Новости

17.11.2011 00:40
Рубрика: Власть

Автор строгого режима

Для конструкторов самолетов, турбин и спутников могут ввести уголовную ответственность за аварии

Прервать череду аварий не только на транспорте, например в авиации, но и в других отраслях экономики должны помочь поправки в законодательство, которые сейчас готовит Торгово-промышленная палата вместе с экспертами и участниками рынков.

Об этом "РГ" сообщил заместитель председателя комитета по интеллектуальной собственности ТПП, доктор экономических наук Борис Леонтьев.

Речь идет о давно заведенном в других странах правиле: изобретатели и правообладатели патентов, новых технологий становятся прямыми соучастниками аварий и катастроф. И отвечают за них вплоть до уголовной ответственности.

Борис Леонтьев: На этом принципе, кстати, развивалась вся мощная индустрия в СССР. Новую сложную технику в процессе производства и эксплуатации сопровождали авторы и разработчики. Изготавливать ее или проводить ремонт без такого надзора считалось серьезным нарушением. В нынешнем законодательстве эту норму не воспроизвели.

Российская газета: Забыли?

Леонтьев: Нет. Главная подоплека - финансовая. За авторский надзор нужно платить, а для производителей и тех, кто эксплуатирует технику, это дополнительные затраты. Поэтому норма авторского надзора стала добровольным волеизъявлением сторон. Договорятся - будет надзор, нет - значит, нет.

И что в итоге мы получили? Во-первых, когда изготовитель самолета, вертолета, космического корабля, парохода или колбасы, которая тоже является техническим изделием, отказывается от авторского надзора, то он чаще всего изменяет конструкторскую документацию, проект и само авторское изделие. Автор, как родитель, оторван от своего ребенка, который развивается без него непредсказуемо.

Во-вторых, при ремонте техники изношенные детали зачастую заменяют на контрафактные самоделки как более дешевые.

Без авторского надзора изделие ждет судьба самоделки

В-третьих, без авторского надзора каждое предприятие само себе пишет ТУ (технические условия), по которым оно работает и выпускает продукцию. Именно поэтому всеми любимую колбасу "Докторскую" сегодня производят полтысячи предприятий по своим индивидуальным рецептам. И есть эту колбасу зачастую можно лишь от голода и бедности. В-четвертых, профилактика, диагностика техники. Мы считаем, что раз в год, в полгода их должны проводить и авторы, и разработчики проекта.

РГ: Насколько известно, во всех развитых странах процедура авторского надзора обязательна.

Леонтьев: Более того, автор и правообладатель патента являются юридически ответственными лицами. Например, в Германии несколько лет назад на полном ходу у поезда развалилась колесная пара. На нее был зарегистрирован патент, по которому она должна обладать достаточным запасом прочности. Но случилась катастрофа, погибли 200 человек. Спустя месяц пожизненный срок получил правообладатель патента, который до этого получал большие вознаграждения от заложенной в его патенте экономии металла.

РГ: Но патент на изобретение действует 20 лет, а далее он становится общественным достоянием, которым может пользоваться каждый, не платя за это. Аварии, мы знаем, происходят и с техникой, где патенты устарели. Как здесь быть?

Леонтьев: Это наша вторая беда, связанная с законодательством по интеллектуальной собственности. Когда патенты на утюги, самолеты и колбасу перестают действовать, это вовсе не значит, что их можно менять и вносить в них свои ноу-хау. Иначе это будут другие изделия, которые либо также имеют своих авторов, либо их следует патентовать как новые.

Всех раздражает, что любимые конфеты "Мишка на севере", потрясающие наши бисквитные и другие кондитерские изделия куда-то исчезли, хотя названия остались, а вот качество - отнюдь! Все это связано с отсутствием закона "Об общественном достоянии", который есть во Франции, США, Японии, Китае, Германии, Великобритании. Он также касается библиотек, музеев, баз данных, учебных заведений, информационных фондов и любых исторических памятников.

Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС) эту проблему поднимала не раз. Экономически развитые страны сегодня приступают к обновлению этих законов в связи с тем, что они напрямую связаны с безопасностью их граждан, утечкой национального достояния за рубеж и его дискредитацией.

РГ: И что вы предлагаете, чтобы переломить ситуацию и сделать нашу жизнь более безопасной?

Леонтьев: Во-первых, в Гражданском кодексе нужно ввести раздел по авторскому надзору и ответственности правообладателей патентов, ноу-хау и технологий за потребительские свойства всех товаров и услуг в течение гарантированного ими срока.

Во-вторых, надо дополнить Закон "О техническом регулировании. Технические условия (ТУ), действующие на предприятии, должны утверждаться не директором предприятия, а генеральным разработчиком базового проекта. Например, самолета, парохода, автомобиля, космического корабля, электропоезда и так далее. У нас есть статья 77 части четвертой Гражданского кодекса, где введено понятие "единые технологии". Благодаря этому ТУ нужно согласовывать не с десятками и сотнями авторов изобретений, используемых в новом самолете, а с одним - правообладателем "единой технологии", например, с главным конструктором проекта. И после этого строго требовать от изготовителя и эксплуатанта соблюдения требований ТУ, вплоть до привлечения к уголовной ответственности. Эта мера, по нашим расчетам, как минимум вдвое снизит количество техногенных аварий и катастроф.

В-третьих, авторский надзор должен быть не только в сфере техники, но и в творческой, законодательной деятельности. Я считаю, что все федеральные законы должны иметь авторство.

В-четвертых, авторский надзор можно запустить на рынок через саморегулируемые отраслевые организации. Тем более что такие полномочия им дает Закон "О техническом регулировании".

Власть Право Гражданское право Фонды, ассоциации и союзы Торгово-промышленная палата России Защита авторских прав