Новости

08.11.2011 06:45
Рубрика: Общество

На Кольском авралы отменяются

На технических базах, перешедших от ВМФ к "Росатому", разгребают радиоактивные завалы "холодной" войны

Первый снег, выпавший на Кольском побережье, быстро замел следы нашего скоротечного набега в губу Андреева и в Сайду. Но не смог, как ни старался, скрыть разительные перемены, что там уже произошли и происходят сейчас.

Береговые технические базы на Кольском полуострове, появившиеся вслед за созданием атомных подводных лодок и надводных судов с ядерными установками, изначально принадлежали Северному флоту и к концу 80-х стали едва ли не главной его головной болью. Многочисленные объекты и сооружения, спроектированные по стандартам и представлениям 50-х годов, да к тому же в спешке построенные или приспособленные, за три десятилетия их авральной по существу эксплуатации превратились в очаги радиационной и ядерной опасности.

Чтобы подчеркнуть, насколько серьезной была ситуация, приведу всего одну реплику заместителя министра атомной энергии России сразу после осмотра флотских БТБ на Кольском полуострове: "Ядерное топливо в губе Андреевой свалено как дрова..."

- Сейчас вы ничего похожего здесь не встретите, - уверяет нынешний руководитель объекта Александр Краснощеков. - Разве что на старых фотографиях - сохраняем их для сравнения: что было и что теперь...

 
Видео: Александр Емельяненков

Теперь в губу Андреева со стороны Печенгского шоссе ведет по сути новая дорога, аккуратно выложенная бетонными плитами, а на въезде встречает новенькое, как с иголочки, пожарное депо. Тут же оборудованный по последнему слову техники КПП, от которого в обе стороны расходятся пояса физзащиты, проложенные по всему периметру объекта. Раньше эту режимную территорию лишь фрагментарно обозначала ржавая "колючка" на покосившихся кольях...

- В 2001-м, когда только приняли объект у Северного флота, - рассказали сослуживцы Краснощекова, - на этой территории задерживали в месяц до ста человек - случайно забредших из любопытства или проникших сюда специально в надежде поживиться чем-то на заброшенной базе.

Постановление правительства РФ N 518 о передаче флотских БТБ в ведение "Росатома" подписал весной 1998 года Сергей Кириенко. И он же, оказавшись во главе атомной отрасли, организует его исполнение

Похитить топливо, даже имея такой умысел, они бы вряд ли могли, считает генеральный директор СевРАО, вице-адмирал в отставке Валерий Пантелеев. А вот заметно укоротить себе жизнь - вполне. Потому что облученное ядерное топливо, по словам Пантелеева, "само себя охраняет". Любые манипуляции с ним требуют не только тщательной подготовки персонала, но и специальных мер защиты, включая дистанционные манипуляторы, перегрузочные и транспортные контейнеры, приборы дозиметрического контроля и средства дезактивации.

- Безопасность, - не устает повторять при каждом подобающем случае глава "Росатома" Сергей Кириенко, - наш главный приоритет.

Этому правилу неукоснительно следуют и в СевРАО при планировании работ на потенциально опасных объектах в Гремихе, губе Андреева и в Сайде.

- Если существует хоть малейшее сомнение, что та или иная операция может быть выполнена безопасно, мы работу не начинаем, - утверждает Валерий Пантелеев.

Здесь уместно напомнить, что постановление правительства РФ N 518 о передаче береговых технических баз Военно-морского флота в ведение министерства атомной энергии подписал весной 1998 года в свою бытность премьер-министром Сергей Кириенко. И он же, оказавшись шесть лет назад во главе атомной отрасли, претворяет это решение в жизнь, организуя и контролируя его исполнение.

Тем же постановлением правительства была распределена ответственность за утилизацию атомных подводных лодок, выведенных из эксплуатации. А к концу 1997 года находились в отстое 122 АПЛ, в том числе 105 - содержались на плаву с невыгруженными активными зонами.

- Из-за физического износа более 30 снятых с эксплуатации АПЛ с ядерным топливом на борту потеряли герметичность цистерн главного балласта и угрожали затоплением с риском возникновения радиационных инцидентов, - откровенно признал первый заместитель генерального директора ГК "Росатом" Иван Каменских на конференции арктических государств в августе нынешнего года.

Высокая вероятность аварий на таких объектах, выведенных из боевого состава, по словам Каменских, приобрела масштаб национальной угрозы и вызывала вполне законное беспокойство в ряде европейских стран. Вот почему ускорение темпов утилизации списанных АПЛ было отнесено к важнейшим приоритетам России в экологической сфере и стало полем для широкого международного сотрудничества, о чем неоднократно рассказывала на своих страницах "Российская газета". Сегодня ограничимся лишь сухими фактами.

К этому дню приведены в ядерно-безопасное состояние 193 из 198 выведенных из состава ВМФ атомных подводных лодок, все надводные корабли с ядерными энергетическими установками и суда атомного технологического обслуживания. Завершена выгрузка отработанного ядерного топлива со всех выведенных из эксплуатации АПЛ Камчатского региона. На Северном флоте в 2009 году выполнена чрезвычайно сложная работа по извлечению отработавшей выемной части (ОВЧ) из реактора аварийной АПЛ с жидкометаллическим теплоносителем. В августе нынешнего года в Гремихе выгружен такой же реактор (с ЖМТ) из другой аварийной АПЛ (ранее блоки таких реакторных отсеков планировалось разместить на хранение без выгрузки ОВЧ).

Отработанное ядерное топливо, выгружаемое из реакторов, в плановом порядке вывозится с территории береговых баз на переработку. Из бывшей БТБ в поселке Гремиха уже вывезено 92 процента всего ОЯТ. В 2010 году первая партия отработанного топлива отправлена из губы Андреева на переработку.

Удаление ядерного топлива из списанных и аварийных АПЛ позволило утилизировать к этому времени на Северо-Западе России и на Дальнем Востоке 190 атомных подводных лодок. Как следствие, обнажилась другая масштабная проблема - что делать с реакторами и реакторными отсеками утилизированных АПЛ? Ведь их нельзя пустить в металлолом, как поступают с другими частями подлодки. Какое-то время эти "обрубки" в виде трехотсечных блоков (реакторный плюс два смежных - для обеспечения плавучести) содержались на плаву. В частности, в губе Сайда на Кольском полуострове. Но все понимали, что это решение промежуточное и явно вынужденное, от недостатка времени и средств...

А каким может и должно быть решение современное, мы смогли увидеть воочию, побывав на пусковом комплексе берегового долговременного хранилища - там же, в губе Сайда. Оно построено (а вторая и третья очереди продолжают строиться) при финансовой помощи правительства Германии и под авторским надзором их же специалистов.

ПДХ в Сайде рассчитан на хранение 120 реакторных отсеков подводных лодок, 54 отсеков надводных кораблей и судов обеспечения. Уже сейчас здесь поднято с воды, подготовлено к длительному хранению и размещено на твердом основании 40 реакторных отсеков. Аналогичный пункт создается и на мысе Устричный в Приморском крае - для размещения реакторных отсеков с АПЛ Тихоокеанского флота.

прямая речь

Валерий Пантелеев,

вице-адмирал в отставке, генеральный директор ФГУП "СевРАО":

- Главная задача в губе Андреева - убрать отсюда ядерное топливо, которое содержится в ненадлежащих условиях, и отправить его для переработки и дальнейшей утилизации. Ради этого тут создана и продолжает создаваться необходимая инфраструктура. Это и цех по обращению с ядерным топливом, и цеха для работы с твердыми и жидкими радиоактивными отходами, и причал, который уже полностью готов - осталось только установить на нем кран. По соседству с причалом заложена площадка для промежуточного хранения транспортно-упаковочных контейнеров.

После того, как уберем отсюда ядерное топливо, настанет черед твердых радиоактивных отходов. Их надо будет привести в компактное состояние и отправить морем в губу Сайда для контролируемого хранения. Нам же предстоит убрать и все жидкие РАО - которые есть сейчас и те, что образуются в результате предстоящих работ. А затем уже начнется в полном смысле этап реабилитации этой территории.

Планируется убрать, насколько это будет возможно, радиоактивно загрязненный грунт, демонтировать все ранее построенные бетонные сооружения. В том числе и те самые, временно приспособленные емкости, в которых сейчас находится отработанное ядерное топливо. В конце концов надо будет разобраться и с пресловутым "пятым зданием", в котором это топливо содержалось на начальном этапе.

Совместно с нашими иностранными партнерами прорабатывается несколько вариантов. Самый первый - заполнить все внутренние пространства бетоном и так оставить - не был принят. В том числе из опасений, что перетяжеленное здание может, образно говоря, "сползти" в залив. Сейчас обсуждается другое предложение - верхние конструкции здания разобрать, а нижнюю, заглубленную, часть по возможности очистить, заполнить низкоактивными ТРО и забетонировать. Третий вариант - полностью разбирать пятое здание. Помимо сроков, трудозатрат, радиационных рисков есть еще и цена вопроса. Поэтому будем искать вариант, со всех точек зрения приемлемый.

После того, как все уберем, здесь еще какое-то время будет оставаться охрана. До уровня, который не опасен для пребывания человека, эту территорию доведем, я думаю, лет через десять - двенадцать, если за точку отсчета принять начало активной фазы работ по вывозу отсюда ядерного топлива.

Как дальше будут использовать это место и построенный здесь причал, - гадать не берусь. Но вполне допускаю, что на этих площадях могут разместить рыбоперерабатывающий или консервный завод. Или, например, что-то связанное с переработкой мусора - ведь проблема такая существует и на Кольском полуострове.

Общество Экология Экономика Отрасли Энергетика Компании Госкорпорации Росатом Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Мурманская область Видео дня РГ-Видео РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники