Новости

15.11.2011 00:40
Рубрика: Культура

Фурцева в жизни и в кино

Что нужно знать о министре культуры СССР, прежде чем смотреть о ней сериал

С 14 ноября в эфире Первого канала начался показ многосерийного фильма "Фурцева. Легенда о Екатерине".

Это историческая мелодрама о Екатерине Алексеевне Фурцевой - женщине, достигшей в СССР вершин власти (министром культуры страны она была 14 лет). От провинциальной девчонки до хозяйки Москвы, члена правительства... И жизнь, и смерть Екатерины Алексеевны окутаны мифами и легендами, которые вспоминаются и по сей день.

В прошлом году в России отмечалось столетие со дня рождения Екатерины Алексеевны. К этой дате тот же Первый канал представил трехсерийную ленту Олега Штрома "Екатерина III". А на канале ТВ Центр показывали фильм из цикла "Кремлевские тайны" - "Екатерина Фурцева. Горло бредит бритвой". Автор и ведущий - Леонид Млечин. Он же - автор картины "Екатерина Фурцева. Женщина в мужской игре". И это далеко не все картины, которые Леонид Млечин посвятил загадочной судьбе Екатерины Алексеевны. Более того, в серии ЖЗЛ издательства "Молодая гвардия" вышла книга Леонида Млечина "Фурцева". Вот почему перед началом показа нового сериала "РГ" обратилась именно к этому автору - кто как не он поможет телезрителю разобраться, где правда, а где домысел, и что стоит знать о такой необыкновенной женщине, которой была Екатерина Фурцева, и ее исторической роли в развитии нашей страны.

Сусанна Альперина

компетентно

Леонид Млечин:

Екатерина Фурцева "Мои портреты тоже носили, а теперь сижу с вами"

Екатерина Алексеевна Фурцева была первой женщиной, которая входила в состав руководства страны. Она принадлежала к числу тех немногих, кто определял судьбу нашего государства. Фурцева пробила себе путь в обществе, которое не поощряло стремительные женские карьеры. Но отчего она попала в опалу и, не справившись с эмоциями, пыталась уйти из жизни? Реальная история жизни Фурцевой скрыта за множеством мифов…

Екатерина Алексеевна Фурцева родилась 24 ноября (7 декабря по новому стилю) 1910 года в городе Вышний Волочек Тверской губернии. Ее отец, Алексей Гаврилович, рабочий-металлист, был призван в царскую армию, как только началась мировая война, и погиб в первых боях. Алексея Гавриловича девочка практически не помнила. И тем не менее, именно потеря отца - травма, наложившая отпечаток на всю дальнейшую жизнь Екатерины Алексеевны. Она боялась быть брошенной, отвергнутой, оставленной. Мать, Матрена Николаевна, больше не вышла замуж, в одиночку растила сына и дочь. Она была женщина с темпераментом и характером. Екатерина Алексеевна унаследовала от матери характер, внутреннюю силу. И все же тщательно скрываемое чувство беспомощности осталось в ней навсегда. Кирпичный барак, где выросла Екатерина Фурцева, стоит и по сей день.

В 1925 году она закончила семилетку и поступила в школу фабрично-заводского ученичества, выучилась на ткачиху. В пятнадцать лет стала к станку, потому и закрепилось за ней обидное для нее, будущего министра культуры, прозвище "ткачиха". Екатерине Алексеевне всегда будут поминать работу за станком - причем высокомерно-презрительно, хотя ничего, кроме уважения и сочувствия, необходимость рано начать трудиться не вызывает.

Мама, я летчика люблю

Физически хорошо развитая, ловкая, спортивная, Екатерина Фурцева вполне соответствовала ожиданиям эпохи. Правда, двадцатые и тридцатые годы - время пуританства. Сексуальность - не тема для обсуждения. А она не в силах скрыть своей женственности, желания любить и быть любимой. Вот и будет она разрываться между желанием ни в чем не уступать сильному полу и неосознанным стремлением встретить настоящего мужчину.

Екатерина Фурцева быстро оказалась на руководящей комсомольской работе. Добилась, чтобы ее отправили на Высшие академические курсы "Аэрофлота". Правда, распределение после курсов оказалось не ахти каким удачным. Фурцеву отправили в Саратов помощником начальника политотдела авиационного техникума по комсомолу. Зато здесь она влюбилась в летчика Петра Ивановича Биткова. В тридцатые годы пилоты, окруженные романтическим ореолом, пользовались у женщин особым успехом. К тому же инструктор летного звена Петр Битков, рассказывают, был видным, интересным мужчиной.

В Саратове молодая семья не задержалась. В 1936 году летчика Биткова перевели в политуправление гражданской авиации, и молодая семья перебралась в Москву. Фурцевой тоже нашли работу в столице - взяли в ЦК комсомола инструктором отдела студенческой молодежи. Она попала в ЦК комсомола в разгар репрессий, которые фактически блокировали нормальную работу всех учреждений и институтов страны. В 1937 году шли аресты руководителей комсомола, но она быстро ушла из ЦК. Ее направили учиться в Московский институт тонкой химической технологии имени М.В. Ломоносова. Студентку с опытом политической работы избрали секретарем парткома института, так что учеба отошла на второй план. Диплом о высшем образовании инженер-химик Фурцева получила в 1941 году, накануне войны.

Служебный роман с секретарем райкома

Начало Великой Отечественной для Фурцевой оказалось вдвойне трагическим. Ее муж в первые дни войны отправился на фронт. Но ушел он и из семьи, хотя именно во время войны у них появился долгожданный ребенок. Екатерина Алексеевна мечтала о детях, а забеременела только после одиннадцати лет жизни в браке. Как и многое в жизни Фурцевой, обстоятельства, связанные с рождением дочки, обросли мифами. Поговаривали, будто и не муж вовсе был отцом ребенка, поэтому-то оскорбленный Петр Битков и ушел из семьи… Рассказывают и другое. Петр Иванович, как это случилось со многими ушедшими в армию молодыми мужчинами, надолго оторванными от жен, встретил на фронте другую женщину и влюбился. Это больше похоже на правду, потому что от дочки Петр Иванович не отказывался, напротив, сохранил к ней отцовские чувства до конца жизни.

Напуганная одиночеством и неопределенностью, Екатерина Алексеевна была готова избавиться от ребенка. На помощь пришла мать. Матрена Николаевна приехала к ней и до конца дней оставалась с Екатериной Алексеевной.

1942 год был для Екатерины Алексеевны памятным во всех отношениях. У нее родилась дочь Светлана, и ее приметил первый секретарь Фрунзенского райкома партии Петр Владимирович Богуславский и взял к себе в аппарат. Так началась партийная карьера Фурцевой, которая приведет ее на вершину власти. У Фурцевой сложились особые отношения с Богуславским. Говорят, Петр Владимирович ценил не только ее деловые, но и женские достоинства, что не удивительно: молодая Фурцева была очень хороша - яркая, стройная, с бурным темпераментом. Трудно обсуждать то, что произошло между Петром Владимировичем и Екатериной Алексеевной. Они сами не рассказывали. Служебные романы похожи один на другой, как две капли воды… Общая работа сближала и доставляла удовольствие. Но едва ли такой роман может долго устраивать женщину. Мужчина счастлив иметь и жену, и любовницу. А женщины не хотят вечно оставаться в этой роли. Им нужна настоящая семья. Так что, служебные романы заканчиваются, как только мужчина и женщина перестают работать вместе…

"Я должна рапортовать товарищу Сталину"

Когда после войны партийный аппарат очищали от евреев, Петра Богуславского отправили учиться. Его место в райкоме заняла Фурцева. Партийный аппарат практически полностью был мужским. Она научилась не робеть в мужском коллективе, не смущалась шуточкам известного свойства, могла прилично выпить и при необходимости послать по матушке. При этом не забывала, что привлекательная женщина обладает и другими средствами воздействия на мужской коллектив. Красивая и приветливая женщина держалась непринужденно, без начальственной позы, но по-хозяйски уверенно.

В столичном городе ее ценили как мастерицу массовых мероприятий. Шла ли речь об очищении районного аппарата от выходцев из Северной столицы в разгар мрачного "ленинградского дела", или о пропагандистском обеспечении столь же позорного "дела врачей", Екатерина Алексеевна неизменно опережала коллег-секретарей. Она, например, требовала от институтов, расположенных в районе, "к 1 мая изобрести вакцину и полностью ликвидировать рак, к 7 ноября выпустить действенный препарат против туберкулеза. Изучаете детскую корь? Поработайте так, чтобы к следующему бюро райкома кори не было..." (см. выпущенную столичным архивным управлением книгу "Партийный губернатор" Москвы Георгий Попов"). - Я должна первая рапортовать товарищу Сталину о наших победах, - повторяла секретарь райкома Фурцева.

Хозяйка Москвы

Хрущев высоко оценил Фурцеву и сделал ее в 1954 году хозяйкой Москвы. Ни одна женщина до нее не возглавляла столь крупную партийную организацию. Женщин на высоких постах было совсем немного. В отношении Хрущева к Фурцевой не было ничего личного, что бы тогда ни говорили. Никита Сергеевич хранил верность жене и с особами другого пола устанавливал исключительно деловые отношения.

Екатерина Алексеевна взялась наводить порядок в городе. На пленуме горкома честно сказала, что руководителей города пустые полки мало волнуют:

- Вся беда в том, что мы сами не ходим, не покупаем эти вещи, за нас ходят и покупают. Поэтому мы слишком поздно об этом узнаем, а нас вспоминают покупатели нехорошими словами. Возмутительные факты в аптеках - ваты нет! В феврале - марте в аптеках не было льда. Больницы и поликлиники обращались в аптеки, гипса не было. Горчичников нет! Минеральной воды в аптеке не видно. Почему? Я скажу - вы проезжаете мимо этих учреждений на машинах, поэтому не знаете положения…

О грязи на улицах Екатерина Алексеевна говорила с гневом и возмущением:

- У нас есть решения о создании детских площадок, а во дворах лужи, гнилая вода, и ребятишки вокруг этих луж ходят… Нельзя же так по-хамски относиться к москвичам…

Служебную удачу дополнило найденное, наконец, личное счастье. Когда Екатерина Алексеевна работала в московском партийном аппарате, то влюбилась в коллегу-секретаря - Николая Павловича Фирюбина. Его считали капризным и избалованным женским вниманием. Роман Фурцевой и Фирюбина был предметом пересудов в Москве. В те времена разводы не поощрялись. Женщина должна была исполнять одну роль - самоотверженной жены и матери. Любовница - понятие отрицательное. Николай Павлович не спешил рвать с прежней жизнью, уходить из семьи. Екатерина Алексеевна переживала. Когда брак стал возможным, Екатерина Алексеевна была счастлива. Едва Екатерина Алексеевна и Николай Павлович стали жить вместе, как вмешалась большая политика. Фирюбина отправили послом в Чехословакию. Потом перевели в Белград. Посла всегда сопровождает жена. Но Екатерина Алексеевна не пожелала пожертвовать карьерой и отказаться от своей роли хозяйки Москвы. Она переживала, не хотела отпускать надолго молодого мужа, но и с ним не поехала. Конечно, Николай Павлович предпочел бы видеть жену рядом. Но быть женатым на самой Фурцевой - это тоже льстило его самолюбию. Екатерину Алексеевну можно было назвать первой дамой страны, поскольку жены руководителей государства оставались в тени.

Взлет и падение

ХХ съезд партии сыграл особую роль в жизни нашей страны. Для Екатерины Алексеевны съезд оказался вдвойне важным - она была вознесена на вершину политической власти. На организационном пленуме Центрального комитета 27 февраля 1956 года Хрущев сделал ее секретарем ЦК и кандидатом в члены президиума. Никита Сергеевич не зря считал Фурцеву своим человеком и продвигал. Екатерина Алексеевна пришла на помощь Хрущеву, когда летом 1957 года "старая гвардия" - Молотов, Маленков, Каганович и Булганин - решила свергнуть Никиту Сергеевича. Хрущев превратил своих противников в "антипартийную группу" и изгнал их из президиума ЦК. Освободившиеся места заняли те, кто поддержал Никиту Сергеевича.

29 июня 1957 года он сделал Екатерину Алексеевну Фурцеву полноправным членом президиума ЦК. В следующий раз женщина войдет в состав политбюро уже при Горбачеве. В качестве подарка Хрущев вернул Екатерине Алексеевне мужа, назначил Николая Фирюбина заместителем министра иностранных дел. Всего три года Фурцева пребывала на вершине власти. Низвержение с олимпа стало для нее полной неожиданностью. 4 мая 1960 года она лишилась поста секретаря ЦК КПСС. Хрущев распорядился назначить ее министром культуры. Но еще год с лишним, до ХХII съезда партии, Фурцева оставалась членом президиума ЦК. Возможно, рассчитывала, что опала будет недолгой. А может, полагала, что Никита Сергеевич хотя бы сохранит за ней партийное звание. Тогда и министерский пост не страшен. Главное - участвовать в заседаниях президиума ЦК, где решаются все важные вопросы.

Но на съезде в состав президиума ЦК ее уже не включили. Для нее это был страшный удар. Рассказывали, что, вернувшись домой, Фурцева закрылась в ванной. Подруга пришла к ней в гости и удивилась, что ей не открывают. Забила тревогу. Взломали дверь и обнаружили Фурцеву, истекающую кровью. Ее удалось спасти… Кое-какие надежды вспыхнули у Фурцевой, когда в 1964 году Хрущева сняли со всех должностей. Но Леонид Ильич Брежнев ее не жаловал и на партийную работу не вернул. Екатерина Алексеевна до конца жизни не смирилась с падением. Сказала однажды в сердцах Юрию Петровичу Любимову, главному режиссеру Театра на Таганке:

- Вы думаете, только у вас неприятности? Мои портреты ведь тоже носили, а теперь, вот видите, сижу тут и с вами говорю.

Патриотизм пьяного слесаря

В партийном руководстве тех лет все были догматиками. Но Екатерине Фурцевой катастрофически не хватало общей культуры и образования, поэтому ее выступления на идеологические темы производили особенно мрачное впечатление. С 28 июля по 11 августа 1957 года в Москве проходил Всемирный фестиваль молодежи и студентов, ставший огромным событием. Никогда еще не было такого широкого и практически неконтролируемого общения с иностранцами. Начальство само было напугано и пугало других. Накануне фестиваля Екатерина Алексеевна предупреждала московских чиновников:

- Есть слухи, что завезут инфекционные заболевания. Начали проводить прививки. В то же время было четыре случая каких-то уколов в магазинах, когда девушка стояла в очереди за продуктами, подходит человек, в руку делает укол. Пострадавшие находятся в больнице, состояние их хорошее. Это делается врагами, чтобы создать панику вместо торжества… Главное, что мы недооцениваем советских людей, их патриотизм. Зимой приезжала делегация американцев, среди делегатов был корреспондент-разведчик. Идут по Москве и видят пьяного. Корреспондент его сфотографировал, поинтересовался, кто он такой, обратился к нему на ломаном русском языке: "Где работаете, сколько зарабатываете, вид не очень приличный, плохо, наверное, живете". На это рабочий ответил: "Живу я очень хорошо, у меня жена, семья, все обеспечены, даже на водку деньги остаются. Пойдемте ко мне в гости, я вас угощу". Когда наши представители пошли к этому рабочему узнать, кто он, оказалось, что он простой слесарь-ремонтник, живет на восьми метрах в полуподвальном помещении с семьей в пять человек. После этого мы ему дали квартиру. Человек в пьяном виде мог так отпарировать. Наши люди - более патриотичны, чем другие нации…

К ней можно было прийти

В руках министра была немалая власть. Но каждое решение таило в себе угрозу для карьеры. Партийные чиновники, когда речь шла о культуре и искусстве, были невероятными ретроградами. И распекали министра за ошибки и промахи подведомственных ей мастеров культуры.

Постоянной головной болью становились праздничные концерты для большого начальства. Решая, кто выступит перед высоким начальством, Фурцевой приходилось учитывать множество факторов, в первую очередь вкусы членов политбюро, иногда взаимоисключающие. Аркадий Райкин и Роман Карцев на правительственном концерте собирались показать миниатюру "Авас", герой которой - выходец с Кавказа. Над ней хохотала вся страна. В последний момент министр культуры остановила Райкина:

- Аркадий Исаакович, "Аваса" играть нельзя - в зале Мжаванадзе.

Василий Павлович Мжаванадзе был первым секретарем ЦК компартии Грузии. Боялись обидеть его кавказским акцентом. Пришлось срочно менять репертуар.

Екатерине Алексеевне не хватало образования и кругозора. В определенном смысле она так и осталась секретарем райкома. Но постепенно прониклась интересами театра и, шире говоря, искусства, чаще брала сторону не чиновников, а людей творческих. К ней можно было прийти, поговорить по душам, и она была готова выслушать, понять и помочь. И защитить.

- Интересная женщина, - вспоминал ее Юрий Никулин. - Может, не шибко умная. Но она спасла "Кавказскую пленницу". Этуш играл в этом фильме роль "товарища Саахова". А парторга "Мосфильма" фамилия была Сааков. И начальство уперлось: надо переозвучивать фильм! Я отправился на прием к Фурцевой. Без десяти десять утра стою в коридоре у ее приемной. Она улыбнулась: "О, какими судьбами?" Я рассказал всю эту историю. Фурцева схватила телефон, связалась с директором студии: "Это что за идиотство?" Тот ей ответил: что вы, что вы, никто и не ставил так вопрос, видимо, какое-то недоразумение, фильм уже готов и скоро выйдет на экраны.

Несмотря на цензуру

Екатерина Алексеевна руководила министерством культуры четырнадцать с лишним лет, до самой смерти. Оценивают ее роль по-разному. Идеологическая ситуация в стране, атмосфера запретов практически ставили крест на всем, что казалось опасным отступлением от генеральной линии. Желающих запретить было множество, а брать на себя ответственность и разрешать никто не хотел. Большинство решений принималось в тиши кабинетов. Фурцева же в силу должности оказалась на авансцене, и о запретах объявлять приходилось ей самой.

Екатерина Алексеевна не была держимордой. Помимо партийных установок часто руководствовалась личными симпатиями и антипатиями. Главный режиссер театра "Современник" Олег Николаевич Ефремов к пятидесятилетию Октябрьской революции поставил пьесу Михаила Филипповича Шатрова "Большевики". Цензура ее запретила. Министр культуры взяла на себя смелость разрешить спектакль. Полгода - невиданное дело! - спектакль шел без разрешения цензуры.

Сложнее всего Екатерине Алексеевне приходилось с Театром на Таганке, где главным режиссером был Юрий Петрович Любимов. "На заре театра, - рассказывал поэт Андрей Вознесенский, - Ю.П. Любимов вместе с министром культуры Е.А. Фурцевой и ее приближенными, обходя здание, ввел ее в свой кабинет и показал на только что оштукатуренные стены: - А здесь мы попросим расписываться известных людей… Разрумянясь от шампанского, министр захлопала в сухие ладошки и обернулась ко мне:

- Ну, поэт, начните! Напишите нам экспромт!

Получив толстый фломастер, я написал поперек стены: "Все богини - как поганки перед бабами с Таганки!" У Юрия Петровича вспыхнули искры в глазах. Министр передернулась, молча развернулась и возмущенно удалилась. Надпись потом пытались смыть губкой, но она устояла".

Миллиончик беззащитной женщине

Екатерина Алексеевна поддерживала идеи международного культурного обмена, хотела, чтобы советский зритель видел лучшие образцы мирового искусства, а мир - восхищался достижениями отечественных мастеров. Ирина Александровна Антонова, директор Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, вспоминала: "У нее была страсть к масштабным проектам. Вывезла шедевры Эрмитажа, Третьяковки, Русского и Пушкинского музеев в Японию без страховки под личную ответственность - она умела рисковать".

Фурцева привезла в Москву "Джоконду" и французских импрессионистов. Благодаря Фурцевой в Советский Союз приехал итальянский театр Ла Скала, дирижировал Герберт фон Кароян. А Большой театр отправился в Милан. В Ла Скала по соглашению с министерством культуры стажировались советские певцы.

На заседании президиума Совета министров обсуждался вопрос о строительстве нового здания цирка на Ленинских горах. Для завершения стройки нужен был дополнительный миллион рублей, но исполком Моссовета не хотел его выделять. - Нигде так плохо не относятся к строительству большого, оборудованного по последнему слову техники цирка, как в Москве, - говорила Фурцева. - Неужели товарищам из Мосгорисполкома не стыдно тянуться в хвосте у других? Стройку, которую можно было бы закончить за два-три года, стремятся растянуть на десятилетие. Товарищи члены президиума, у вас у всех есть дети, внуки. Неужели они не донимают вас - когда же, наконец, выстроят новый цирк? Добавьте мне миллион, и я вас всех вместе с ребятишками приглашу в декабре будущего года на его открытие!

Фурцева обратилась к главе правительства Косыгину:

- Алексей Николаевич, товарищи мужчины-министры, я - слабая, беззащитная и единственная среди вас женщина. Ну, пожалуйста, дайте мне миллиончик! Чего вам стоит? И я дострою цирк в будущем году. Все рассмеялись. Косыгин заранее решил, что даст дополнительные деньги, чтобы покончить с долгостроем, мимо которого он каждый день ездил на дачу. Откликнувшись на ее слова, заключил:

- Никто из мужчин-министров не возражает, если добавить слабой, беззащитной женщине миллион?

Дачная история

Екатерина Фурцева всегда очень хорошо выглядела, следила за собой. Делала гимнастику, научилась играть в теннис (тогда еще не такой модный). Рассказывают, что, узнав о французском препарате "градицин" (для похудания), она его раздобыла и принимала, несмотря на побочный эффект - головокружения.

Хорошо одеться даже министру было непросто. Конечно, ее обслуживало ателье управления делами Совета Министров, но ей хотелось выглядеть оригинально. Не забывала, что она - единственная женщина-министр в стране. Конечно, красивые вещи везли из-за границы. Фурцева, по словам певицы Галины Вишневской, охотно принимала подношения от артистов. Женщины в министерстве не без зависти шептались, что Фурцева сделала пластическую операцию (что было тогда редкостью) и сразу улетела в Сочи. Когда вернулась загоревшая и отдохнувшая, никто и не заметил, что она преобразилась с помощью медицины.

Уже не в юном возрасте Екатерина Алексеевна продолжала волновать мужское воображение. Фурцевой всегда хотелось доказать, что ей под силу все, на что способны мужчины. Она умудрялась выглядеть одновременно женственной и сильной. Ей, возможно, нравилось унижать мужчин и утверждать естественное превосходство женщин. С годами, когда жизнь перестала ладиться, она стала злоупотреблять горячительными напитками. Говорили, что пить она не умела, быстро пьянела. Вечерами у нее в министерстве собиралось ближайшее окружение. Они охотно составляли ей компанию, а заодно выпрашивали у министра то, что им было нужно.

В 1972 году умерла мать, Матрена Николаевна, у которой министр по струнке ходила. Екатерина Алексеевна зависела от матери, нуждалась в ее постоянном одобрении. Говорят, что девушки выходят замуж за своих отцов, то есть инстинктивно ищут мужчину с привычными чертами характера. Фурцева же, пожалуй, вышла замуж за свою мать! Мать ушла в мир иной. Дочь выросла, жила отдельно и самостоятельно. Муж остался самым близким человеком, который всегда рядом. С кем, как не с ним, делить свои чувства, секреты? А в нем проявляются неприятные черты - эгоцентризм, требовательность, жестокость, стремление добиться своего во что бы то ни стало. Самый ужасный момент наступил, когда она почувствовала, что внимание к ней и забота о ней стали испаряться. Муж ее разлюбил? Николай Павлович о своих отношениях с Екатериной Алексеевной не рассказывал. Во всяком случае публично. Он умер еще до того, как журналисты получили возможность задавать личные вопросы. А у Екатерины Алексеевны и без того возникли серьезные проблемы.

Началось с того, что она занялась постройкой собственной дачи и попросила о помощи "подведомственные учреждения". Желающих посодействовать министру строительными материалами и рабочей силой оказалось множество. Кто-то из посвященных, как водится, написал донос: Фурцева, нарушив государственную дисциплину и партийную этику, приобрела по льготным ценам строительные материалы в Большом театре. Брежнев вроде бы решил Фурцеву не наказывать, удовлетвориться тем, что отправить на пенсию. А она сказала одной из подруг:

- Что бы там ни было, что бы про меня ни говорили, я умру министром. Так и случилось…

Израненная душа

24 октября 1974 года в Кремле был прием. Вечером заехала к дочери. - Почему у тебя грустный голос? - спросила Светлана. - Тебе показалось. Больше Светлана уже не увидит ее живой…

Теперь уж не узнать, что именно произошло поздним вечером, когда Фурцева вернулась домой. Говорят, что именно в тот день стало известно, что ее ждет пенсия, а Николай Павлович встретил другую женщину. Екатерина Алексеевна не выдержала двойного удара. Тоскливая жизнь брошенной мужем пенсионерки была не по ней... Не так-то просто обрести покой израненной душе. Глубоко в ее душе сидел страх потери самого близкого человека. Понимала: подруги исчезнут, как только она перестанет быть министром. У дочери своя жизнь… Казалось, ее ждет жизненная катастрофа.

После полуночи Светлане позвонил Николай Павлович Фирюбин:

- Мамы больше нет.

Когда приехали дочь с мужем, в квартире еще находилась реанимационная бригада. Доктор пытался успокоить Светлану:

- Даже если бы это случилось в больнице, врачи не смогли бы помочь. Диагноз - острая сердечная недостаточность.

Одни говорили, что Екатерина Алексеевна отправилась в ванную и приняла горячий душ после немалой дозы алкоголя. Последовал сердечный спазм и… Другие уверяли, что она проглотила горсть люминала… Все это слухи. Но по Москве пошли разговоры о том, что она вновь решила покончить с собой. И на сей раз попытка удалась.

Прощание с министром культуры устроили в новом здании МХАТа, к строительству которого она приложила столько усилий. Поминки - в Доме актера. Лучше всех сказал писатель Константин Михайлович Симонов, которого Фурцева когда-то разносила на секретариате ЦК:

- Екатерина Алексеевна всегда имела смелость сказать "да" - и делала все, чтобы поддержать, помочь новому, порой только пробивающемуся. Имела смелость сказать "нет", и ее поступки всегда соответствовали сказанному. Так говорить и поступать могла только большая, светлая личность…

Ее первый муж, Петр Битков, говорил дочери на похоронах, что всю жизнь любил только Екатерину Алексеевну. Он ненадолго ее пережил. С годами о Фурцевой говорят все лучше и лучше. Дурное забылось. Остались воспоминания о живом и душевном человеке.

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Женщины в мировой истории РГ-Фото Фото дня
Добавьте RG.RU 
в избранные источники