, а скромная госконтора приобретает обычные скрепки по цене золотых, это перестает быть их внутренним делом. Поэтому было принято решение реформировать систему госзакупок. Правда, когда дело дошло до обсуждения конкретных вариантов реформы, разгорелся спор между двумя ведомствами - Министерством экономического развития России и Федеральной антимонопольной службой.

В ссоре рождается истина

Антимонопольное ведомство предлагает модернизировать существующий закон о госзакупках, который в разговорной речи специалисты называют просто - "94-й ФЗ". У знающего фраза автоматически вызывает шквал ассоциаций, хороших и плохих. По мнению представителей ФАС, 94-й закон не исчерпал себя, его можно и нужно совершенствовать. Он заметно усложнил жизнь тем чиновникам, кто привык отдавать своим людям выгодные контракты, наживаться на казенных поставках. Сколько сомнительных тендеров сорвалось из-за того, что обществу стали известны запросы чиновников? Уже не сосчитать. За пять лет, рассказывают представители ФАС, экономия бюджетных средств составила более триллиона рублей. Внедрение электронных аукционов, продолжают руководители службы, стало эффективным средством борьбы с картелями и коррупцией. Поэтому, считают они, закон должен жить, конкурсные процедуры - развиваться.

В свою очередь минэкономразвития предлагает отменить уже ставший культовым в определенных кругах 94-й ФЗ, а вместо него принять закон о федеральной контрактной системе. Главными становятся не торги и аукционы, а специальные контрактные службы, прогнозирование закупок, мониторинг контрактов и анализ результатов.

Доводы сторонников идеи просты: на аукционе, строго говоря, госзаказ должен получить тот, кто запросит меньшую цену. Допустим, одна фирма предлагает поставить ведомству хлеб за пять рублей, другая - за три. В теории победить должна "трехрублевая" фирма, но дешевый хлебушек не всегда лучший. Что, если он окажется черствым, с червями, вообще несъедобным? Платить слишком мало порой также неразумно, как и отдавать баснословные суммы. По мнению представителей минэкономразвития, соблюсти баланс поможет федеральная контрактная система.

Правоведы поддержали контракт

Ассоциация юристов России провела правовую экспертизу законопроекта о федеральной контрактной системе, чтобы рассудить спорящие стороны. Итоги обсуждения подвели на заседании президиума ассоциации.

- Мы продолжаем практику рассматривать очень важные, системные проекты законодательных актов, - заявил на заседании председатель АЮР Павел Крашенинников. - Причем заседание президиума - это заключительный этап обсуждения. До того законопроект изучили региональные отделения ассоциации, которые прислали нам свои доклады и заключения. Причем обсуждение проходило максимально гласно и открыто, чтобы обеспечить объективный и независимый взгляд.

Проект, разработанный минэкономразвития, рассматривался более чем 40 региональными отделениями ассоциации. Вердикт юридической общественности положителен для министерства: ставку надо делать на создание федеральной контрактной системы.

- При всех исторических достоинствах 94-го федерального закона, практика его применения выявила ряд проблем, - заявил сопредседатель АЮР Сергей Степашин. - Мы решительно поддерживаем инициативу высшего руководства страны по формированию федеральной контрактной системы.

По его словам, контрактная система должна служить инструментом проведения государственной отраслевой и региональной политики, ориентированной на обеспечение социально-экономических эффектов. Допустим, выделены деньги на развитие здравоохранения. Как их потратить, чтобы каждый рубль принес пользу? Руководители контрактной системы, по сути, должны стать рачительными хозяевами, планирующими государственные расходы. Чиновники будут не просто заявлять, мол, нужно столько-то компьютеров, столько-то бумаги и плюс немного принтеров, но доказывать, на что пойдет оборудование, как оно заработает, какой будет эффект. Допустим, ведомство планирует автоматизировать рабочие места чиновников, это сократит процедуры выдачи лицензий гражданам. Вроде банально, но дело хорошее.

Зато доказать необходимость строительства гостевого домика министерства с золотыми унитазами и антикварными кроватями, наверное, будет трудней. Особенно если обсуждение проекта будет проходить на виду у общественности. Для лучшего эффекта Сергей Степашин предложил создать в России агентство по контролю за госзакупками, аналогичное существующему в США. По его мнению, сделать это у нас можно на базе Росфиннадзора.

Офицеры присмотрят за пользой

В свою очередь заместитель министра экономического развития Алексей Лихачев выделил три, по его словам, принципиально важных момента законопроекта. Первое: система госзаказа предусматривается как единый цикл реализации госпрограмм до предъявления обществу результатов проекта. Второе: госзаказ открыт для общественного контроля. Третье: весь цикл предусматривает жесткую ответственность конкретных лиц, будь то поставщик или контрактный офицер-заказчик. Пока в проекте контрактная служба прописана как структурное подразделение заказчика, то есть ведомства или какого-то госучреждения. Контрактный офицер - работник контрактной службы, сопровождающий контракт.

- Он работает в замкнутой службе, не занимается ничем другим, персонально отвечает за исполнение контракта, - рассказал Алексей Лихачев.

Теоретически возможно создание единой контрактной службы, которая взяла бы на себя все госзакупки. Вопрос обсуждается. Кстати, в некоторых регионах уже создаются централизованные службы по госзакупкам.

Законопроект предусматривает контроль на трех этапах - при планировании, при размещении госзаказа (когда непосредственно выбирается подрядчик) и аудите, как потрачены деньги. На первом этапе, когда только обсуждаются возможные вложения, планируется подключать общественные организации и общественные советы. Предполагается также создать реестр недобросовестных заказчиков, который будет формироваться по согласованию с общественными советами. Как пояснил Алексей Лихачев, в реестр войдет и чиновник, как физическое лицо, который в одном регионе что-то натворил и приехал в другой. Все вокруг будут знать, что такого опасно подпускать к госзакупкам. Занесут в реестр и госорганизацию, к которой накопилось немало претензий. А по инициативе правоохранительных ведомств, как сообщил Алексей Лихачев, была создана рабочая группа по разработке проекта поправок в Уголовный кодекс, предусматривающего ответственность за нарушения (или точнее сказать - преступления) в сфере госзаказа.

- Я с волнением отношусь к возможным поправкам в Уголовный кодекс, - сказал Алексей Лихачев. - Прошу, когда они появятся, чтобы Ассоциация юристов России посмотрела их и оценила.

Студентов отправят на пересдачу

Другой не менее важный вопрос, который обсудили на президиуме, - повышение качества высшего юридического образования в России. АЮР уже аккредитовала ряд вузов, отвечающих, по мнению юридического сообщества, требованиям. Член президиума Ассоциации юристов России Михаил Барщевский предложил проводить и выборочные опросы студентов вузов.

- Как устроены помещения, все ли документы в порядке - это все хорошо, но нас интересует, какие знания есть у студентов, - сказал Михаил Барщевский.

По его словам, за последние дни он провел собеседование с выпускниками некоторых столичных юрфаков.

- Катастрофа полная, они ничего не знают, - сказал Михаил Барщевский. - Хочу сразу сказать, что выпускники МГЮА и юрфака МГУ сильно отличаются в лучшую сторону, это сильные школы. Однако в целом картина удручает.

Он привел в пример ответы пятикурсника малоизвестного в юридическом мире вуза. На вопрос, с какого возраста наступает дееспособность, студент ответил: с 21 года. Видимо, перепутал с возрастом, когда можно пить алкоголь в США. Зато уголовная ответственность, по версии будущего законника, наступает у нас с 18 лет. Михаил Барщевский предложил в ходе общественной аккредитации вузов проводить выборочные проверки студентов: ткнуть наугад в фамилию в списке, позвать и поговорить. Спрашивать не какие-то сложные вопросы, а базовые. По крайней мере, чем отличается Уголовный кодекс от Уголовно-процессуального, любой старшекурсник юрфака должен отвечать без подготовки.

цифра недели

120 млрд долларов составил объем госзакупок в России в 2010 году.

Последние новости